Православные храмы

Храм иконы Божией Матери «Знамение» (на Севастопольской площади)

Первый камень на возведение храма в честь иконы Божией Матери…

Никольский собор Покровского монастыря

Крупнейший по размерам храм Киева, сооруженный в 1896—1911 гг.…

Свято-Троицкий храм (на Батыевой горе)

Рабочий поселок на Батыевой горе возник на рубеже ХІХ — ХХ вв. и…

Публикации

Слава и гордость Новгорода-Северского

История Новгорода-Северского насчитывает 1000 лет и делится на несколько…

Прийдіть до мене всі...

Один господар приготував велику вечерю і заздалегідь запросив гостей. Але коли…

Праздник Детства

В воскресенье, 1 июня, в Международный день защиты детей, в Трапезном храме…
Священник, облачившись в епитрахиль и фелонь (см. С.В. Булгаков. Настольная книга, Харьков, 1900, см. 778), — отверзает завесу царских врат и, взяв кадило, произносит возглас; "Благословен Бог наш..." Если в служении участвует диакон, то завесу отверзает он. Завеса бывает открыта до самого отпуста (Типикон, 23 гл.).

Чтец: "Аминь". "Приидите, поклонимся" (когда на утрене поется "Аллилуиа" (вместо "Бог Господь") и вообще в те дни, когда на полунощнице читается молитва "Господи и Владыко живота моего...", то после возгласа священника чтец читает не "Приидите поклонимся", а "Царю Небесный...", "Трисвятое", "Отче наш...", "Господи, помилуй (12 раз), "Слава и ныне" и затем "Приидите поклонимся" - см. Часослов, Типикон, 9 гл., понедельник первой седмицы Великого поста и др.) (трижды) и далее читает псалмы: "Услышит тя Господь в день печали..." (Пс. 19-й), "Господи, силою Твоею..." (Пс. 20-й). Затем "Слава, и ныне", "Трисвятое", "Отче наш..." и тропари: "Спаси, Господи, люди Твоя...", "Слава"... - "Вознесыйся на крест волею...", "И ныне" — "Предстательство христиан непостыдное..."

Во время чтения псалмов и тропарей священник совершает каждение. О каждении в начале утрени в Типиконе говорится:

"Иерей, став пред св. трапезою и сию покадив, глаголет: "Благословен Бог наш" (отверзаяй прежде и завесу) и кадит св. трапезу крестообразно и весь жертвенник; и исходит северною страною и кадит св. иконы, и предстоятеля, и вся, яко обычай" (Типикон, 9 и 22 гл.), подобно тому, как в Ветхом Завете заповедано было Богом, "да кадит Аарон над ним (над кивотом) фимиамом, сложенным благовонным, рано рано" (Исх. 30, 7). После каждения священник входит в алтарь "южною страною", т.е. дверью, и кадит престол.

Эти псалмы "глаголются в монастырях косно (медленно), за еже кадити священнику братию всю" (Часослов). В приходских церквах псаломщик должен читать псалом тоже медленно, сообразуясь с каждением священника. "Долженствует же, - говорится в Типиконе - внимати чтец и священник, егда имать рещи:

"Яко Твое есть царство..." быти ему посреди храма" (Типикона 9 гл.).

По окончании чтения священник произносит сокращенную сугубую ектению: "Помилуй нас, Боже..." (Ектению произносит в алтаре пред престолом с кадилом в руках, см. Типикон, 9 гл.). После возгласа: "Яко милостив..." священник в алтаре пред престолом, начертывая кадилом крест, возглашает: "Слава Святей, и Единосущной..."

От недели Фоминой до отдания праздника Пасхи во все эти дни утреня начинается возгласам: "Слава Святей..." Хор: "Аминь" и затем поет: "Христос воскресе..." (трижды, косно). В некоторых храмах, но не везде священник в это время совершает каждение алтаря и всего храма. После этого читается шестопсалмие, обязательно среди церквт.

Шестопсалмием называется шесть избранных псалмов, именно: 3, 37, 62, 87, 102 и 142. Оно предваряется следующими литургическими текстами: "Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение". Это ангельское славословие читается трижды. Затем дважды произносится стих из 50 псалма: "Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою". После этого следует чтение первых трех псалмов шестопсалмии (т.е. 3,37 и 62).

Эти три псалма сопровождаются славословием: "Слава, и ныне". "Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже" (трижды), "Господи, помилуй" (трижды) и "Слава, и ныне". После этого читаются остальные три псалма шестопсалмия (т.е. 87, 102 и 142). Они заключаются текстами: "Слава, и ныне" и "Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже" (трижды).

Во время чтения трех последних псалмов священник выходит на солею и пред царскими вратами с непокрытой толовой читает тайно утренние молитвы. (Молитвы эти находятся в Служебнике, всего их двенадцать).

После шестопсалмия следует великая ектения: "Миром Господу помолимся". После великой ектений диакон произносит "Бог Господь..." со стихами. Хор поет: "Бог Господь... (4-жды) на глас следующего за ним тропаря.

Если священник служит без диакона, то великую ектению и "Бог Господь "со стихами произносит он пред царскими вратами, затем он входит в алтарь южною дверью, поклоняется престолу и становится на своем месте. Если в сложении участвует диакон, то указанная ектения и проч. произносится диаконом (в дни Великого поста, а также в дни поминовения умерших вместо "Бог Господь" поется "Аллилуиа").

После "Бог Господь" поются тропари. Они поются в следующем порядке:

1. если служба святому, имеющему шестеричный знак (или без знака), не совпадает с субботней службой, а также с попразднством и предпразднством, то поется тропарь святому (2-жды), а на "Слава, и ныне" - Богородичен (по гласу тропаря) из 4-го приложения Минеи..

2. Если в Минее находятся тропари двум святым, то тропарь первому святому поется дважды, на "Слава" - тропарь другому святому - (один раз) и на "И ныне" - Богородичен по гласу "Славы".

3. Если служба святому совпадает с субботой, то тогда Богородичен поется воскресный по гласу "Славы".

4. Если же служба святому совпадает с предпразднством или попразднством, то тогда Богородичен совсем не поется, а поются тропари таким образом: дважды поется тропарь празднику.. "Слава" - святому, "И ныне" - празднику.

После пения тропарей следует стихословие 2-х или 3-х рядовых кафизм (См. Типикон, 17 гл.). После каждой кафизмы, если память святого (шестеричного или вовсе без знака) совпадает с субботою, предпразднством и попразднством, полагается малая ектения. Если служба святому не совпадает с этими днями, то ектения между кафизмами не полагается и чтец заканчивает кафизму: "Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже" (трижды), (после кафизм полагается, по Уставу, "чтение во Евангелии толковом" - см. Типикон, 2,3,4,9 и др.гл.; из каких книг бывает это чтение и какому порядку оно следует, то указывается в 10-й гл. Типикона. На практике эти чтения опускаются), "Господи, помилуй" (трижды). Далее читается седален (седален есть текст, следовавший за кафизмой, при чтении или пении которого раньше, как и во время кафизм, дозволялось садиться).

Седальны соответственно указаниям Типикона берутся или из Октоиха, или из Минеи, или из Триоди.

Бывают случаи, что на одной и той же утрене, при совпадении праздников, полагаются седальны после кафизмы двум празднествам. В этом случае одни седальны читаются или поются после кафизм, а другие (тоже положенные после кафизм) читаются после полиелея, или после 3 песни канона (см. Типикон, 9, 24 февр.; 23 апр.; 8 мая и др.).

После седальна последней кафизмы читается 50 псалом. За 50 псалмом следует канон.

Канон состоит из 9 песней. Первый стих каждой песни называется "ирмосом", т.е. "связью" - образцом для других стихов, за ним следующих, которые называют "тропарями". Число тропарей бывает различно.

Выражение: "Устав предписывает читать канон на 16, на 14, на 12, на 8, на 6, на 4" - является указанием для исполнения.. Выражение: "Канон на столько-то" - означает, что тропари должны быть исполнены столько раз, чтобы составить указанное число. Для этого тропари повторяют или же вводят тропари второго и третьего канона. Такое соединение мотивируется совмещением на одной службе нескольких празднований. Глава 11-я Типикона содержит правила, как соединять между собою различные каноны.

Соединением между тропарями и соответствующей песнью являются ирмосы. Для пения ирмоса иногда оба лика сходились на средину храма. Отсюда этот ирмос и получил название "катавасия" - "схождение".

В самые великие праздники катавасия состоит из начального ирмоса. В другие праздники, в том числе и в воскресенья, катавасией служат ирмосы другого "сродного или близкого" праздника; в будни катавасией служит ирмос последнего канона, и она поется после 3,6,8 и 9 песен. В Великий пост катавасия иногда заменяет собой ирмос, т.е. ирмос поется только в качество катавасии. В Типиконе, в 19 гл. имеется специальное указание о порядке пения катавасий на весь год.

После 3, 6 и 9-й песни канона полагаются малые ектений с соответствующими возгласами священника. Кроме того, эти же песни (т.е. 3,6 и 9-я) сопровождаются: 3-я - ипакои и седальном, 6-я - кондаком и икосом; 9-я - светильном и экзалостиларием (после 3-й песни, малой ектении и седальна, по Уставу, положено чтение Златоустова "Маргарита" и Симеона Метафраста, а после 6-й песни, малой ектений и кондака с икосом положено чтение "Пролога" или "Синаксария", принадлежащих в большинстве случаев перу талантливого Никифора Каллиста -(ХIV в.). Но на практике эти чтения совершенно не употребляются.).

Во время чтения 8-й песни канона диакон кадит сначала весь алтарь, затем кадит иконостас и по окончании пения катавасии становится пред образом Божией Матери и возглашает:

"Богородицу и Матерь Света в песнех возвеличим" (Типикон, 2 гл.) Хор поет: "Величит душа моя Господа..." Диакон продолжает совершать каждение (кадит хор, молящихся и весь храм).

В двунадесятые праздники, их отдания, а также некоторые другие дни поются особые припевы, начинающиеся словами: "Величай, душе моя..." Об этом подробно изложено в 20-й гл. Типикона: "О еже, когда поется Честнейшая и когда не поется".

После 9-й песни, если совершается вседневная служба поется "Достойно есть...", а затем - малая ектения.

Малая ектения произносится священником в алтаре, а диаконом перед царскими вратами.

После ектений положен светилен или экзапостиларий.

В Типиконе есть особая глава (16-я): "О светильнах на утрене. По 9-й'песни, после "Достойно" како глаголются в седмице, кроме недели". В этой главе указывается, в каком порядке поются светильны Октоиха и Минеи. Так, в седмичные дни, кроме субботы, поется вначале светилен Октоиха, а потом на "Слава" - светилен Минеи, на "И ныне" - "Богородичен", а в среду и пятницу - Крестобогородичен Октоиха. В субботу же вначале поется светилен Минеи, а потом на "Слава" поется светилен Октоиха, на "И ныне" - Богородичен.

Но светилен Октоиха опускается, если совершается празднование святого с великим славословием, полиелеем, всенощным бдением, и тогда поется светилен только из Минеи или Триоди.

Когда на утрене поется полиелей, тогда светилен или экзапостиларии имеют отношение к читаемому на утрене Евангелию. Таковы, например, экзапостиларии воскресные (Октоиха), число которых, как и утренних воскресных Евангелий, одиннадцать.

Вслед за светильном - экзапостиларием читаются псалмы. Эти псалмы называются "хвалитными". "Хвалите Господа с небес..." (148 Пс.), "Воспойте Господеви песнь нову..." (149 Пс.) и "Хвалите Рога..." (150 Пс.).

К этим псалмам прибавляется вседневное славословие. Есть различие в славословии, которое поется и которое читается на утрене. Славословие, которое поется, оканчивается пением ангельской песни: "Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас". Славословие, которое читается, оканчивается словами молитвы: "Сподоби, Господи, в день сей..." (см. Часослов и Следованная Псалтирь).

Далее диакон или священник произносит просительную ектению: "Исполним утреннюю молитву нашу Господеви"... "Главы наша..."

После возгласа священника хор поет стихиры на стиховне. Стихиры на стиховне поются из Октоиха особые на каждый седмичный день (Типиком, 9 гл.). В субботу на стиховне поются те стихиры, которые положены в Октоихе на хвалитех.

После пения этих стихир чтец читает: "Благо есть исповедатися Господеви...", "Трисвятое", "Отче наш....". После возгласа священника поется, тропарь с Богородичным, называемый отпустительным, устав пения которого во многом одинаков с уставом иония отпустительных тропарей на вечерне. Оба эти устава излагаются вместе в 52 гл. Типикона, где и можно видеть сходство и различие их.

Во все седмичные дни поется тропарь дневного святого из Месячной Минеи (один раз).

Если же случится два святых, из которых каждому положен тропарь из Минеи, то вначале поется тропарь первого святого, а на "Слава" поется'тропарь другого святого.

Если в Месячной Минее не положено тропаря святому, то поется тропарь из Общей Минеи - по чину, или лику святого.

Если в седмичные дни случится предпразднство или попразднство, то после тропаря святому поется тропарь предпразднства или попразднства. Если же в Минее не положено тропаря святому, то поется один тропарь предпразднства или попразднства (Типикон, 52 гл.).

После тропарей произносится сугубая ектения: "Помилуй нас, Боже..." Затем: "Премудрость". Хор: "Благослови". Священник: "Сый благословен Христос Бог наш..." Хор: "Аминь. Утверди, Боже..." и далее чтец читает первый час.

Утреннее богослужение символизирует рождение Спасителя, явления Его миру как Бога и Избавителя от уз смертных. "Утро" для людей наступило с пришествием на землю Спасителя. Но это благодатное утро, застало, человека во грехах. И Сам Спаситель начал Свое служение роду человеческому с проповеди покаяния. Вот почему на утрене, после евангельского гимна "Слава в вышних Богу.,." сразу же следует исполненные покаянной скорби и сокрушения псалмы шестопсалмия.

Во время шестопсалмия, по Уставу, свечи "погашаются" для того, чтобы со вниманием слушать читаемое, чтобы "очи наши" не развлекались ничем внешним, и мы были бы "обращены внутрь своей души".

Наступившая при этом темнота знаменует ту глубокую ночь, в которую пришел на землю Спаситель, прославленный ангельским пением: "Слава в вышних Богу..." (Лк. 2, 14), в которую вифлеемские пастыри во мраке ночи "текли" в пещеру к Богомладенцу и в сумраке беседовали при яслях Его (Лк. 2,15-18). Эта тьма приводи" на память ту темноту, при которой Моисей беседовал с Богом - "вниде во мрак" (Исх. 20, 21). Затем темнота ночи изображает и ту ночь, среди которой Господь явится второй раз судить живых и мертвых.

Среди полной тишины раздается молитва, дважды повторяемая, о том, чтобы Господь отверз уста читающему, т.е. дал силу и власть его словам: "Господи, устне мои отверзеши..." Затем следуют псалмы, исполненные покаяния и скорби.

В наступившей в храме темноте катятся волны молитвенных псалмов, проникнутых глубочайшей печалью (Псалмы 87 и 142) и являющихся в то же время пророчеством о страдании Самого пришедшего на землю Спасителя, ибо Он "взял на Себя наши немощи и понес наши болезни" (Ис. 53, 4). Здесь темнота храма соответствует тьме смертной ночи.

О настроении, с которым следует слушать шестопсалмие, в Типиконе говорится: "Егда глаголется, шестопсалмие, тогда подобает со вниманием слушанию прилежати, покаяния бо псалмы: исполнены суть и умиления. Глаголем же сия псалмы с благоговением и страхом Божиим, яко Самому Богу невидимо беседующие и молящиеся о гресех наших" (9 гл.). И еще: "Глаголет шестопсалмие со всяким вниманием, не борзяся (не торопясь), и не имать кто власти шепты творити, ниже плюнути или хракнути, но со страхом Божиим стояти, яко Самому Богу беседующе невидимо..." И далее говорится о том, что подобает "внимати от псаломника глаголемым, руце имуще согбенных переем (с руками, прижатыми к груди), главы же преклонены, очи имуще долу, сердечныма очима зряще к востоком, молящеся о гресех наших, поминающе смерть и будущую муку, и жизнь вечную" (Понедельник 1-й седмицы Великого поста).

Во время чтения трех последующих псалмов шестопсалмия (т.е. 87, 102 и 142) священник выходит на амвон и становится пред царскими вратами и с открытою главою читает "Утренние молитвы", аналогичные по своему смыслу светильным молитвам вечерни. "Как на вечерне, - говорит архиепископ Вениамин, -во время чтения священник один про себя читает светильничные молитвы, изображая Ходатая Христа Сына Божия, так точно и в начале утрени тот же священник, после трех псалмов шестопсалмия, начинает читать пред святыми дверьми "Утренние молитвы" один и про себя, показывая такое же ходатайство об исполнении моления, содержащегося в шестопсалмии" (цит. соч., стр. 128).

Очень важно отметить, что священник, изображающий Ходатая Христа, выходит ко времени начала чтения самого скорбного, наполненного смертной горечью псалма 87-го. Этим изображается то, что Христос услышал скорбь падшего человечества и не только сошел, но и до конца разделил его страдания, о которых говорится в этом псалме, а также в заключительном 142-м.

Текст "Слава в вышних Богу..." издревле входил в богослужение. Этот текст мы видим в литургии Апостольских Постановлений. Уже св. Венедикт предписывает начинать утреню стихом "Господи, устне мои отверзеши..." Б древности утреня начиналась одним 62 псалмом (Псевдо-Афанасий. "О девстве", IV-V вв.). Потом под влиянием монашеских уставов количество псалмов быстро возросло до 12. Впоследствии в монастырской практике келлитов возникла необходимость в уменьшении количества псалмов под влиянием песенно-храмовой практики исполнении их. Господствовавшее ранее число 12 бы. о сокращено до 6, которое стали называть шестопсалмием. Это произошло сравнительно рано, так что об этом есть упоминание уже в древнейших Иерусалимских уставах. О шестопсалмии также упоминает св. Бенедикт Нурсийский. В настоящем виде оно упоминается в VII веке в описании Синайской утрени.

После окончания шестопсалмия произносится "Великая ектения", выражающая прошения и надежду на то, что явившийся на земле Ходатай, Спаситель, рождение Которого прославлено в начале шестопсалмия, исполнит все прошения, о которых говорится в этой ектений.

После этой ектений диакон или священник возглашает славу пришедшему Спасителю в словах прокимна: "Бог Господь, и явися нам, благословен грядый во имя Господне". Этим исповедуется пришествие на землю Господа и продолжается прославление Его пришествия, воспетого ангельским славословием во вступлении к шестопсалмию.

Затем произносятся особые стихи, пение и чтение которых отличается праздничным торжеством и радостью. В ознаменование этой радости зажигаются свечи. Симеон Солунский так объясняет этот момент богослужения утрени: "Иерей тотчас, сотворив перед Богом утренние молитвы, по окончании шестопсалмия молится о всех, говоря мирную ектению (т.е. "Миром Господу помолимся"). И в то время зажигаются свечи, в ознаменование того, что слава Господня осияла их. Потом громогласно, в подражание славословию ангелов, поется "Бог Господь". Ибо Христос, как Бог, явился нам во плоти во имя Господа Отца Своего и Себя Самого (плотское Его пришествие изображает ночь). Поелику Он родился ночью, так как нам, сидящим во тьме и сени неведения, явился "Свет великий Божий", по словам Исаии, то и ми, находясь в житии сем, как в ночи, ожидаем, что вожделенный Жених наших душ придет к нам среди ночи" (архиеп. Вениамин. Новая Скрижаль, стр.128-129).

Архиепископ Вениамин прибавляет к сказанному: "Поелику Христос родился ночью и ночью же придет опять, то стих "Бог Господь", прославляющий два Его пришествия, поется всегда ночью, т.е. на утренях, а не в других дневных славословиях, а если и поется на молебнах и на некоторых других дневных службах, то потому, что эти службы суть те же всенощные" (цит. соч., стр. 129).

После пения "Бог Господь" - поются тропари. Тропарь, в котором прославляется праздник, как бы на конкретном примере раскрывает сущность и силу слов "Бог Господь".

Затем стихословятся две или три кафизмы. Сидение за кафизмами возникло из древней подвижнической практики, когда в течение суточной службы прочитывалась вся Псалтирь. Об этом имеются сведения у св. Кассиана (V век). Сидеть, впрочем, полагалось только во время назидательных чтений. Во время же пения отделов Псалтири полагалось стоять, почему отделы эти назывались статьями. Они соответствуют позднейшим кафизмам. Под влиянием св. Кассиана появляется обычай сидеть во время исполнения святых статей. К IX веку уже появляется термин кафизма ("сидение"), указывающий на упрочившийся обычай (М. Скабалланович, цит. соч., стр. 217).

Далее начинается другая часть утрени. Она посвящена прославлению события или святого дня. Этой цели особенно служит канон.

Начало канонов относится к древним временам христианства. Подражая пению (Деян. 16, 25) и наставлению Апостолов, глатолати "во псалмах и пениях и песнех духовных" (Еф. 5, 19), преемники Апостолов на основании Священного Писания и Священного Предания составили многие священные песни. Слово "песнь", взятое из Священного Писания (Кол.3,16), показывает, что церковные песнопения выражают священный восторг Церкви.

Полный канон на утрене есть стихословие десяти избранных песней Священного Писания (псалмы отсутствуют). Среди этих песен первые восемь из Ветхого Завета, а последние две (т.е. 9-я и 10-я) - из Нового. Последняя 10-я песнь заменяется обыкновенно 9-й и, поэтому фактически нормальный канон "есть стихословие избранного числа девяти песней".

Большею частью канон состоит из стихословия избранного числа 9-ти песней. Вторая песнь, составленная по образцу обличительной песни Моисея, имеется только в канонах великопостных; во всех же прочих канонах вторая песнь не употребляется.

Канон является важнейшей подвижной частью утреннего богослужения. Замена, в этом месте стихословия псалмов стихословием песней Священного Писания имеет глубокое богословское и психологическое значение. Торжественность этого места службы, где помещается канон и переполнение сердца, молитвенным восторгом психологически требует излияния в ряде возвышенных. песней, прославляющих праздник или святого, память которого отмечается в этот день. Здесь как бы подтверждаются слова ал. Павла: "От избытка сердца глаголют уста".

Образцом для составления песней канона послужили 10 Богодухновенных песней, содержащихся в Священном Писании.

1-я песнь. Это благодарственная песнь иудеев по переходе их через Черное море. Она была воспета Мариамною, сестрою Моисея и Аарона. "Доим Господеви, славно бо прославися" (Исход. 15,1-19). В этой песне прославляется Господь, как Всемогущий Избавитель от зол и нападений вражьих и прежде всего диавола ("фараона мысленного").

2-я песнь. Она воспета Моисеем во время странствования евреев по пустыне - во обличение их беззаконий и для пробуждения в них чувства раскаяния. Ее начальные слова: "Вонми, небо, и возглаголю..." (Втор. 32, 1-44). В этой песне образ Господа, карающего за грехи, беззакония и посылающего в огонь геенский (Втор. 32,22). В праздничных канонах она опускается, а поется только в период Великого поста.

3-я песнь следует в праздничных канонах за 1-й песнью. Она воспета Анной, матерью пророка Самуила, в благодарность за снятие с нее Господом позора безчадия. Ее начальные слова: "Утвердися сердце мое во Господе", а также: "Несть свят, яко Господь" (1 Цар. 2, 1-10). Ее основная мысль: полное возложение своего упования на Господа и на Его всемогущество.

4-я песнь. Она состоит из некоторых стихов книги пророка Аввакума, в которых предсказывается явление Господа Иисуса Христа и выражается чувство благоговения и страха: "Господи, услышах слух Твой и убояхся" (Аввак. 3, 2, 20 и др.}. В этой песне прославляется добродетель, величие, сила и слава грядущего Спасителя.

5-я песнь. Эта песнь состоит из некоторых стихов книги пророка Исаии и выражает жажду мира, который принесет Господь, и непрестанное от ночи до утра моление к грядущему Избавителю. "От нощи утреннюет дух мой, к Тебе, зане свет повеления Твоя. Мир даждь нам" (Ис. 29,9,12). Здесь прославляется Спаситель, как миротворец. В этой же главе содержится пророчество о воскресении из мертвых (ст. 19), начало которого положил Сам Христос.

6-я песнь. Она состоит из некоторых стихов книги пророка Ионы - его молитвы во чреве китовом. "Возопих в скорби моей ко Господу Богу моему, и услыша мя; из чрева адова вопль мой, услышал еси глас мой" (Иона 2, 3-7). В ней выражается пророчество о восстании Христа из мертвых (ср. Пс. 15, 10) после схождения Его во ад. Там же выражена мысль, что нет такой беды и ужаса, среди которых не был бы услышан голос молящегося от всего сердца.

7-я песнь. Она взята из книги пророка Даниила и выражает славословие трех благочестивых еврейских отроков, находившихся в огненной печи Вавилонской, куда их ввергли за отказ поклоняться идолу. Ее основной текст такой: "Благословен еси, Господи, Боже отцев наших и хвально и прославлено имя Твое во веки" (Дан. 3,21-56).

8-я песнь. Так же как и предыдущая, она взята из книги пророка Даниила и является продолжением славословия трех отроков, призывающих воздавать хвалы Богу за все. "Благословите все дела Господня, Господа пойте и превозносите Его во веки" (Дан. 3, 57-72).

Обе песни содержат чрезвычайно важные богословские мысли (они особенно широко развиваются в контексте паримии вечерни Великой субботы, где книга пророка Даниила составляет заключительную 15-ю торжественную паримию. Избавитель от огня печи Навуходоносоровой, явно преобразующей огнь геенский, есть Сам Сын Божий (Дан. 3, 25), сходящий во ад для освобождения заключенных там от века узников.

9-я песнь. Является славословием Божией Матери, произнесенной Ею после приветствия Елизаветы, наименовавшей Ее Матерью Господа: "Величит душа моя Господа и возрадовася дух мой о Бозе, Спасе моем" - и кончая словами: "Яко же глагола ко отцем вашим Аврааму и семени его даже до века" (Лк. 1, 46-55). Это славословие, являясь средоточием канона, содержит прославление Божией Матерью Господа и выражает также святую радость об осуществлении пророчеств.

В наше время эта песнь является прославлением Самой Божией Матери от Святого Духа, подвигнувшего Ее на это славословие.

10-я песнь. Ею является славословие Бота священником Захарией при рождении сына, св. Иоанна Предтечи (Лк. 1,68-79). Начальные слова этой песни следующие: "Благословен Господь Бог Израилев, яко посети и сотвори избавление людям Своим" (Лк. 1, 68). Песнь эта (взятая целиком) представляет много поразительных аналогий с величанием Божией Матери и является его как бы отзвуком и дополнением. Его основной мотив -пророчество о Предтече Господнем и о Самом Господе.

Когда диакон возгласит: "Богородицу и Матерь света в песнех возвеличим", то этим возглашением и начинается стихословие 9-й песни. Стихословие это состоит в том, что к каждому стиху песни Пресвятой Богородицы (Лк. 1, 46-55) припевается текст песни св. Космы Маюмского "Честнейшую Херувим..."

В христианском богослужении песнь Богородицы "Величит душа Моя Господа..." введена чрезвычайно рано. Согласно ученым исследованиям (Мабильона), она пелась в Галлии в начале VI века на утрене в воскресные и праздничные дни. На основании александрийского списка Библии можно утверждать, что песнь Богородицы входила в богослужение вместе с псалмами и другими песнями Священного Писания уже в IV веке, если не ранее. Ее мы; находим не только в древнейших греческих Псалтирях, но и у несториан, контов, яковитов, армян и др.

"Песнь Богоматери, - говорил архиепископ Филарет Черниговский, - есть первая Боговдохновенная песнь христианского времени, - так как христианин, желая славить песнями Господа, невольно после древних Боговдохновенных песен встречается с песнью Святой Девы и невольно начинает ее петь. Самые обстоятельства первых времен - тяжкие гонения на христиан, -сближали христианскую душу с Тою, Которая так мало имели известности на земле, хотя и была из царского рода и Которая так прославлена за смирение Свое".

Что касается славословия Космы Маюмского "Честнейшую Херувим" (VIII в.), то в Церкви существует умилительное предание, засвидетельствованное Никифором Каллистом (XVI в.). Согласно этому преданию, Божия Матерь явилась святому Косме и сказала ему: "Приятны Мне песни твои, но сия приятнее всех других; приятны Мне те, которые поют духовные песни, но никогда я столько близка не бываю к ним, когда поют они сию новую песнь твою".

Употребление же песней Священного Писания во время богослужения восходит к ветхозаветным временам. Из талмудических трактатов известно, что во время принесения вечерней жертвы пелась торжественная песнь Мариамны, сестры Моисея (Исх. 15 гл.), т.е. наша первая песнь канона. При принесении же добавочной праздничной жертвы в субботу пелась обличительная песнь Моисея, т.е. наша 2 песнь канона.

Из памятников III века "Завещание Господа нашего Иисуса Христа" видно богослужебное употребление песни Моисея и какого-либо из пророков, составивших вместе с псалмами всего 4 песни.

О библейских песнях упоминает св. Иларий Пиктавийский (IV в.), который указывает, что в то время в Африканской Церкви пелись 2 песни Моисея, песнь Деворры, Иеремии.

С IV века начинают применяться в Церкви песнопения трех отроков.

В современном смысле каноны появляются у св. Софрония, патриарха Иерусалимского (VII в.).

Большие полные каноны впервые начал писать, по всей вероятности, св. Андрей Критский (VII в.). Он же, по-видимому, ввел ирмосы.

Исключение второй песни начинаем около IX века. В IX веке же Триодь приобрела нынешний вид трудами преп. Феодора Студита и его брата Иосифа.

Для Октоиха и Минеи каноны составлены преп. Феофаном и св. Иосифом Песнописцем. При них же выработался современный обычный тип канона с 4-6-ю тропарями.Этот объем установился в виду необходимости соединения нескольких канонов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me