Православные храмы

Вознесенский храм Флоровского монастыря

Соборный храм Флоровского женского монастыря на Подоле. Памятник…

Воскресенский храм на Печерске (Афганская церковь)

Церковь Воскресения Христова. Бывший приходской храм Печерского…

Храм сорока мучеников Севастийских (в 5 й больнице Святошинского района)

Первая служба (молебен с водосвятием) была совершена 9/22 марта 1999…

Публикации

Первый летописец Руси

“Он пожил довольно лет, трудясь в деле летописания и помня вечные лета”. Эти…

Возвращение к вере отцов

Исполняется 60 лет со дня воссоединения греко-католиков с Православной…

Преподобный Иоанн Дамаскин: О почитании Креста Христова

Слово крестное для нас есть сила Божия (1 Кор. 1, 18) — потому, что через него…

В миру Александра Петровна Романова, в протестантском крещении Александра Фредерика Вильгельмина, родилась 2 мая 1838 г. в Санкт-Петербурге.

inokinaЕе отец, принц Петр Георгиевич Ольденбургский, видный российский военный и государственный деятель, член Российского Императорского Дома (сын великой княгини Екатерины Павловны, племянник Николая I), был также выдающимся филантропом, основателем и попечителем Императорского училища правоведения, стоял во главе дела женского образования в стране, был почетным членом различных ученых и благотворительных обществ, попечителем Киевского дома призрения бедных, покровителем Глазной лечебницы. Помогая отцу, Александра сама с юных лет занималась благотворительностью: в Петербурге она основала Покровскую общину сестер милосердия, больницу, амбулаторию, отделение для девочек-сирот, училище фельдшериц. Активную работу великая княгиня вела в управляемом ее отцом Совете детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны.


25 января 1856 г. она перешла в Православие с именем Александра и вступила в брак с великим князем Николаем Николаевичем Романовым (старшим), братом императора Александра II. В этом браке родилось двое детей — великие князья Николай и Петр. Заключенный без любви, счастливым он не был и через десять лет фактически распался: великий князь, страстный любитель балета, в 1865 г. увлекся балериной Екатериной Числовой, с которой открыто сожительствовал и которая родила от него пятерых детей.

Теперь великая княгиня Александра, и ранее не любившая светское времяпрепровождение, полностью сосредоточилась на своей благотворительной деятельности. Князь Д. А. Оболенский в 1877 г. так описывал ее: “Она является среди двора какою-то юродивою или блаженною. И она действительно такова, и это в ней неподдельно. При этом она не просто юродивая, а русская юродивая, со всеми инстинктами, вкусами и симпатиями самой простой русской женщины. Но сколько она делает добра и как она это делает — про то знают только ею облагодетельствованные. Все это представляется мне столь необыкновенным, что я готов думать, что в этом чудачестве есть что-то предзнаменательное”.

Князь не ошибся. Действительно, это “чудачество” немногие годы спустя вылилось в великий подвиг “живого монашества” — направления, получавшего тогда все более широкое распространение в стране и предполагавшего не только строжайшее следование иноческим уставам св. Саввы Освященного и Феодора Студита, но и практическое служение страждущему человечеству. Но перед этим великую княгиню Александру ждал новый удар: чтобы как-то оправдать свое легкомысленное поведение в глазах Александра II, Николай Николаевич публично обвинил жену в супружеской неверности. Виновником был назван духовник великой княгини — протоиерей Василий Лебедев, настоятель домовой церкви в честь иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радосте” Николаевского дворца. Император не пожелал разобраться в случившемся и отказался принимать великую княгиню для объяснений. Под предлогом лечения он выслал княгиню за границу. А лечение действительно было необходимо: однажды во время поездки в карете лошади понесли и опрокинули экипаж, Александра Петровна получила тяжелую травму позвоночника, что впоследствии отразилось на ее здоровье — у нее отказали ноги. В 1879 г. великая княгиня покинула Петербург, как оказалось, навсегда.

Полтора года она провела за границей, но кардинально поправить здоровье не удалось. Александр III, восшедший на престол после убийства народовольцами отца, разрешает ей вернуться в Россию. В письме к императору Александра Петровна писала о своем желании поселиться в Киеве: “Жить в Петербурге при моем тяжелом недуге и при настроении в нашем Доме, при моей слабости — гибельно… Единственная надежда на исцеление — это покойная жизнь. Пожить в Святом Киеве для меня было бы душевною отрадою…”

Возвращаясь на родину на пароходе, в июне 1881 г. она сделала остановку у берега вблизи Афонской Горы. Побывать на Святой Горе великая княгиня не могла, так как женщинам посещение Афона запрещено. Но на пароходе княгиню навещали афонские старцы, в беседе с ними она укрепляла свои духовные силы.

По возвращении из заграницы она арендовала дом в Липках — аристократическом районе Киева. Несмотря на интенсивное лечение, Александра Петровна по-прежнему не могла передвигаться самостоятельно. Прикованная к инвалидной коляске, она находила утешение в молитвах и чтении Псалтири, которую называла “источником вечного радования”. Проникшись идеей “живого монашества”, она писала в одном из своих писем: “Живое монашество — вот знамя, которое столь дорого моему сердцу. Никакие монашеские обеты и правила не мешают любить ближнего, как самого себя, служить болящим, питать неимущих”.

Чтобы осуществить свои идеи, Александра Петровна купила на личные средства (50 000 рублей) на Лукьяновке, на склоне Вознесенской горы, большую усадьбу площадью в шесть десятин, где в 1889 г. основала Свято-Покровский женский монастырь. Основание монастыря “царственной женой” на этом месте было предсказано еще прп. Феофилом Киевским († 1853). Монастырь давал приют бедным женщинам, желавшим посвятить себя Богу и ближним. За каких-нибудь пять месяцев попечением великой княгини на территории монастыря была сооружена Покровская церковь, а вскоре здесь вырос целый городок. В первые же годы было создано множество богоугодных заведений — бесплатные лечебница, приют, амбулатория и аптека, церковно-приходская школа с общежитием для учащихся. Церковные, жилые, больничные и хозяйственные здания строились по проекту выдающегося киевского архитектора Владимира Николаева. Уже в 1893 г. вступила в строй бесплатная амбулаторная лечебница для неимущих, которая принимала до 500 больных в день и по своим размерам, удобству и оснащенности не имела равных во всей империи. Первые “фотографии лучами Рентгена” были сделаны в Покровском монастыре уже в 1896 г., год спустя после их открытия. Благодаря высокой квалификации врачей смертность при операциях составляла не более 4%, что было невероятно низким показателем для того времени. Александра Петровна сердечно относилась к врачам, по-матерински ободряла, помогала им и доверяла их профессиональному мастерству — в монастырской больнице ей самой сделали несколько операций.

Все это требовало огромных средств. Великая княгиня продавала свои драгоценности и вкладывала вырученные деньги в строительство и оборудование больниц. Еще во время строительства Александра Петровна поселилась в маленькой келье и облачилась в иноческое одеяние, несколько позже она приняла и иноческий постриг с именем Анастасия, но это стало известно лишь после ее смерти, после вскрытия ее духовного завещания. В кабинете великой княгини находился подарок отца — чудотворная Почаевская икона Божией Матери, перед которой она ежедневно молилась и получила исцеление — в монастырскую обитель княгиню привезли на тележке, а здесь она начала ходить. В благодарность за милость Божию княгиня сама ухаживала за лежачими больными, была при них сиделкой, присутствовала на операциях, нередко даже ассистировала хирургам при многочасовых операциях. Надзор за порядком в больнице, работой сестер, за питанием больных и их духовной жизнью также несла на себе “великая матушка”, как вскоре с любовью стали ее называть. В 1894 г. Синод решил к процветающему Покровскому монастырю присоединить Межигорский монастырь, пребывавший тогда в полном упадке. Благодаря усилиям царственной инокини и этот монастырь обрел второе рождение.

В 1896 г. Николай II с супругой посетили “тетю Сашу”. Император пожертвовал крупную сумму на расширение больницы и распорядился ежегодно отпускать из казны 80 тыс. рублей на содержание монастыря. В присутствии царской четы был заложен величественный соборный храм во имя святителя Николая, эскизный проект которого подготовил Петр Николаевич, младший сын Александры Петровны. На средства, пожертвованные царем, в 1897–1898 гг. было открыто также новое здание больницы и усовершенствовано медицинское оборудование.

“Великая матушка” была строгой постницей и молитвенницей. До 1894 г., когда состояние ее здоровья стало ухудшаться и ей самой потребовалась серьезная операция, она присутствовала на всех монастырских службах, сама читала шестопсалмие, часы, канон. Скончалась “царственная инокиня” после тяжких страданий в 1 час 20 мин. ночи с 12 на 13 апреля 1900 г., во вторник Светлой седмицы. Похоронили ее, согласно завещанию, на монастырском кладбище, на могиле установили простой каменный крест.

Несмотря на все катаклизмы и войны, которыми был так богат ХХ век на нашей земле, Свято-Покровский монастырь уцелел, сохранилась и могила “великой матушки”. Насельницы монастыря и многочисленные паломники свято чтят память инокини Анастасии, великой княгини Александры Петровны, принцессы Ольденбургской.

Pokrovskij

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua