Православные храмы

Храм Державной иконы Божией Матери (на Южной Борщаговке)

Открыт в 2012 году. Храм находится в арендованной комнате на втором…

Храмовый комплекс Архангела Михаила (в Дарнице)

В год 1000 летия Крещения Руси было принято решение о строительстве…

Храм великомученика Георгия Победоносца (в госпитале МВД)

Расположена на территории Центрального госпиталя МВД Украины на…
Скупка холодильников
Качественные холодильники DON. Официальный сайт производителя
russkupka.ru

Публикации

Ко дню памяти святителя Петра Могилы. “Могилянские чтения–2008”

С 4 по 5 декабря в Национальном Киево-Печерском историко-культурном заповеднике…

Восстановлена добрая традиция (особенности служения в больничных храмах)

Попечение о человеческом здоровье — душевном и телесном — искони является…

Успіння Пресвятої Богородиці

З радістю і торжеством, а разом з тим, зі зди-вуванням, сьогодні ми молитовно…

Внешний вид православного храма, увенчанного куполом, или главою, служит образом человеческого тела, которое есть «храм Бога Живого» (2 Кор. 6, 16). Кроме того, по своему наружному облику храм представляет собой образ или икону таинственного духовного тела живой Церкви, члены которого — собрание верующих, а глава — Сам Христос.

По церковному уставу, в неосвященном храме не может совершаться Литургия. Освящение храма не рассматривается Церковью лишь как способ выражения благодарных чувств к Богу за построение храма. Это священнодейственный обряд, таинственный смысл которого состоит в сообщении храму особенной благодати, преобразующей его из простого здания в дом Господень, вместилище Невместимого. Освящение храма именуется «обновлением», потому что он становится святым, местом явления славы Божией. Над ним совершаются тайнодействия как над человеком, облекающимся во Христа через Крещение и Миропомазание. Поэтому в чинопоследовании освящения храма есть священнодействия и молитвословия, сближающие его с Таинствами Крещения и Миропомазания, а также Священства, ибо он посвящается Церковью на вечное служение Господу. Как и в этих Таинствах, в обряде освящения храма употребляется вода, святое миро, светильники; священнослужители облачаются в белые одежды, совершается круговое каждение. Через священнодействия и молитвы храм, построенный человеческими руками из камня и дерева, обретает дух жизни в Вечности.

Накануне для освящения в новосозданном храме совершаются малая вечерня и всенощное бдение по · особому уставу службы на обновление храмов. Поскольку при освящении храма всегда бывает кропление святой водой, то перед освящением вначале совершается молебен с водосвятием, чему предшествует перезвон, благовествующий христианам о грядущем радостном событии.

В чинопоследовании освящения храма все священные действия совершаются большей частью над святым престолом, а сам чин по своей структуре состоит из трех частей:

а)    устроения престола;

б)    освящения его и

в)    вложения под него святых мощей.

К началу освящения храма должны быть сделаны необходимые приготовления. Перед царскими вратами ставится стол, покрытый скатертью, поверх скатерти постилается пелена и полагаются святое Евангелие, Крест, святые сосуды, одеяния на престол и жертвенник, гвозди для укрепления престола и другие принадлежности, которые будут использоваться при совершении чинопоследования. Другой стол ставят в алтаре у горнего места, на него поставляется святое миро, церковное вино, розовая вода в стеклянных сосудах, кропило, четыре камня для забивания гвоздей.

После окончания водоосвящения архиерей и другие священнослужители, участвующие в освящении храма, облачаются в священные одежды, поверх которых надевают белый хитон (особую срачицу — «запон»). Архиерей через царские двери направляется в алтарь и вслед за ним священнослужители вносят стол, на котором лежат Крест, Евангелие, сосуды и все нужное для освящения.

Устроение престола происходит при закрытых царских вратах. В самом святилище христианского храма — алтаре — престол является местом самым святым, он есть истинный гроб нашего Спасителя и вместе с тем истинный престол Его — Царя Небесного. По Древнему обычаю он устраивается посреди алтаря на четырех утвержденных столпах, которые, по толкованию Симеона Солунского, знаменуют пророков и апостолов, «имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Еф. 2, 20). Святая трапеза бывает четырехсторонней, потому что от нее питаются все концы земли.

Архиерей окропляет святою водою четыре столпа, поставленные в основании престола сообразно четырем сторонам света. Затем, обходя вокруг столпов, возливает крестообразно на каждый из них воскомастих — благовонную мастику для крепления верхней доски к углам престола, которая является символом той драгоценной мази, которой Никодим и Иосиф Аримафейский помазали снятое с креста тело Спасителя (Ин. 19, 39—40). После краткой молитвы, в которой архиерей молит, чтобы Господь, Творец и Строитель нашего спасения, сподобил неосужденно освятить новый храм, священнослужители полагают доску на престольные столпы. Предварительно архиерей кропит ее с обеих сторон святой водой. Все присутствующие в алтаре священнослужители поют псалом 144 «Вознесу Тя, Боже мой, Царю мой, и благословлю Имя Твое во век и в век века», восхваляя величие Царя Небесного, Которому устраивается престол.

После возгласа архиерея «Благословен Бог наш» поется псалом 22, в котором упоминается о созерцании пророком, сквозь сень и ветхозаветные обряды, новозаветной чаши спасения, уготовляемой на устрояемом жертвеннике во славу Господа. После этого архиерей еще раз произносит: «Благословен Бог наш», священнослужители произносят: «Аминь». Архиерей окропляет четыре гвоздя и влагает их в заготовленные отверстия в доске престола. Четырьмя камнями с помощью священнослужителей архиерей прибивает доску к столпам престола, утверждая святую трапезу. Это действие знаменует пригвождение Господа нашего Иисуса Христа четырьмя гвоздями ко кресту. Утверждение престола духовно означает вселение Господа и Пастыря среди верующих, для их освящения.

Царские врата, закрытые прежде от взоров непосвященных, открываются, чтобы верные могли видеть начало созидания храма. Святитель, обратясь к ним лицом, ибо они сами образуют уже освященную Церковь, и преклонив вместе с ними колена, читает пространную молитву храмоз-дания, составленную частично из слов Соломона по основании им храма Иерусалимского. Он смиренно молится Царю Небесному, живущему в свете неприступном, имеющему небо Своим престолом и землю подножием, давшему повеление и начертания' для создания скинии, бывшей образом истины, воздвигшему при Соломоне древний храм, обновившему при святых апостолах службу в духе и истине и тем насадившему Святые Свои Церкви по всей земле, прося Бога об основании новосозданного храма, об исполнении его светом присносущным, об избрании его в место селения славы Своей, в пристанище обуреваемых, во врачевство страстей; он молится, чтобы новозаветный жертвенник прославился более ветхозаветного; чтобы Бескровные Жертвы, возносясь от него к мысленному Пренебесному Жертвеннику, приносили бы нам благодать свыше, ибо дерзаем не на служение рук наших, но на неизреченную благость Божию.

Вместе с архиереем молится и весь народ. По окончании молитвы архиерей поднимается с колен и идет в алтарь к святой трапезе, царские врата закрываются. После великой ектении с дополнительными прошениями о храме святитель приступает к освящению устроенного престола. Благословив в тайной молитве подносимую ему теплую воду, испрашивая на нее благословение Иорданово и возливая ее трижды на трапезу, архиерей, как и при Таинстве Крещения, произносит: «Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь». Затем вместе со священнослужителями архиерей отирает трапезу полотенцами при пении псалма 83 «Коль возлюбленна селения Твоя, Господи сил». Омовение престола силою и действием Святого Духа приобретает значение благодатного освящения. Как говорит Симеон Солунский, оно «бывает по двум образам»: чувственному и разумному, «да чиста будет трапеза измывшися, и освятится водою, очищение Святым Духом приемля» (гл. 107).

Следующее затем второе омовение престола имеет только таинственное значение. На освящаемом престоле должна возобновляться Гол-гофская жертва. Вино, смешанное с розовой водою и крестообразно возливаемое архиереем на трапезу, образует всеосвящающую кровь Богочеловека, которая истекла из пречистого ребра Его вместе с водою (Ин. 19, 34) и оросила собою Голгофу — первообразный жертвенник.

Над антиминсом совершаются те же самые священнодействия, что и над престолом, поэтому освящение архиереем антиминса и заменяет освящение престола. Антиминсы, сделанные из материи, омывают не полностью, а только окропляют их из опасения повредить запечатленное на них священное изображение. При всяком кроплении архиерей произносит следующие стихи из 50 псалма: «Окропити мя иссопом, и очищуся, омыеши мя, и паче снега убелюся», а закончив окропление антиминсов, дочитывает 50 псалом: «Слуху моему даси радость и веселие, возрадуются кости смиренныя» — и далее до конца. Затем приносят губы, и архиерей вместе со священнослужащими отирает ими престол.

После омовения престол помазывается миром. Миропомазание, по словам Дионисия Ареопагита, составляет начало, сущность и соверши-тельную силу в обряде освящения престола. Благовонный состав мира заключает в себе животворное благоухание духовных дарований — через таинственное помазание престола святым миром вседействующая сила Святого Духа осеняет и освящает его.

К помазанию трапезы святым миром архиерей приступает после возгласа: «Благословен Бог наш, всегда, ныне, и присно, и во веки веков», священники в ответ произносят: «Аминь». Таинственная печать миропомазания полагается в трех местах на поверхности трапезы (а также и на антиминсе, если он освящается вместе с престолом), там именно, где во время Литургии долгуры стоять Евангелие, дискос и чаша; полагается также на столпах престола, на средине и на ребрах, чтобы он был освящен отовсюду. При каждом крестообразном помазании, которое совершает архиерей, диакон, знаменуя важность производимого действия, возглашает: «Вонмем», а святитель восклицает: «Аллилуиа» (трижды), выражая хвалу и благодарение Богу за духовное помазание. Хор поет 132 псалом: «Се, что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе; яко миро на главе, сходящее на браду, браду Аароню». Потом архиерей произносит: «Слава Тебе, Святая Троице, Божё наш, во веки веков», священники говорят: «Аминь». Антиминс временно полагается на блюдо.

Как после крещения и миропомазания человек облекается в белые одежды, так облачают и престол после омовения его и помазания святым миром. В соответствии с двояким значением святой трапезы (гроба и престола) возлагается на нее двойная одежда: нижняя, белая, в ознаменование плащаницы, которой было обвито тело погребенного Спасителя (Мк. 15, 46), и верхняя, драгоценная, изображающая ризы присносущ-ной Его славы.

Нижняя одежда — срачица, окропленная святой водой и возложенная на престол, троекратно опоясывается вервью, знаменующей узы, в которых Господь отведен был к первоосвященникам Анне и Каиафе (Ин. 18, 24). Престол опоясивается таким образом, чтобы на каждой стороне его образовался крест из вервии, ибо крест есть и орудие, которым низведен был Страдалец во гроб, и вместе с тем лествица, которая возвела Его, как Богочеловека, на высоту небесной славы. В то время, когда архиерей и священники совершают эти священнодействия, хор поет 131 псалом «Помяни, Господи, Давида, и всю кротость его», в котором восхваляется благочестивая ревность Давида к созиданию храма Божия.

Поверх нижней одежды возлагают верхнее одеяние престола — ин-дитию, знаменующую пресвитерскую ризу, изображающую своим блеском сияние славы Божией. При торжественном пении 92-го псалма: «Господь воцарися, в лепоту облечеся», восхваляющего Господа, облеченного величием и могуществом, на престол возлагается антиминс в илитоне как в гробных пеленах; или сударе (повязке), которой обвита была во гробе голова Иисуса Христа. Антиминс есть образ гроба Христова или плащаницы, в которой положено было тело Христово. Затем на новоосвященном престоле полагаются еще Крест, как орудие нашего спасения, и Евангелие, как слово и образ Самого Иисуса Христа. Затем престол покрывается пеленою в знак того, что совершенные над ним тайно действия, как и те, которые отныне будут совершаться на нем, сокрыты от глаз человека и непостижимы для его ума.

После устроения и освящения престола облачается и жертвенник. Он предназначается для приготовления Даров к таинственному освящению и образует, по изъяснению Германа и Симеона Солунского, вертеп, в котором родился Спаситель, и Голгофу, место страданий Господа, потому что во время проскомидии на жертвеннике воспроизводятся (вспоминаются) обстоятельства, связанные с рождением и страданиями Спасителя. Но жертвенник не освящается подобно престолу, ибо он f ть место приготовления Жертвы, а не страшного совершения ее. Одежды, в которые облачается жертвенник, окропляются святой водой, на него ставят священные сосуды, после чего он покрывается пеленой.

После устроения жертвенника архиерей снимает с себя белый хитон, вслед за ним снимают запоны и священнослужащие. Царские врата открываются, и архиерей кадит вокруг престола, потом жертвенник и весь алтарь. Алтарь наполняется курением фимиама, облака которого знаменуют благодать Святого Духа, носившуюся некогда в виде облака над ветхозаветным святилищем (Исх. 40, 34; 3 Цар. 8, 10), а ныне невидимо осеняющую и покрывающую святой престол. Затем архиерей кадит и весь храм в знак того, что та же вседействующая благодать, которая сообщена храму, подается и всей вселенной. Во время каждения хор поет 25 псалом, в котором говорится о том, что лишь святость дел и чистое служение Господу могут сделать слышимым глас хвалы и возвещать все чудеса Его. Из двух старших пресвитеров, сопровождающих архиерея во время каждения из храма, один окропляет стены храма святой водой, а другой помазует святым миром крестообразно четыре стены храма, начиная с горнего места в алтаре и далее над вратами западными, южными и северными. По словам Симеона Солунского, миропомазание храма совершается в знак того, что Господь через восприятие плоти освятил все наше естество Божественною благодатию, которую после Него апостолы передали всему миру.

После произнесения диаконом малой ектении архиерей, сняв митру и обратясь лицом не к народу, как прежде, а к престолу, читает молитву: «Господи небеси и земли», завершающую освящение храма. В ней святитель испрашивает у Господа, основавшего Святую Церковь и установившего на земле чин священства во образ ангельского служения на небеси, исполнение славы Господней новому храму и жертвеннику, а служащим в нем — неосужденное приношение бескровной Жертвы за грехи людей. Когда же все верные, по возгласу диакона, преклонят главы, святитель читает тайную молитву: «Благодарим Тя, Господи Боже сил», в которой он благодарит Господа за непрерывное излияние благодати, нисшедшее до него от апостолов, и молит Его, чтобы на освященном жертвеннике совершилось великое Таинство ко спасению всех людей.

После этой молитвы, провозгласив славу Имени Святой Троицы, святитель в знак просвещения духовного, как при Крещении, возжигает из кадильницы в первый раз в новом храме светильник и ставит его на горнем месте, возле престола в честь трапезы, потому что она сделалась жертвенником Христовым и образует теперь Церковь Христову, сияющую светом благодати и подающую свет миру.

После освящения храма начинается крестный ход в другой храм за святыми мощами. Богу построен жертаенник (престол), но он не утвержден, пока не положены в его основание нетленные частицы святых мощей, ибо на костях мучеников утвердилась Вселенская Церковь и над их гробами б>ыли созданы первые христианские святилища. Перенесение святых мощей из другого храма означает, что благодать освящения переходит и преподается через древние храмы. Этот обряд совершается, кроме того, для того, чтобы новый храм был огражден щитом молитв ранее построенного храма.

Архиерей раздает Евангелие, Крест и иконы пресвитерам в алтаре, мирянам же — свечи и хоругви на амвоне и, взяв посох, возглашает: «С миром изыдем», открывая торжественный крестный ход из храма. Хор поет тропари в честь мучеников: «Иже во всем мире мученик Твоих» и «Яко начатки естества».

В ближайшем храме приготовлены святые мощи и дискос, на котором они лежат, поставлен на престоле. Архиерей входит в алтарь без посоха, покланяется святым мощам и осеняет предстоящих. Протодиакон перед царскими дверями произносит малую ектению, священники, стоящие вне алтаря, поют: «Господи, помилуй». Стоя перед святым престолом, архиерей восклицает: «Яко свят еси, Боже наш». Затем поют Трисвятое. Архиерей произносит молитву: «Господи, Боже наш, верный в словесех Твоих», в которой просит Господа, даровавшего святым мученикам подвизаться добрым подвигом, сохранив веру истинного исповедания, чтобы Он дал и недостойным рабам Своим участие в наследии с мучениками и сделал достойными подражателями их подвигов. Потом святитель читает тайную молитву об утверждении новоосвященного храма.

Затем он кадит святые мощи, поднимает дискос с мощами и несет его на голове, поддерживая двумя руками, в сопровождении всего собора идет с крестным ходом к новоосвященному храму. Хор поет тропари о создании и утверждении Спасителем Церкви: «Иже на камени веры создавый Церковь Твою, Блаже», «Святии мученицы» и проч. Достигнув новоосвященного храма, торжественно обходят его вокруг, как шествует крещенный и миропомазанный вокруг купели. Это круговое шествие знаменует посвящение храма Богу и поручение его заступничеству и молитвам того святого, чьи мощи несет архиерей. При крестном шествии вокруг храма один из пресвитеров окропляет наружные стены храма святой водой, подобно ветхозаветному кроплению (Евр. 9, 19—22), а другой священник помазывает их святым миром.

Если около освящаемого храма нет поблизости другой церкви, тогда святые мощи, поставленные с вечера в освящаемом храме на аналое перед образом Спасителя у царских врат, остаются там до начала крестного хода. Когда наступает время идти за мощами, архиерей выходит царскими дверями, становится против мощей на орлеце и, помолившись, осеняет со-служащих. Потом берет кадило и кадит святые мощи «трижды по трижды» (т.е. три раза и каждый раз по три раза). Певчие поют тропарь: «Иже во всем мире мученик» и кондак: «Яко начатки естества». Далее следует ектения и указанные выше молитвы, после чего архиерей берет святые мощи на главу, и начинается крестный ход.

После совершения крестного хода шествие останавливается перед западными вратами храма. Архиерей снимает со своей головы дискос и ставит его на столе перед церковными вратами, певчие же входят внутрь храма и закрывают за собой двери. Следующие затем священнодействия и молитвословия воспроизводят (знаменуют) событие, которое совершилось, когда Сын Божий и Предвечный Бог, воплотившийся в человеческую плоть, возносился от нас на небо. Как тогда небесным силам повелено было отверзнуть своды небесного храма перед Царем славы, Сыном Божиим, Господом Неба и земли, и небесные Силы, видя своего Владыку в человеческом образе, в ужасе и недоумении спрашивали: «Кто есть сей Царь славы?» — то же самое совершается теперь здесь. Архиерей, стоя перед святыми мощами, на которых, как на херувимской колеснице, почивает слава Распятого Христа, от лица Его Самого — Царя славы взывает к закрытым вратам: «Возьмите врата, князи, ваша, и возьмитеся врата вечная, и внидет Царь славы». Из закрытого храма, как из глубины неба, тихо вопрошает голос: «Кто есть сей Царь славы?» Словами 23 псалма Церковь внушает, что храм Божиий есть небо на земле и шествие в храм есть образ восшествия Царя и с Ним верных в самое небо.

Протодиакон говорит: «Господу помолимся», хор отвечает: «Господи, помилуй». Архиерей читает молитву «Боже и Отче Господа нашего Иисуса Христа», в которой просит, чтобы Господь утвердил освященный храм непоколебимым до скончания века, а затем читает тайную молитву входа: «Владыко, Господи Боже наш», которая читается при входе с Евангелием на Литургии.

Взяв дискос со святыми мощами, архиерей творит им крест пред вратами храма, и в ответ вопрошающим: «Кто есть сей Царь славы?» — громко восклицает: «Господь сил, той есть Царь славы». Эти же слова поет хор. Врата храма отворяются и архиерей, подняв дискос с мощами на главу свою, направляется вместе со священнослужителями в алтарь, где и поставляет мощи на святой престол. После поклонения им и каждения пред ними архиерей помазует их святым миром в знак тесного соединения мучеников со Христом — истинным Миром, потом влагает их в антиминс, в особый малбй ковчежец, как во гроб. Ковчежец заливается благовонной мастикой и ставится под срединой престола на столбец, как основание, потому что мощи и в самом деле есть основание, и без них не могут совершаться священнодействия Литургии. Вложение мощей в антиминс и поставление под престол совершается в соответствии со словами Иоанна Богослова, который в откровении на небесах видел перед лицом Божиим алтарь и под ним «души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели» (Апок. 6, 9). Таким образом, святые, будучи участниками Смерти Спасителя, делаются и участниками славы Господа (Рим. 6, 5). Святая Церковь на земле повторяет это небесное ведение.

Таинственный обряд храмоосвящения оканчивается двумя коленопреклоненными молитвами, в первой из которых святитель просит о создателях храма, обращаясь с молитвенным призывом к Богу, чтобы по молитвам мучеников Он даровал нам спасение. Во второй молитве, в которой, как и в первой, народ вместе с архиереем преклоняет колена пред Господом, содержатся прошения о даровании побед, мира, единомыслия священникам, спасения и оставления грехов благочестивым строителям храма.

Так некогда Соломон, соорудив великолепный храм Богу Израилеву на высотах Иерусалима, с левитами и жрецами взошел на гору Сион, в город отца своего. Там из древней пустынной скинии подняли они ковчег Завета, устроенный Моисеем, и при пении псалмов Давидовых, прообразовавших это духовное торжество, с принесением бесчисленных жертв, внесли неприступную святыню, залог завета Божия с Израилем. И внезапно весь храм наполнился облаком славы Господней, нестерпимым для самих левитов, так что оставили они свои жертвы, а Соломон воззвал перед всем народом к Богу отцов своих (3 Цар. 8, 1—64).

После отпуста становится святитель на амвоне и при возглашении многолетия патриарху осеняет Животворящим Крестом на все четыре стороны света. По древнему обычаю в новоосвященном храме принято семь дней непрерывно совершать божественную службу. «Думаю, — говорит святой Григорий Богослов, — что по уважению седмиричного числа семь дней по освящении священник упражняется в непрерывном Богослужении (Исх. 29, 35), прокаженный очищается (Лев. 13, 50) и храм освящается (2 Пар. 7, 9)» (слово на Пятидесятницу).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me