Православные храмы

Свято-Троицкий собор на Троещине

Приходской храм Выгуровщины-Троещины. В ХІ — ХІІІ вв. между Троещиной…

Храм святителя Василия Великого Кирилловского монастыря

Церковь святителя Василия Великого на территории психиатрической…

Храм равноапостольного князя Владимира (в Наводницком парке)

Закладка Владимирского храма была совершена Блаженнейшим Митрополитом…

Публикации

За Добро обидно. Нелегко ему пришлось в “Ночном дозоре”

Фильм Тимура Бекмамбетова “Ночной дозор” лишний раз хвалить не надо —…

Славный сын украинского народа. К 170-летию со дня рождения И. С. Нечуя-Левицкого

Одно из самых почетных мест в истории украинской литературы принадлежит Ивану…

Под золотыми куполами. Никольский собор киевского женского Покровского монастыря

В живописном уголке Киева, на Вознесенской горе, возвышается самый большой храм…

Совершая Таинство Покаяния, начало его священник полагает значительно ранее возгласа: «Благословен Бог наш...».

Изложение таинственной исповеди в Требнике предваряется «Сказанием, о еже како подобает быти духовнику и сказовати невозбранно приходящим к нему». В «Сказании» содержатся наставления, каким должен быть пастырь Церкви и как ему следует относиться к совершению исповеди. Духовный отец, приемлющий человеческие помышления, сам должен быть образцом добродетели и постоянно молиться, чтобы Бог дал ему слово разума для выбора направления жизненных действий приходящих к нему. «Внимай себе, о духовник! Ведь если погибнет одна овца по нерадению твоему — с тебя взыщется... Страшись предать Сына Божия в руки недостойным и не допускай их к Причащению».

Духовные основания совершения этого Таинства связаны, по указанию Требника, с личной жизнью священника: воздержанием, кротостью, доброделанием, молитвой на всякий час Богу, да «подаст ему Бог слово разума». Условием, соделывающим возможным принятие от Бога этого слова разума, является пост, согласно Божественным правилам; храня его, пастырь может и другим объяснить необходимость доброй христианской жизни.

Видимое начало Таинства Покаяния священник полагает у престола в святом алтаре. Преклонив колена пред величием благости Божией, священник берет с престола Крест и Евангелие, чтобы изнести их в храм, к месту совершения Таинства. Исхождение к народу, согрешившему пред Богом, есть свидетелъство о приблизившемся Царствии Божием (Мф. 4, 17), побуждающее к покаянию, духовному очищению при непосредственном участии священника. Для исполнения этого церковного послушания иерей еще в алтаре молитвенно испрашивает у Бога благодатный дар понимания каждой души, жаждущей исцеления от греха и исправления жизни. Пастырь сознает, что в эти минуты Господь поручает ему ввести людей, «обремененных грехами многими, во град, ему же Художник и Строитель — Бог» (Евр. 11, 10), предварительно очистив их от греха. Очищение от грехов в Таинстве приносит кающемуся «рождение не от семени истлевающего, но нетленного». Его совершает священник «словом» живого Бога, «пребывающего вовеки» (1 Петр. 1, 23).

К подобному рождению пастырь Церкви сам неоднократно приходил, принося собственное покаяние пред Богом и духовником. Ему открылось воздействие на душу кающегося благодати Божией, когда душа, жаждущая очищения и примирения с Господом, погружает в пучину благодати, как растение в землю, корни своих мыслей, желаний и чувств, чтобы впитать в себя «воду жизни» и найти силы и мудрость войти в жизнь Царства Божия.

Священнику, когда он просит Господа, подается видение тех немощей кающегося человека, которые уходят из его сердца, давая место благоговейной чуткости к откровению воли Божией о нем.

Когда священник Выходит из алтаря с Крестом и Евангелием в руках, он предстает перед народом, как Моисей на горе Синай со скрижалями Закона в руках, чтобы донести до людей святость и свет Евангелия, закон Духа и Жизни, чтобы приобщить их к таинственному ведению снисхождения Божия к человеку.

Сознание присутствия Божия в Таинстве Покаяния располагает священника износить из сокровищницы церковной жизни слова Бога, которые могут приобщить душу человека к благодати и любви Христа Спасителя, приоткрыть путь к Тайне Господней, сокрытой в чистой и святой жизни. «Рукой проповеди», по выражению епископа Феофана Затворника, священник, по благословению епископа, берет души согрешивших и удалившихся от Бога своих духовных чад, очищает их «секирою благодати Духа» и полагает в «здание» Церкви, вновь сочетавая с ней, камень к камню, как строитель Божиих Тайн.

Благодатно возрождая души человеческие, приготовляя их к наследованию Царства Божия, пастырь с помощью слова проповеди помогает человеку распознать свои грехи и исповедать их пред Богом и священником.

Износя из алтаря напрестольные Крест и Евангелие, священник поручается, что любовь Сына Божия и благая весть о спасении ведут к исправлению.

Священник прилагает неустанный труд, чтобы, исповедуя кающегося, помочь ему найти в себе истоки образа Божия. Молитвенный подвиг, опыт личной добродетельной жизни и покаяние помогают священнику понять, что часто не сразу удается помочь человеку. Как реставратор вдумчиво, кропотливо и осторожно, стараясь не повредить подлинных красок великого художника, работает над потемневшей от времени иконой, так священник не однажды совершенной молитвой и советом врачует согрешившего человека и указывает ему путь в Царство Божие.

Взаимодействие искреннего исповедания грехов кающимся и пастырского усердия священника приводит к тому, что человек начинает видеть в себе образ Божий, дорожить им, и делается достойным называться христианином.

Искреннее участие священника в покаянии согрешившего привлекает и особый дар благодати Божией — слезы покаяния. Церковь знает, что «сеющий со слезами» пожинает радость прощения и примирения с Богом (Пс. 125, 5—6). Крайняя нужда в слезах покаяния побуждает и совершителя Таинства, и участвующего в нем просить у Бога дара слез, просить с воздыханиями и болезнованием сердца (преподобный Нил Сорский. Слово 8).

Непременной подготовкой для проявления этого дара в участниках Таинства служат труд благоразумного воздержания от пищи и пития, молитвенное бдение, отвлечение внимания от всего, что ведет к рассеянности и греху, чтобы внимать себе, своему предстоянию пред Богом (Преподобный Иоанн Лествичник. Слово 7, 3).Этот труд приводит к осознанию «нищеты духа» (Мф. 5, 3, 4) и пробуждению источника слез. «И как земля, долго жаждавшая влаги и наконец получившая ее в изобилии, вдруг покрывается нежной, яркой зеленью, так и сердце, истомившееся сухостью и оживленное слезами покаяния, испускает из себя множество духовных помышлений и ощущений, украшенных общим цветом смирения». Омытая слезами, душа «вкушает особенные тишину и мир, из которых, как бы благоухание от ароматных веществ, возникает и действует чистая молитва».

Благодатный опыт подвижников веры, часто используемый священником в Таинстве Покаяния, несомненно, нужен и ему для «возгревания» благодати священства, полученной при хиротонии (2 Тим. 1, 6). Совершая же Таинство небрежно, священник подвергает себя праведному гневу Божию, ибо «проклят, — говорит Священное Писание, — кто дело Господне делает небрежно»(Иер. 48, 10; см. также «Учительское известие» при Служебнике). И гнев Божий не замедлит сказаться в сухости сердца, потере мира и тишины во взаимных отношениях, в молитве домашней и храмовой. Поэтому, совершая достойно Таинство Покаяния, священник созидает жизнь прихода, врачует и исправляет верующих, открывая им врата Небесные.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me