Православные храмы

Покровский храм Покровского монастыря

Первоначальный соборный храм Покровского женского монастыря…

Покровский храм на Приорке

Православная деревянная церковь неизвестного названия существовала на…

Храм Собора архангела Гавриила при ТРК «Глас»

Община домовой церкви начала формироваться с 2003 года, со времени…

Публикации

Взаимодействие Церкви и светских СМИ

Религия всегда играла важную роль в жизни украинского общества. Однако за…

Торжество Православ’я

В першу неділю Великого посту Свята Церква торжественно згадує перемогу…

Болезнь – это Божье посещение

“Рак — страшная болезнь, но очень многие в последние времена этой болезнью…

­LikvidatorС непосредственным участником тех событий, ныне старостой киевского храма во имя Феодосия Черниговского, возведенного возле памятника жертвам Чернобыля, Яковом Григорьевичем Анисимовым, мы побеседовали накануне памятной даты.

“Наша организация “Киевметрострой”, где я работал машинистом экскаватора, участвовала в ликвидации послед­ствий аварии на ЧАЭС, — вспоминает Яков Григорьевич. — Пять единиц техники завезли в Чернобыль 7 мая, и сразу же, ночью, нас направили к IV реактору, где мы должны были вырыть котлован и поставить в нем бурильные горизонтальные станки, чтобы добраться под реактор и подвести приборы с жидким азотом для охлаждения.

Мы работали пять дней посменно, по шесть часов. Cтанки были японские, и они не сработали. Затем нас сменили донбасские шахтеры, которые прошли штольню вручную. Дозиметристы говорили нам, где какая радиация, и мы знали, сколько рентген на каждом участке (в среднем — от 6 до 10 рентген в час). Нас развозили на БТРах с защитной броней, потому что на открытой местности (у разваленной стены блока) было до 3000 рентген, но все равно дозиметрический прибор в машине зашкаливало. Напихивали нас в БТР, как селедки в бочку. На КП проходили санобработку, меняя полностью спецодежду. Если набирали 25 рентген — отправляли в Киев. Теперь говорят, что, мол, давали водку, вино — этого не было. Кстати, первые, выданные нам, дозиметры были производства 1930-х годов и ничего не показывали, потом их заменили другими. Все контролировали сотрудники КГБ, им мы и сдавали дозиметры после смены.

После возвращения мы были представлены к наградам (их получал, в основном, начальственный состав, и мы четыре рядовых труженика). Я получил орден Трудовой Славы II степени (III  степень мне вручили ранее, в “Метрострое”, за Подольскую линию метро)”.

К скромному рассказу Я. Г. Анисимова необходимо добавить, что от Киевской Митрополии он был награжден орденом святого равноапостольного князя Владимира I, II, и III степени — уже как строитель храма.

Из тех людей, кто участвовал в ликвидации Чернобыльской катастрофы, в живых осталась четверть. Шестьдесят процентов из них — серьезно больны, но не получают бесплатных медикаментов. Из хороших известий — то, что немного увеличили специальные пенсии.

“В позапрошлом году, — говорит Яков Григорьевич, — мы были с делегацией в Чернобыле. Там строят новый саркофаг, поскольку старый разрушается. Посетили храм во имя Николая Чудотворца. Сквозь асфальт прорастает трава — жизнь не стоит на месте... При выезде дозиметры показали: “чисто”. Ну и слава Богу”.

Валерий Зал-Заде

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me