Православные храмы

Храм Рождества Иоанна Предтечи (на Зверинецком кладбище)

На Зверинце существовало 2 кладбища: Зверинецкое кладбище…

Свято-Троицкий храм на Жилянской

Изначально Свято-Троицкий приходской храм находился на месте скверика…

Храм апостола и Евангелиста Иоанна Богослова (на Позняках)

Первая служба состоялась в мае 1997 г. Богослужения проходили в…

Публикации

Пересопницкое Евангелие: Книга, которая сама рассказывает свою историю

О чем нам может рассказать древняя рукопись? Часто у нее нет ни автора, ни…

Новітні Мічурінці, або популярно про генну інженерію

“Вивчи дух часу, аби, якщо можливо, уникнути його впливу” Свт. Ігнатій…

Куда приводят мечты... или уводят?

Фильм “Куда приводят мечты” нужно рассматривать в ряду многочисленных попыток…

Glinskij monastirИнтервью с архиепископом Конотопским и Глуховским Лукой (Коваленко), председателем Синодального отдела УПЦ “Церковь и медицина”:

— Владыка, три года Вы возрождаете знаменитую Глинскую пустынь. Как Вы восприняли назначение наместником обители?

— Наместником Глинской пустыни я был назначен в ноябре 2005 года. До этого я здесь никогда не был и лишь читал об этой обители. Но сейчас я понимаю, что Господь предуготовлял мне этот путь через духовные связи с Глинской пустынью. Так, мой первый духовник был пострижеником Глинского старца — схиархимадрита Серафима (Амелина). Кроме того, в Донецке, уже будучи архимандритом, я поддерживал духовное общение с одной монахиней. Когда я уезжал из Донецка, она вынесла и подарила мне икону Спасителя, которую ей в 50-х годах прошлого века подарили Глинские насельники за то, что она собирала средства на поддержание их разоренной обители. Лик иконы был древний и совершенно темный, но с тех пор образ этот потихоньку обновляется, краски становятся все ярче и отчетливее. Вместе с иконой матушка вынесла и письмо, переданное ей Глинскими насельниками, в котором они благодарили ее за помощь, и в этом письме мене запомнились последние слова: “Мы шлем вам благословение нашей обители — красавицы Глинской пустыни...”. Они называли свою пустынь красавицей, хотя в то время здесь все было разрушено, сами они жили в землянках, но родную обитель все равно называли “красавицей”...

Во всем этом я усмотрел указание Божие посвятить себя делу восстановления древней обители — Глинского ставропигиального монастыря, настоятелем которого является Блаженнейший Митрополит Владимир. Собственно, перед назначением Блаженнейший Владыка долго беседовал со мной, давал необходимые советы.

— Недавно Ваша епархия отметила свое 15-летие. Всякий юбилей предполагает подведение итогов. Что сделано в епархии за эти 15 лет и насколько целесообразно было ее выделение из состава Сумской епархии?

— Мне легче говорить о периоде, когда я нес здесь послушание. Во-первых, нужно сказать, что выделение Конотопско-Глуховской епархии из состава обширной Сумской было промыслительным решением Священного Синода. Представьте, что у архиерея 500 приходов, конечно, он не сможет посетить их все в течение года, даже если будет ежедневно перемещаться от одного к другому. А паства и духовенство должны видеть своего архипастыря и общаться с ним, чтобы укрепляться в вере, совместно решать различные вопросы приходской, монастырской жизни. А это и проблемы расколов, сектантства, вопросы миссионерской, социальной и просветительской работы, взаимодействия с государственными и общественными структурами... Без участия архиерея они порой просто не решаются. Но прежде всего — духовное окормление, совместная молитва — вот, что требуется от епископа в современных условиях.

Посмотрите, как много, несмотря на возраст и недуги, молится с народом наш Предстоятель — Блаженнейший Митрополит Владимир, практически не прерывая архипастырские поездки по епархиям. Сила его в немощи свершается. И мы должны подражать и учиться у нашего Предстоятеля... Ведь если на приходе должным образом поставлено богослужение, проповедь, катихизация, то это способствует тому, что люди, а значит и общество в целом, начинают духовно возрастать. Ведь вера без дел мертва, а какие дела нашей веры? Прежде всего это милосердие. Когда мы заботимся о своих ближних, о сиротах, престарелых... Когда идем в тюрьмы, в колонии, в военные части, в больницы... Таким образом, мы выполняем самую главную заповедь Христа: “Возлюби ближнего, как самого себя”. И таким образом мы утверждаем веру Христову.

— То же касается взаимодействия Церкви и медицины. Что Вы можете сказать об этом, как профессиональный медик и пастырь?

— Вы знаете, очень страшно, когда тяжело больной человек осознает, что медикаменты, самые дорогие и лучшие, ему не помогают. И если человек нецерковный, находится вне общения с Богом, он замыкается в самом себе, впадает в глубокую депрессию, часто желает лишить себя жизни. И очень важно, чтобы в эти минуты на помощь пришел священник, чтобы рассказал о Боге, а еще — исповедал и причастил больного, т. е. соединил его с Самим Господом. Это воистину воскрешает душу человека, а часто приносит и телесное исцеление. Я неоднократно был свидетелем исцелений после соборования, исповеди и причастия Христовых Таин. Так же, как и того, когда измученная болезнью душа, освободившись от бремени грехов и соединившись с Господом, переходила в жизнь вечную. Ведь и это не меньшее чудо — спасти погибающую душу от смерти вечной... Для этого и необходима наша Миссия “Церковь и медицина”, и потому мы главное внимание уделяем полиативной медицине, занимающейся тяжело и часто неизлечимо больными людьми. Наше призвание, призвание священства — помочь такому человеку достойно встретить смерть, чтоб кончина была “мирной и непостыдной”, как мы просим в молитвенных ектениях, стать пред Богом, умиротвориться, не озлобиться, и просить у Него помощи и поддержки.

— Можете вспомнить какой-нибудь пример чудесной помощи Церкви?

— Их множество. Да хоть такой. Моя однокурсница и прихожанка готовилась стать матерью. Я вернулся рано утром из командировки, и тут она звонит и плачет: “Батюшка, я родила...”. “Так чего же ты плачешь, радоваться нужно!”, — отвечаю ей. — “Ребенок на искусственном дыхании, кардиостимуляторах, через два часа после рождения была остановка сердца и дыхания”. Мама у нее доцент медицины, во время родов и в предродовой период были подключены лучшие врачи города, но вот ребенок, родившийся здоровым, неожиданно умирает... Она умоляет с верой: приезжай, чтобы покрестить! Меня повез на автомобиле в роддом ее муж, человек нецерковный. И по дороге говорит: “Ну, окрестим, неужели это поможет?”. “По вере вашей да будет вам”, — отвечаю. И что вы думаете? Ребенок после крещения ожил. Теперь мальчику Женечке восемь лет. И папа стал активным прихожанином, хотя до этого он на жену буквально восставал за ее веру. И таким примерам несть числа...

— Думаю, большинству читателей было бы интересно узнать, почему студент-медик решил стать священником, когда произошел перелом, изменение жизненного пути?

— С четырех лет я мечтал быть врачом. Моими игрушками были шприцы, пинцеты, зажимы, скальпеля... Этот арсенал мне удалось собрать благодаря папиному увлечению радиоделом, и медицинские инструменты как нельзя лучше подходили для сборки и ремонта радиоаппаратуры. А мне они заменяли машинки и другие мальчишеские игрушки. Все куклы у меня были “прооперированы”. Операции я делал в белых тряпичных перчатках (тогда не знал, что настоящие хирургические перчатки должны быть резиновыми). И на вопрос взрослых: кем ты хочешь стать, всегда отвечал — врачом. А еще в раннем возрасте я перенес сложную операцию, после которой врач сказал, что я, когда вырасту, стану врачом.

Фактически мой медицинский стаж начался с 1987 года, когда в 16 лет, будучи еще школьником, я пошел работать санитаром, ходил на ночные дежурства. Даже ассистировал хирургу при операциях. Дважды я поступал в Донецкий мединститут и дважды проваливался из-за двоек по сочинению, хотя занимался на “отлично”. Видно, Господь испытывал терпение. Третью попытку я сделал уже после армии. Учился хорошо, школу закончил с золотой медалью, был даже стипендиатом. Был заместителем комсорга школы. В партию хотел поступать. До института я вообще не ходил в церковь и ничего не знал о Боге.

Как-то с ребятами-абитуриентами перед поступлением прогуливались, и кто-то предложил: “Давайте зайдем в церковь, посмотрим”. Это было уже после армии и двух неудавшихся попыток поступить в медицинский институт. Вот, зашли, посмотрели, все стали выходить, а я почему-то остался, что-то меня там удержало — любопытство ли, благодать — не ведаю. Ничего я не понимал, о чем поют, лишь “Господи, помилуй” и возглас “Христос воскресе!” Это на Пасху было. Тогда, кажется, я впервые лично обратился к Богу и попросил Его помощи — я хотел учиться и стать врачом. Тогда я впервые испытал эту пасхальную радость, и меня стало тянуть в храм Божий. Я стал посещать его постоянно. И Господь мне помог: я не только поступил в вуз, но обрел веру в Живого Бога. Там еще ситуация такая была на экзамене: я забыл подписать свою письменную работу, а это практически “двойка”. Так вот, один преподаватель, видимо, меня запомнил, подошел ко мне и тихонько спросил: “Это Ваша работа?”. “Да, моя”. И в этом я увидел милость Божию.

У меня очень хорошо складывалась медицинская перспектива, меня приглашали на кафедру терапии и патологической анатомии, хирургия нравилась.

Но Господь вел меня дальше. Я познакомился с одним духовным лицом, очень хорошим человеком, который дал мне прочесть книгу архиепископа Луки Войно-Ясенецкого, тогда еще в самиздате — машинописная работа. И когда я узнал о жизни владыки-исповедника, узника сталинских лагерей, блестящего хирурга, лауреата Сталинской премии, архиепископа-чудотворца, прочел о его врачебном, исповедническом, святительском подвиге, я восхитился этой личностью. И захотел подражать ему. А на шестом курсе я ухаживал за одним священнослужителем в больнице, и в палату к больному приехал владыка Донецкий и Мариупольский Иларион. Он спросил меня: “Вы врач?”. “Нет, я учусь на шестом курсе”, — ответил я. “А не хотели бы Вы пойти по другому пути, по духовному?”. Я как-то не воспринял эти слова, ну, как бы смутился несколько, ведь столько лет, практически всю жизнь я шел к одной цели — быть врачом. Потом, в храме, когда на полиелее я помазывался у владыки, он снова спросил: “Ну, Вы подумали над моим предложением? Приходите ко мне в епархию, поговорим”. И я, после беседы, многих молитв и размышлений, принял предложение принять сан, и оканчивал институт по благословению владыки уже в сане диакона. Далее владыка благословил пройти еще и интернатуру и магистратуру. Владыка Иларион очень мудрый человек и беспокоится, чтобы его кадры были не только образованы духовно, но имели и светское образование. Это очень важно для нашего времени: в Церковь приходят люди образованные, с широкими научными знаниями, и с ними нужно работать.

— Так, владыка, Вы остались врачом, только уже душ человеческих...

— Выходит, что так.

Беседовал Сергей Герук

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua