Православные храмы

Храм преподобного Романа Сладкопевца (при поликлинике больницы № 11 Голосеевского района)

Больничная часовня, ныне превращена в церковь. Находится во дворе…

Храм в честь мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии (при «Детской академии развития»)

Первый в столице «детский» храм находится в «Детской академии…

Храм иконы Божией Матери «Экономисса»

21 декабря 2010 года, по благословению Блаженнейшего Митрополита…
Новости югры
Лента новостей
nv86.ru
laser-star.ru
Картриджи в наличии. Шок цена, ниже некуда! Звони! Предложение ограничено
laser-star.ru
Осаго одинцово
Контактные сведения. Фотографии тюнинговых автомобилей.
sb-a.ru

Публикации

Благословіть запитати

На запитання читачів відповідає Блаженніший Володимир, Митрополит Київський і…

Архиепископ Григорий (Афонский)

Родился владыка Григорий (в миру Георгий Сергеевич Афонский) в Киеве 17 апреля…

Відродження Чорнобиля

Чорнобиль — це не тільки опалена у 1986 році атомом земля, це земля древлян —…

Serafim amelinОтец Серафим (в миру Симеон Дмитриевич Амелин) родился 21 июля 1874 г. в деревне Соломино Фатежского уезда Курской губернии. Родители его, простые крестьяне, воспитывали детей в страхе Божием и послушании старшим.

Симеон поступил в Глинскую пустынь в 1893 г. Сначала он трудился на общих послушаниях, ежедневно ходил на откровение помыслов к старцам, обучался подвигам поста и молитвы, читал творения святых отцов. Уже в эти годы его отличала особая тихость нрава и кроткая сдержанность в обращении. Все более и более убеждался Симеон в спасительности монашества, возлюбил его всем сердцем и стремился к нему. Великой радостью для него было пострижение в 1899 г. в рясофор, а 28 ноября 1904 г. — в мантию с именем Серафим. С этого времени он особенно ревновал о своем спасении. С детства он был неразговорчив, но теперь молчание стало для него средством хранения ума и чувств.

В 1899 г. о. Серафим был определен на послушание в живописную мастерскую. Занятия иконописью подготовили и утончили его ум и чувства к восприятию духовного. Вскоре он был поставлен начальником живописной мастерской.

В 1913 г. о. Серафим был рукоположен во иеродиакона, а в 1917 г. — во иеромонаха, в том же году его назначили исполнять должность ризничего. В 1919 г., когда шла гражданская война и вокруг орудовало множество банд, настоятель архимандрит Нектарий возложил на него ответственную и особенно трудную в те тревожные годы должность казначея.

После закрытия советской властью Глинской пустыни о. Серафим жил в селе Ковенки Шалыгинского района Курской (после 1938 г. Сумской) области, занимался столярно-слесарными работами. Еще во время революции он тайно принял схиму с тем же именем Серафим. Став схимником, он как бы совсем ушел от внешнего мира во внутренний, душевный.

С 1941 г. о. Серафим стал служить в Ильинской церкви села Ковенки, открытой после прихода немцев. Он вернулся в Глинскую пустынь в 1942 г. и много по-трудился в деле восстановления обители и возрождения ее духовных традиций. Святой своей жизнью, кротостью и любовью он привлекал к себе всех. Братия обители так любили и уважали его, что единогласно избрали своим настоятелем.

Иеросхимонах Серафим был утвержден в должности настоятеля Глинской пустыни и возведен в сан игумена 29 мая 1943 г. в возрасте 69 лет, когда был уже преисполнен благодатными дарованиями, в том числе и даром прозрения человеческих душ. Братия ясно видели, что все их мысли и чувства открыты ему. Например, однажды он вызвал к себе в келию молодого монаха, который так постился, что даже заболел. Был Петров пост, а отец настоятель налил ему полный стакан кефира и велел пить. Из послушания монах выпил, хотя никогда в жизни не нарушал поста. Тогда о. Серафим сказал ему: “Вот так, и не перегибай палку!”.

Смирение было главным качеством его души. Оно проявлялось во всем: и во внешнем виде, и в поступках. Даже схиму старец носил тайно: не только в документах, которые он подписывал по делам обители, но и в своем послужном списке никогда не указывал, что он схимник.

Но особой добродетелью о. Серафима было его миротворчество. Этот дар начал проявляться еще в молодые годы отца настоятеля, но теперь он раскрылся во всей полноте. Внутренний мир, мир Христов, который царил в его смиренномудрой душе, нес о. Серафим всем окружающим и объединял миром и любовью самых разных людей. По болезни в последние годы жизни он редко возглавлял богослужения, но если служил, богослужение, совершаемое им, имело особую благодатную силу, поэтому дней, когда служил отец настоятель, особенно ждали.

Господь еще при жизни прославил Своего угодника явными чудесами. Так, когда о. Серафим шел по монастырю, совершая обход послушаний, то не каждому было дано его видеть. Старцы низко кланялись, а молодые монахи спрашивали, кому они кланяются. Те с благоговением отвечали: “Отец настоятель прошел!”. Глинские старцы учились у него, особо благоговел пред ним известный святостью жизни схиархимандрит Андроник (Лукаш) и был у о. Серафима келейником. Глубоко почитали о. Серафима и все правящие архиереи. Он был духовником известного святой жизнью бывшего насельника Глинской пустыни, впоследствии митрополита Тетрицкаройского, Зиновия (Мажуги, в схиме Серафима).

Первый период настоятельства о. Серафима (1943–1952) был очень трудным. В годы войны и первые послевоенные годы в обители не было даже самого необходимого. Иноки Глинской пустыни жили в крайней бедности, в 1946–1947 гг. голодали, но всем, что было в обители, делились с богомольцами, помогали им, как только было возможно, особенно заботясь о сиротах и вдовах. В этих тяжелых материальных условиях главной целью отца настоятеля был подъем духовной жизни братии и богомольцев.

С 1953 г. наступил период расцвета и благоустройства Глинской пустыни. Как и прежде, обитель была центром духовного просвещения, старческого окормления и нравственного возрождения. Не только многие архиереи, но и сам Святейший Патриарх Алексий отзывался о Глинской пустыни как о строгом монастыре, глубоко почитал ее опытных старцев и считал их руководство душеспасительным. Под их руководством возрос целый сонм подвижников, многие из которых впоследствии пронесли старческие традиции Глинской пустыни по всей стране.

В феврале 1957 г., желая совершенно предаться безмолвию, архимандрит Серафим обратился к правящему архиерею с просьбой освободить его по болезненному состоянию и старости (ему было уже 84 года) от обязанностей настоятеля.

14 марта 1957 г. настоятелем Глинской пустыни был назначен архимандрит Таврион (Батозский), но, по желанию братии, уже 13 января 1958 г. о. Серафим был возвращен на должность настоятеля. Безмерная любовь к братии заставила его вновь взять на себя бремя настоятельства, но лишь на несколько месяцев, поскольку боголюбивая душа его уже была готова к переходу в вечность. Всего два дня поболел о. Серафим перед кончиной. В субботу 18 октября 1958 г. он отошел ко Господу.

В понедельник 20 октября епископ Степанаванский Зиновий (Мажуга) в сослужении двадцати священников и четырех диаконов совершил заупокойную литургию, затем отпевание и произнес прощальное сердечное слово, и так утешил братию, что они со слезами благодарили его. Погребение совершили у южной стены храма, возле алтаря.

В 1961 г., после закрытия обители, при перенесении останков старцев на общее братское кладбище, были обретены нетленные мощи схиархимандрита Серафима.

Решением Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви от 8 мая 2008 г. Глинские cтарцы Серафим (Амелин) и Архипп (Шестаков) причислены к лику месточтимых святых.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua