Православные храмы

Покровский собор на Оболони

В первой половине 1990-х годов по проекту Валентина Исака и Игоря…

Храм преподобного Моисея Угрина (при Центре эндокринной хирургии)

Храм находится на территории Украинского научно-практического центра…

Храм святителя Василия Великого Кирилловского монастыря

Церковь святителя Василия Великого на территории психиатрической…

Публикации

Возлюби ближнего твоего

Говоря о Своем Втором Пришествии, Господь показывает благотворение ближним в…

«Трудом своим вся приобрете». История Сербской Православной Церкви

По данным археологии, территория нынешней Сербии была заселена во времена…

Не спешите их хоронить

В последнее время все чаще слышим ропот на то, как плохо живется: быт давит…

ArhippПреподобный Архипп (в миру Афанасий Шестаков) родился в 1825 г. в купеческой семье. Родиной его была слобода Ездокская Старооскольского уезда Курской губернии. С детства Афанасий отличался особыми дарованиями. Так, восьми лет от роду он велел отцу, собравшемуся продавать хлеб, подождать. Тот послушался, и имел хорошую прибыль. С тех пор слова отрока в делах торговли исполнялись; не послушают — прогадают. Но, помогая советом, сам он в торговле приносил только убыток: часто, оставшись один в лавке, он отпускал бедным товар без денег. Он не любил хорошо одеваться, спал без подушки, чай пил без сахара, к деньгам был равнодушен, удовольствий избегал, любил храм Божий, за что претерпел немало насмешек и даже побоев.

Так, подготовленный скорбной жизнью к иночеству, 27-летний Афанасий Шестаков в 1852 г. пришел в Глинскую пустынь. Послушание ему назначили в пекарне. В какое бы время ни позвали Афанасия и где бы он ни находился, он без рассуждения бежал на послушание.

Молча делая свое дело, смиряясь и подвергаясь уничижению, брат Афанасий мало обращал на себя внимание начальства, а если и обращал, то как юродивый. Поэтому в мантию он пострижен был лишь на 18-м году по поступлении в монастырь. Наречен в монашесве был Архиппом.

Терпением своим о. Архипп выделялся среди многих. Об этом свидетельствует одно то, что на послушании в пекарне он пробыл 33 года. Ему несколько раз предлагали быть старшим, но по смирению он предпочитал подчиняться, а не повелевать. “Я ничего не смыслю, простите меня неразумного, — говорил он, падая в ноги, — назначьте другого”.

В 1890 г. о. Архиппа, как опытного монаха, назначили в ближний скит для принятия посетителей, ищущих духовного совета. Для строгого аскета такое послушание было весьма тягостно, но он, привыкший во всем повиноваться, не прекословил. В скором времени его перевели на дальнюю монастырскую пасеку — место пустынных подвигов схиархимандрита Илиодора. Но там не было храма, и для о. Архиппа, привыкшего к церковным богослужениям, это было великим испытанием. Тогда он снова переселился в ближний скит, а через два года — опять в пустыньку о. Илиодора, где был уже выстроен храм и начал устраиваться Спасо-Илиодоровский скит.

С переходом в скит старец усилил пост. Он начал причащаться еженедельно, а если на неделе был праздник, то и чаще. Поэтому всегда соблюдал сухоядение. Горячую пищу употреблял только по субботам и воскресеньям. Он был также крайне воздержан в зрении, на женщин не смотрел вовсе. Желая положить хранение устам и не согрешать языком, о. Архипп в начале своих подвигов, перед тем, как идти на послушание, клал в рот щепку, пока не привык молчать или кратко говорить полезное.

По поступлении в обитель о. Архипп пять лет не имел келии; спал на грязном каменном полу и на угольях, лицом в угол, или на полке под столом, при самом входе в пекарню. Никогда он не обижался на оскорбления и побои. Иногда нарочно рассыпал муку, разливал воду или ронял тесто. Начнут его ругать, а он кланяется и у всех просит прощения. Таким образом он заставлял выходить наружу скрывающиеся внутри страсти, уничтожал их смирением и уничижением себя.

Одежду подвижник носил рваную, грязную. От простуды и долгого стояния в храме у него на ногах образовались отеки, так что обыкновенных сапог надеть было невозможно. Он некоторое время носил на одной ноге сапог, а на другой валенок, потом ходил в рваных опорках. Часто старец тер лицо руками или ерошил волосы на голове. Все это подавало повод называть его юродивым, безумным, прельщенным. Он не отрицал этих названий и нередко говаривал: “Лучше всего дураком быть, да надобно уметь им сделаться”.

Молитва смиренного, говорит слово Божие, проникает облака (см.: Сир. 35: 17). Так и молитва смиренного Архиппа была действенна пред Богом. Однажды, в 1882 или 1883 г., иеромонах N. и о. Архипп возвращались из Софрониевой пустыни. Ночь была темная, дорога проходила по краю глубокого оврага. Кучер предлагал сойти, и священноинок соглашался, но о. Архипп сказал: “Молись Богу, на Него надейся: нас сохранят Ангелы Его”. С этими словами старец склонил голову и стал молиться. Страшно было о. N. ехать в полном мраке, при ежеминутной опасности ринуться в пропасть, и он мысленно осуждал Архиппа и хотел снова сойти. Прозревая мысли его, старец сказал: “Сиди, я отвечаю; веруй, Господь не попустит”, — и взял о. N. за руку. “Не придется отвечать, когда ринемся вниз головой, не соберешь и костей наших”, — подумал о. N., но покорился. Вдруг появился луч света и осветил лошадей, повозку и овраг, а все остальное пространство осталось в прежнем мраке. О. N. указал кучеру на чудесное освещение, тот молча кивнул головой, чтобы не перерывать молитвы старца, глаза которого были закрыты. Но как только миновала опасность, о. Архипп открыл глаза, перекрестился и громко прославил Бога, а кучер сказал: “Проехали, батюшка!”.

О. Архипп не раз предсказывал время кончины отцов Глинской пустыни и приходящих мирян. В августе 1888 г. старца видели лежащим и плачущим между главным и левым алтарями соборного храма. На вопрос о причине плача старец отвечал: “Скоро все будете плакать”. Через месяц все оплакивали кончину любимого архимандрита Иннокентия. Причем почивший первоначально погребен был на том самом месте, где плакал о. Архипп.

Кроме духовной мудрости и других благодатных даров, о. Архипп имел также дар исцеления, о чем свидетельствовал излеченный им о. Василий-скитянин.

Исцеляя других, сам о. Архипп, будучи больным, не жалел своего здоровья, и силы его постепенно слабели. С 10 декабря 1895 г. он начал готовиться к смерти. Перед праздником Рождества Христова старец уже был очень слаб. Для ухода за ним отец игумен благословил о. Архиппу 13 января 1896 г. перейти в монастырь. Здесь старец сначала несколько оправился, но в сентябре совсем слег.

22 сентября он сказал келейнику: “Умру в пятницу. В пятницу меня особоруйте”, за пять дней предсказав день своей кончины. 27 сентября после соборования о. Архипп велел идти и сказать игумену, что он умирает, а потом лег и уже не открывал уст своих, только на вопрос о причащении ответил: “Причастить”. Сейчас же были принесены Святые Дары, и за полчаса до перехода в жизнь вечную его причастили.

По кончине старца отслужили в келье соборную панихиду, назавтра — торжественную литургию. У всех был точно праздник: радость, а не печаль была в сердцах всех братий — верилось, что душа почившего прямо перешла в небесные обители. В этом уверяла высокая жизнь старца, блаженная кончина и несколько сновидений братии, дающих указания о блаженном упокоении подвижника.

Решением Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви от 8 мая 2008 г. Глинские cтарцы Серафим (Амелин) и Архипп (Шестаков) причислены к лику месточтимых святых.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua