Православные храмы

Преображенский храм (при пенитенциарной службе)

Решение о возведении храма при пенитенциарной службе было принято на…

Храм апостола и Евангелиста Иоанна Богослова (на Осокорках), часовня великомученика Пантелеимона

Храм действовал с лета 1997 г. в приспособленном для этого доме. В…

Публикации

Святитель киевский Петр Могила. 360 лет со дня праведной кончины и 10 лет канонизации

6 декабря 1996 года Киевский митрополит Петр Могила (1596–1647) был причислен к…

Пестрый базар современного телевидения

Наши “культурные” дискуссии начала XXI века являются весьма интересным…

“Днесь спасения нашего главизна...”

Почитание Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы, несомненно, имело место…

SophijaВ начале октября исполнилось десять лет со времени проведения в Софии Всеправославного Собора, который пытался уврачевать раскол в Болгарской Православной Церкви. В чем же крылись истоки церковного конфликта в Болгарии? И почему попытка преодоления раскола в 1998 г. оказалась неудачной?

Генезис раскола

Казалось бы, падение коммунистического режима и начало демо­кратических преобразований в Болгарии должны были принести Церкви долгожданную свободу, однако в 1990-е гг. Болгарской Церкви пришлось пережить новые серьезные испытания. В 1991 г. депутатом Народного собрания от Союза демократических сил (СДС) стал иеромонах Христофор (Сабев). Он возглавил Парламентскую комиссию по делам вероисповеданий. В начале 1992 г. комиссия заявила, что выборы Патриарха Максима, проведенные в 1971 г., незаконны, поскольку в ходе этих выборов были нарушены некоторые предписания Устава Болгар­ской Церкви. После этого Дирекция вероисповеданий (государ-ственный орган, контролирующий деятельность религиозных конфессий в Болгарии) также заявила о нелигитимности выборов 1971 г. и призвала к отстранению от власти Патриарха Максима. Глава Дирекции Мефодий Спасов позже признавался, что смена руководства Болгарской Церкви была стратегической задачей нового Болгарского правительства. По мнению Спасова, Кремль всегда использовал Болгарскую Церковь для продвижения российских интересов, потому демократический (западный) выбор Болгарии предполагал ограничение московского влияния.

18 мая 1992 г. несколько правящих и викарных архиереев во главе с митрополитом Неврокопским Пименом заявили, что считают Патриарха Максима низложенным. Дирекция вероисповеданий признала их легитимным Синодом Болгарской Церкви. Так в Болгарии начался церковный раскол.

22 июля 1992 г. Собор архиереев, сохранивших верность Патриарху Максиму, лишил сана четырех митрополитов и двух епископов, учинивших схизму, а иеромонах Христофор (Сабев) был отлучен от Церкви. Однако раскольники не подчинились этому решению. 4 июля 1996 г. они избрали Пимена “болгарским патриархом”. В его интронизации принял участие отлученный от Церкви бывший митрополит Филарет (Денисенко). После этого Собор епископов, сохранивших верность Патриарху Максиму, отлучил Пимена от Церкви и лишил сана всех епископов, рукоположенных в расколе.

Ни одна из Поместных Церквей не признала болгарских раскольников и сохранила общение с Патриархом Максимом.

Всеправославный Собор в Софии

Для преодоления болгарского раскола было решено созвать в Софии Всеправославный Собор. 30 сентября 1998 г. в болгарскую столицу прибыли Предстоятели Константинопольской, Александрийской, Антиохийской, Русской, Сербской, Румынской, Кипрской, Элладской, Албанской и Польской Православных Церквей. Иерусалимский Патриарх Диодор и Митрополит Чешских земель и Словакии Дорофей, не приехавшие в Софию по болезни, прислали для участия в Соборе своих представителей. Участники Всеправославного Собора единодушно подтвердили законность избрания Патриарха Максима.

На Собор также явились представители раскольников, подавшие покаянное письмо, подписанное всеми раскольническими иерархами. Константинопольский Патриарх Варфоломей предложил проявить к раскольникам снисхождение и принять их в состав Болгарской Православной Церкви в сущем сане. Однако Московский Патриарх Алексий и Сербский Патриарх Павел настаивали на совершении над раскольниками законных епископских хиротоний. Победила первая точка зрения. 1 октября Собор постановил принять всех раскаявшихся раскольников в церковное общение в сущем сане. Все священнодействия, совершенные ими в расколе, были провозглашены “действующими, действительными и передающими благодать освящения”.

После Собора

Всеправославному Собору, к сожалению, не удалось уврачевать раскол. 9 ноября 1998 г. раскольники провели в Софии свой очередной собор, на котором вновь приняли решение об отставке Патриарха Максима. 10 апреля 1999 г., после смерти Пимена, наместником-председателем раскольничьего синода был избран “митрополит Софийский” Иннокентий.

В 2001 г. премьер-министром Болгарии стал бывший ее царь Симеон II, а президентом был избран представитель Болгарской социалистической партии Георгий Пырванов. Новое правительство отказалось от поддержки раскольников и стало делать шаги навстречу канонической Церкви. В 2003 г. был принят новый закон о вероисповеданиях, запретивший существование двух “Болгарских Православных Церквей”. Раскольникам было предложено зарегистрироваться с другим названием, предварительно вернув все незаконно захваченное церковное имущество. Однако они отказались это сделать. В результате в июле 2004 г. полиция закрыла и опечатала около 250 храмов, в которых совершали богослужения раскольники, после чего раскол был сведен к минимуму. Большинство епископов и духовенства вернулись в лоно канонической Церкви, хотя и сегодня в Болгарии существуют общины, отказывающиеся подчиняться Патриарху Максиму.

Выводы

Вполне очевидно, что главную роль в церковном кризисе 1990-х гг. сыграло Болгарское государство, а точнее — партия “Союз демократических сил Болгарии”. Победа СДС на парламентских выборах в Болгарии 1991 и 1997-го гг. означала существенное ухудшение положения канонической Церкви. И лишь победа в 2001 г. Национального движения “Симеон Второй” привела к переменам в конфессиональной политике правительства.

Именно в этом свете и следует сегодня оценивать итоги Всеправославного Собора 1998 г. Собор, проявивший крайнее снисхождение к раскольникам, не достиг своей цели. Раскол не был уврачеван. Связано это было также с тем, что у власти в Болгарии оставалась политическая партия, поддерживающая раскольников. Большинство раскольников, принесших покаяние, не отказались от своего стремления к захвату власти в Болгарской Церкви.

История церковного кризиса в Болгарии показывает, что икономия (снисхождение), проявляемая в отношении раскольников, далеко не всегда бывает оправданной.

Владимир Бурега,

кандидат богословия, преподаватель Киевской духовной академии

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me