Православные храмы

Храм великомученика Пантелеимона (в центре микрохирургии глаза, в Медгородке)

Приход вмч. Пантелеимона УПЦ был зарегистрирован 22 февраля/6 марта…

Храм преподобного Романа Сладкопевца (при поликлинике больницы № 11 Голосеевского района)

Больничная часовня, ныне превращена в церковь. Находится во дворе…

Храм святителя Николая Мирликийского (на водах)

Инициатива строительства уникального храма на Днепре принадлежала…

Публикации

О чем писали газеты 20 лет назад (1988 год)

Празднование 1000-летия Крещения Руси стало исключительным по своей значимости…

Чем заканчивается личностный рост с “Лайфспринг” ?

Много у человека трудностей, нерешенных вопросов, сложных жизненных ситуаций,…

Великий пост для пожилых и больных

Всякий пост в Православной Церкви разумеется, прежде всего, как добродетель…

Klimenko A EЕще совсем недавно в нашей стране Церковь упорно не допускали к участию в лечении болезней и воспитании детей. Но времена меняются, и сегодня мы слышим от работников сферы образования, что бездуховность разлагает ребенка, делает его агрессивным, неуправляемым и циничным. Врачи же фиксируют случаи, когда неисцелимые недуги отступали после посещения больным храма, молитвы у мощей святых угодников, исповеди и причащения. Все больше и больше людей, ответственных за воспитание и лечение детей, обращаются за помощью к Богу, понимая, что без Него мы не можем творить никаких добрых дел.

Предлагаем вашему вниманию интервью с главой правления Детского оздоровительного комплекса “Славутич” Анной Егоровной Клименко. Ее заботами на территории санатория построена деревянная часовня и проводится духовно-просветительская работа с детьми.

— Анна Егоровна, когда возникла идея сооружения часовни, и как удалось ее воплотить?

— Я думаю, прежде всего — на все воля Божия. Вот уже 10 лет мы занимаемся оздоровлением детей. Раньше, в основном, приезжали дети, которые пострадали от последствий аварии на Чернобыльской АЭС. И я заметила, что многие перед едой вставали помолиться, а другие над ними смеялись. В то время я была еще недостаточно воцерковлена, но поняла, что православным деткам нужно оказать духовную поддержку. Пришла мысль, что неплохо было бы создать у нас комнату для молитвы, а еще лучше — построить храм или часовню. Это было бы полезно для всех детей и, возможно, предупредило бы ужасные ситуации, когда нам не раз приходилось отбирать у ребят и спиртное, и сигареты, и “травку”.

В то время здесь работала Ольга Авраамовна Повчиннык, заместитель по воспитательной работе, и мы, собравшись на очередную планерку, решили, что детям нужно рассказывать о Боге, сеять зернышки веры, решили строить часовню. Мы сразу почувствовали, что на это есть воля Божия. Так, “вдруг” на соседнюю базу приехал строительный кран, а работы для него не оказалось. Попросили крановщика положить плиты для основания храма. Согласился. Чудным образом нашлись строители и люди, которые помогли нам с материалами. Затем собрали детей. И я, робея, сказала им, что для строительства часовни нужна их помощь. Дети сказали, что готовы помогать, и, действительно, помогали: убирали территорию, носили легкие стройматериалы и выполняли другие доступные им работы.

Затем пригласили благочинного нашего района о. Нила, чтобы освятить место для постройки (правда, это нужно было сделать до начала работ, но мы этого не знали). За два месяца у нас выросла деревянная часовня. Я поехала к владыке Митрофану… И так, семь лет назад, 16 ноября, была освящена наша часовня в честь Покрова Божией Матери. Недавно мы сделали еще пристройку к ней, и нынешний Переяслав-Хмельницкий владыка Александр обещал освятить престол.

— Когда человек делает какое-то богоугодное дело, Господь часто испытывает его искушениями и скорбями. Наверное, так было и в Вашей ситуации?

— Искушения были на каждом шагу. Видимо, для того, чтобы мы учились благодарить Бога за все. Хотя лично у меня это не всегда получается (смеется). Я понимаю, почему со мной так происходит, и прошу Господа научить меня смирению и терпению.

— А каковы были препятствия?

— И государственные структуры, и просто люди. Приезжает какая-то проверка, видит часовню и спрашивает: “А вы какого Патриархата?”. Говорю: “Московского”. Они: “Это неправильно. Надо быть нашими — Киевскими”… Как могу, объясняю...

Есть у нас еще проблема: распоряжение Кабинета Министров Украины передать наш комплекс Конституционному суду Украины для отдыха сотрудников. То есть, по сути, лишить детей возможности здесь оздоравливаться. Одна надежда на Бога.

— Вам приходится вести просветительскую работу не только с детьми, но и с руководителями других детских учреждений…

— Да. Например, отдыхали у нас дети из лицея-интерната, и я узнаю, что к ним в интернат ходят представители какой-то секты. С конфетами, с гитарой. Я начинаю общаться с директором интерната, объясняю, что за детей мы несем ответственность перед Богом. Он соглашается, но все равно секты у них процветают. Хотя и воспитатели есть православные, и детки тянутся к истинной вере.

— Как дети и их родители реагируют на факт существования часовни?

— Некоторые дети ищут уединения в храме, чтобы помолиться. Некоторые начинают воцерковляться, а некоторые только принимают Крещение. Конечно, спрашиваем согласие родителей. Многие родители благодарят также за то, что дети побывали на экскурсиях в монастырях. Ребята начали рассказывать дома родителям о Боге. У нас часто батюшка приезжает проводить беседы, дети интересуются, задают вопросы: о монашестве, о сектах…

Был случай, когда приехали воспитанники интерната, и знакомый священник передал для них гостинцы. Одна девочка, Карина, ей еще и четырех не было, сама крестится, падает на колени и говорит: “Боженька, сделай так, чтобы моя мама никогда не пила горилки”. Взрослые были потрясены, некоторые расплакались. Я ее спрашиваю: “Кариночка, а почему ты этого у Боженьки просишь?”. А она говорит: “Вы что, не понимаете, если моя мама пить бросит, она меня сможет домой забрать”.

Но бывает и по-другому. Вечером к ребенку приехал папа в нетрезвом состоянии. Когда увидел часовню, узнал, что мы рассказываем детям о вере, о Православии, выстроил всех воспитателей в коридоре и требовал, чтобы его ребенку не рассказывали о Православии. Оказалось, они были членами какой-то секты, и в итоге он забрал мальчика.

— Сейчас во многих приходах организовываются для детей летние православные лагеря. Не бывает ли в вашем санатории, уж коль на его территории есть часовня, а в скором времени будет и храм, организованных “православных заездов”?

— В 2007 г. мы заключили договор с одним из Донецких благотворительных фондов на оздоровление православных детей. Приехали 200 человек. Когда они вместе в 8.00 выходили на улицу читать утреннее правило, у меня дух захватывало. Ни один наш работник не оставался безразличным.

Литургия служилась каждый день, много детей причащалось. Ребята ездили в паломничества и в Свято-Успенскую Киево-Печерскую Лавру, и по святым местам Переяславщины. Сами изъявляли желание выезжать на полевые работы в один из скитов Киевского монастыря. У них была очень насыщенная и интересная программа. Не хотелось с ними расставаться. В этом году их заезд был с 22 июня. Дети привезли программу, посвященную празднованию 1020-летия Крещения Руси.

— Вы, как опытный работник в сфере воспитания и лечения детей, замечаете ли разницу между детками церковными и нецерковными?

— Разница очень ощутима. Хотя и среди православных бывают трудные дети. Неверующие часто и курят, и пьют, а вот среди 200 православных детей только трое взрослых ребят курили, но старались воздерживаться. Церковных детей отличает вежливость в обращении, уровень культуры, инициативность, желание работать. Им некогда было скучать, каждый день новая программа: “Вечер знакомств”, “День сотворения мира” и т. д. Я у них сама очень многому научилась.

— Знаю, что у вас был случай, когда святой водой сняли приступ эпилепсии, расскажите.

— Наш начмед, Раиса Марковна, человек верующий, с большим профессиональным опытом. Как-то прибегают к ней дети и говорят, что у одного мальчика приступ эпилепсии. Она начала читать над ребенком “Отче наш”, обрызгивала его святой водой, и приступ прекратился. Так бывало не раз. Врач — богоугодная профессия, но главный врач — это Господь.

— Что бы Вы хотели пожелать Вашим коллегам?

— Я сама родом из Сибири, из Красноярского края. Когда я приехала в Украину (мои родители были украинцами) и увидела эти церкви в каждом селе, увидела красавицу Лавру, которая зовет тебя к Богу, мне захотелось всех жителей своей родной деревни привезти в Украину, чтобы люди могли ходить в храмы, молиться Богу. Ведь у нас ближайший храм был в 100 км от села, и я его никогда не видела. Мне и сейчас хочется, чтобы руководители всех, особенно детских учреждений, поняли, что Бог — это жизнь, и начали прибегать к Нему: если имеют возможность, то строили бы храмы, а если нет, то хотя бы открывали комнаты для молитвы в своих организациях.

Хотелось бы, чтобы мы к Богу приходили не c горя, а как к своему Творцу.

Беседовала Анастасия Бондарук

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me