Православные храмы

Свято-Троицкий храм на Жилянской

Изначально Свято-Троицкий приходской храм находился на месте скверика…

Никольский собор Покровского монастыря

Крупнейший по размерам храм Киева, сооруженный в 1896—1911 гг.…

Храм святителей Кирилла и Афанасия Александрийских (Кирилловская церковь на Куреневке)

Выдающийся памятник архитектуры и живописи ХII—ХIХ вв. Один из…

Публикации

Жить завтра. 15 февраля — Международный день детей с онкозаболеваниями

В сентябре 2005 года молодые прихожане Свято-Троицкого Ионинского монастыря…

Герой Великой Отечественной войны пожертвовал свою пенсию на восстановление собора

"Если бы я был богат, как когда-то мой отец,- сказал ветеран, - я так же, как и…

Реквием по “мечте”

Наркотики — это медленная смерть. Казалось бы, нет человека, который бы не знал…

Svobodna_lubovВ последнее время в нашем обществе все чаще обсуждается вопрос: на чем должны основываться семейные отношения? Обязательны ли традиционные общественные установления, свидетельствующие о создании новой семьи, или достаточно просто любви? В дискуссиях по этому вопросу, обычно употребляют такие понятия, как “свобода”, “формальность”, “долг”, “безопасность” и т. п. Поводом к нашей дискуссии послужило письмо молодой женщины, считающей возможным создание неофициальной семьи. В нашей газете свое мнение на этот счет высказали психолог, культуролог и священнослужитель.

Представляем вашему вниманию высказывания человека, убежденного в нравственной оправданности “свободной любви”:

“Я живу в состоянии “гражданского брака” уже два года. Если хотите, это блуд, не буду спорить. Но, по меньшей мере, это честно. А честность нравственна. Почему честно, я объясню. Мой “бойфренд” каждый день торопится с работы домой, чтобы увидеть меня, поговорить, провести время вместе. И я знаю, что это — акт его свободной воли, а не семейная необходимость. И если я пойму, что его чувства изменились — я уйду, сама и сразу, потому что считаю большим грехом жить во лжи и вне любви, по привычке.

Почему мы до сих пор не поженились? Если честно — лень дойти до ЗАГСа, потому что сам факт свадьбы ничего не изменит в наших отношениях. Он, пожалуй, добавил бы “долга”, — а знать, что любимый человек у тебя в долгу... это на большого любителя.

У каждого — свой путь. И идти нужно именно собственным путем, а не скакать с тропинки на тропинку по чужим следам. В настоящий момент я выбираю для себя гражданский брак. Я знаю, что я от этого приобретаю и чем за это плачу. И, по-моему, это не безответственно. А значит — не безнравственно.

Люди, которых мы любим, — дети этого общества. А сейчас принято относиться к свободным отношениям спокойно. И если любишь человека, то обычно стараешься разговаривать с ним на его языке. Стараешься понять его и не заставлять его страдать. И знаете, “обезопасить себя”... Иногда можно и о других думать. И потом, что значит — меня “могут бросить”? Я-то знаю, что я этого никогда не сделаю. И я спокойна.

Для меня дорог тот момент, в котором я живу, потому что я не знаю, не могу и не хочу предвидеть, что со мной будет. Поэтому для меня важно сделать так, чтобы близким людям было хорошо рядом со мной сейчас. И, естественно, вопрос законного брака как-то отпадает, потому что думаешь: “А зачем?” Вот правда — зачем? Дети? Но нельзя же строить свою жизнь, ориентируясь на то, чего еще не существует?

Я знаю два примера того, как до регистрации было хорошо, а по заключении брака стало плохо. Причем в обоих случаях речь шла о людях порядочных и неглупых. Происходило это так — имея “свободные” отношения, эти люди просто жили настоящим. Зарегистрировав свои отношения, они как бы осознали, что теперь над ними довлеет некий социальный статус — и начались взаимные упреки, требования каких-то уступок и так далее... Ты, мол, муж — значит, делай то и это, потому что обязан. Т. е. сначала человек ценился как человек — а затем от него стали требовать соответствия статусу.

И еще. Возможно, я боюсь брать на себя ответственность. Почему? Потому, что я не уверена в собственных силах, не уверена в том, что морально и духовно смогу “потянуть” брак и не испортить жизнь любимому человеку постоянными придирками и так далее. “Мы в ответе за тех, кого приручили”, не так ли? Разве не опрометчиво брать на себя ответственность, если не уверен в своих силах? Разве не будет более честным подождать, разобраться?

Видите ли, мне нужно понять, при чем здесь именно нравственность человека.

Неужели свободные отношения суть духовное зло? В чем тот “невидимый вред” для души? Поймите же, я верю в Бога. Но мне очень нужно понять, почему я должна делать так, а не иначе, почему Богу угодно, чтобы я делала именно так?..

Татьяна

 

Анастасия Бондарук, консультант по вопросам семьи:

— Татьяна пишет, что у каждого свой путь и не надо идти по чужим следам. Но не находит ничего лучшего, как сойти с пути, указанного Церковью, на путь сторонников свободной любви. Третьего, как говорится, не дано. Так что, так или иначе, Татьяна занимает чью-то позицию. Кроме того, ей приходится считаться с позицией ее молодого человека, которую она просто принимает, стараясь, как она пишет, “не заставлять его страдать”. Но вопрос, умеет ли она отстаивать свою позицию, защищать себя? Психологи называют это “защитой личных границ”. Хочется обратить ее внимание на то, что общество, на мнение которого она так полагается, все же сплошь и рядом заключает трудовые договоры, договоры купли-продажи, завещания и т. п., не только регулируя внутренние отношения, но и защищаясь от посягательств извне.

Татьяна вынужденно устанавливает себе планку “только не зарегистрированные отношения” и пугает себя тем, как “распадаются” зарегистрированные браки, как будто среди незарегистрированных процент расставаний меньше.

Конечно, отношения взаимных обязательств значительно сложнее, чем отношения приятного времяпрепровождения. Когда, как в детстве, просто хорошо вместе, никто никому ничего не должен, родители все подготовили, и не нужно задумываться, откуда что берется. Любовь включает в себя ответственность, что предполагает быть “кому-то что-то должным”.

Кроме того, брак удовлетворяет психологические потребности безопасности, стабильности, продолжения рода, социального одобрения и уважения. Пренебрежение этим может вызвать психологические проблемы.

Я попросила рассказать об отношении к гражданскому браку студенток факультета психологии одного из киевских вузов, не указывая, для какой газеты, чтобы сохранить “чистоту исследования”. Ответы таковы:

— Мне близок официальный брак, нравится носить с мужем одну фамилию. Это что-то глубинное. Во мне сильны традиционные взгляды, заложенные маминым и бабушкиным воспитанием.

— У меня была возможность два раза пожить в гражданском браке. Меня эти предложения не напугали, но и не привлекли. А когда я встретила своего нынешнего мужа, то сразу вышла замуж официально. Потому что это была настоящая любовь, а то — просто увлечения.

— Гражданский брак, по моему глубочайшему убеждению, это признак незрелых отношений. Недоверие в отношениях. В таком браке мало ответственности.

— Гражданский брак у меня с детства ассоциируется с постыдным словом “сожительство”. Жена и ребенок в нем не защищены.

Конечно, встречались ответы, в которых высказывалось и положительное отношение к гражданскому браку, но до появления детей. Тем не менее, все ответы свидетельствуют о негативном отношении к гражданскому браку у любого человека, готового к ответственным отношениям.

 

Татьяна Болгарская, культуролог:

— “Вы — свободный человек, живущий в свободной стране”… Любят у нас повторять эти слова. Но кто освободит нас от обязанностей перед обществом: родителями, детьми, коллегами по работе, теми, кто доверяет нам ответственное дело? Наша свобода, в сущности, призрачна. Есть только свобода выбора: Бог — безбожие, добро — зло, свет — тьма, закон — беззаконие, плоть — душа, желание — долг. Современный стиль жизни навязывает образ свободы как следования своим желаниям. Недавно в вагонах киевского метро была расклеена рекламка: бутылка шампанского и вылетающая с брызгами пробка с призывом: “Дай волю почуттям!” Приучившись хотеть, мы оправдываемся: “Если нельзя, но очень хочется, — то можно”.

Вы правы, Татьяна, сейчас принято относиться к свободным отношениям спокойно, заодно и к убийству нерожденных младенцев, однополым бракам, смертности, превышающей рождаемость, наркомании среди детей, не говоря о взрослых, к больной молодежи, когда некого брать в армию. Разве это нормально, это нравственно? Сошлетесь на социальные причины? Разумеется, но разруха начинается в голове, точнее в сердце — у нас. Если повреждена нравственность, если нарушены вечные и неизменные законы бытия, тогда все перечисленное и многое другое проявляется как следствие.

Сам же гражданский брак существовал еще в Древнем Риме (конкубинат), в христианские времена, как явление достаточно редкое, всегда был порицаем. В ХVI в. в Европе для оформления браков супругов разных вероисповеданий гражданский брак был разрешен и законодательно определял их имущественные отношения. В 60-х гг. XIX в. идею гражданских браков и “женской свободы” развивали революционеры-демократы и социалисты. Драматург Николай Чернявский написал пьесу “Гражданский брак”, которая вызвала бурную полемику сторонников и противников женского равноправия и права на самостоятельную жизнь. Женщина тогда не имела личного паспорта, она вписывалась в паспорт отца или мужа. В пьесе речь идет о судьбе девушки, решившей строить личную жизнь согласно прогрессивным идеям. Покинутая любовником, она, больная чахоткой, возвращается к опозоренному, убитому горем отцу. Умирая, она обращается к своему совратителю: “И зачем вы все стараетесь отнять у русской женщины религию и семью и, толкая ее на путь падения, говорите, что это широкий и славный путь труда и свободы?”

Название “гражданский брак” тогда не прижилось, а называлось сожительством и считалось предосудительным до захвата власти большевиками, стремившимися отменить вообще все гражданские институты. В настоящее время гражданским браком считается совместное проживание без каких бы то ни было взаимных обязательств. Поэтому о браке, в сущности, тут и речи нет, поскольку брак — это обещание верности, которое люди дают друг другу перед обществом, а если верующие, то и перед Богом. А это обещание ко многому обязывает.

У Вас еще впереди откровение зарождения новой жизни в себе. И благодарность, и новые грани любви к этой тайне внутри тебя, и к мужу, и ко всему миру.

В старину девочек с раннего возраста готовили к материнству. Сейчас как-то и неловко говорить об этом с современной женщиной, но природу не обманешь, и женская биология, и женская психология требуют от нас не социального служения, не карьеры, не бизнес-процветания, а исполнения святого женского призвания — быть женой, быть матерью. Гражданский брак вовсе не приспособлен для этой миссии.

Народная пословица говорит: “Дай сердцу волю, заведет в неволю”. Наши чувства весьма динамичны даже в течение дня, месяца, тем более после прожитых лет. Чувства нужно контролировать, управлять ими. Любовь — это еще и волевой акт. Интересно, что японцы до сих пор противопоставляют современной европейской цивилизации свое понимание любви в браке: “Вы женитесь потому, что любите, а мы любим, потому что женаты”. Это может показаться странным, но в этом есть доля правды.

Еще одна старинная русская пословица предупреждает: “Нe так живи, как хочется, а как Бог велит”. Господь указывает, куда идти, дает закон верного пути к спасению души. Правда, другие пути тоже возможны, ведь у вас всегда есть право выбора. Но те, другие пути, и есть скакание по кривым тропинкам, ведущим в непроходимую чащу или бездонную пропасть греха.

Гражданский брак — удобная ниша для безответственных и незрелых мужчин, ловушка для женщин и бомба замедленного действия для детей.

Надеюсь, Вам было интересно узнать, что думает о гражданском браке ваша тезка с более чем сорокалетним стажем супружеской жизни, мать взрослых детей и бабушка шестерых внуков, к тому же вполне состоявшаяся социально. Чего и вам желаю.

 

Игумен Лонгин (Чернуха), главный редактор “Церковной православной газеты”:

— Уже само понятие “свободный брак” содержит в себе противоречие. Брак — это союз, который скрепляется клятвой верности, что уже в определенной мере ограничивает свободу. Поэтому то, что принято сегодня называть гражданским браком, по сути, браком не является.

Но действительно ли законный брак лишает человека свободы? На это можно взглянуть и с другой стороны: в браке открывается иная свобода. Жених и невеста впускают друг друга в свою личную жизнь: я открываю себя тебе, — говорят они друг другу, — все, что я имею, — твое. В объединении двух сердец рождается новый мир, с новыми горизонтами, новыми перспективами в становлении личности, закрытыми для тех, кто живет лишь в своем мире. В идее так называемого гражданского брака изначально заложены эгоизм, недоверие и подозрительность, лишающие людей искренности и полноты чувств. Сожители ограничивают друг друга тем, что не до конца открываются один другому. О какой свободе тогда может идти речь?! Скорее, тут происходит подмена этого понятия. За красивым словом “свобода” скрывается предательство: никто никому ничего не обещал, я ни за что не отвечаю, это была “проба пера”… Но какой ценой?!

Теперь о формальностях. Документ о браке, государственный или церковный, на самом деле не является формальностью. Даже если и не рассматривать его как юридический документ. Это своего рода символ (как, например, обручальные кольца), свидетельство о том, что люди готовы делить друг с другом не только высокие чувства, но также и кров, имущество, все, что составляет прозу жизни, от которой никуда не деться. Именно эта проза очень часто становится испытанием поэзии любви. И на одних чувствах тут не выедешь: нужны воля и здравый смысл. С годами такой документ приобретает значение семейной реликвии, особенно, когда попадает в руки внуков или правнуков, и напоминает им о том, что когда-то их бабушка и дедушка дали друг другу обещание верности и сохранили его. В противном случае этот документ, напоминая о горьких ошибках, становится предупреждением: будьте внимательны к своему выбору или не спешите сжигать мосты.

В Священном Писании брак назван тайной, в которой два человека становятся одной плотью. И это справедливо не только по отношению к церковному браку, но и к браку как социальному институту. Если два человека становятся частью друг друга, то даже мысль о разрыве таких отношений является противоестественной человеческой природе. Поэтому гражданский брак с заложенной в его основу возможностью легко разорвать супружеские отношения не брак, а так, фикция.

Но, если уж и случилось, что люди живут в гражданском браке и чувствуют себя счастливыми, я думаю, не стоит требовать от них обязательного разрыва отношений. Надо постараться помочь им понять сущность брачного союза, его важность и необходимость для них же самих и направить их совместную жизнь в русло полноценных отношений.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua