Православные храмы

Храм преподобного Симеона Столпника (в Петропавловской Борщаговке)

Время возникновения Петропавловского монастыря на Борщаговке не…

Храм Державной иконы Божией Матери (на Южной Борщаговке)

Открыт в 2012 году. Храм находится в арендованной комнате на втором…

Храм мученика Иоанна Воина (при госпитале воинов-интернационалистов в Пуще-Водице)

Небольшой деревянный храм-часовню при госпитале открыли в январе 2007…

Публикации

Еще раз о церковнославянском языке

“Славянский язык не для всех понятен: поэтому многими литургистами нашей Церкви…

Современному студенчеству — о Православии

Более трех лет в МАУП действует кафедра религиоведения и теологии, на которой…

Вплив харизматичних “церков” на наші школи

У сучасному суспільстві в період демократизації посилилися тенденції пошуку…

Warsaw_metropolitan_orthodox_church_st_Maria_MagdalenaВ ІХ в. у западно-славянских племенных объединений — полян, вислян, поморян и других, из которых сформировалась польская народность, — материально и социально возвышается родовая знать, усиливается влияние князя, образуются первые раннефеодальные государства. Эти “племенные княжения”, воюя между собой, ищут поддержки: одни у Восточно-Франкского (Немецкого) королевства на западе, другие у Великоморавского княжества на юге. Из этих держав, а позднее и из Киевской Руси, в разное время и приходит на земли Польши христианство. В княжество вислян веру Христову принесли просветители славян святые равноапостольные Кирилл и Мефодий. Они прибыли в 863 г. с миссионерской целью в Моравию из Константинополя, направленные императором Михаилом III и патриархом Константинопольским Фотием по приглашению князя Ростислава. Святые братья создали славянскую азбуку и перевели с греческого на славянский язык Священное Писание, богослужебные и канонические книги Восточной Церкви. Они крестили Моравию и понесли слово благовестия в соседние славянские страны.

В 869 г. святой Мефодий был поставлен архиепископом Моравии и Паннонии. “Польские земли как сопредельные Великой Моравии были одними из первых, на которые должна была обратиться спасительная миссия сего святого мужа, — полагает профессор МДА К. Е. Скурат. — Со времени же расширения Велико-Моравского княжества при Святополке (870–894), когда в его состав вошли коренные польские районы — Силезия, Краков, Малая Польша и, следовательно, сделались частью Велеградской или, как иногда называют славянские историки, “Мефодиевской” епархии, влияние святого Мефодия стало здесь непосредственным и постоянным”. После падения в 906 г. Велико-Моравского государства под ударами кочевников-венгров многие христиане бежали в польские земли, становясь миссионерами учения, принятого ими от славянских первоучителей. Насколько упрочен был здесь славянский церковный обряд, свидетельствует летописец, сообщая, что в построенном в византийском стиле еще до крещения князя Мешко I храме Святого Креста “на Клепаре” даже в ХІІ в. богослужения проводились на славянском языке. Обнаруженные археологами памятники также свидетельствуют о том, что в XII в. в Кракове и его окрестностях еще сохранялся древний славянский обряд.

В Х в. князьям из полянского рода Пястов удалось объединить польские племена в единое Польское княжество. Первый исторически достоверный князь этой династии Мешко І (Мечислав) в 966 г. принял крещение и крестил свой народ. “Считается, что Мешко, первой женой которого была чешская княжна Домбровка, принял христианство греко-славянского обряда. Только позднее, когда он вступил в брак с принцессой из саксонского дома, начало усиливаться немецко-латинское влияние”, — пишет проф. К. Е. Скурат. Чтобы не допустить зависимости от немецких епископов, через два года после крещения Мешко в Польше с миссионерской целью была учреждена первая епископия, подчиненная непосредственно Риму, во главе которой был поставлен епископ Иордан. В 983 г. Мешко признал себя вассалом Священной Римской империи.

В 988 г. стараниями святого равноапостольного великого князя Владимира крестилась и Русь. При нем и его сыне Ярославе Мудром в состав Киевского княжества входили и славянские земли с западной стороны Буга (Червонная Русь) с такими известными городами (ныне польскими), как Холм (Хелм), Перемышль и др.

Наибольшего могущества древнепольское государство достигло в 992–1025 гг. при князе Болеславе I Храбром. Он расширил его границы на западе, юге и востоке — захватил в 1018 г. Червонную Русь (отвоеванную у Польши Ярославом Мудрым в 1031 г.). В 1000 г. в столице Польши Гнезно была создана отдельная польская архиепископия, а незадолго до смерти Болеслав І принял королевский титул.

 

Начало экспансии польского католичества на Русь

В ХII–ХII вв. Польша и Русь, как и большинство стран Европы, переживали период феодальной раздробленности. На юго-западе Руси возникли два княжества — Галицкое и Волынское, в 1199 г. объединенные в одно — Галицко-Волынское. Своего наибольшего могущества оно достигло в середине ХIII в. при князе Данииле Романовиче (1221–1264), заботами которого в г. Холме была учреждена православная епископская кафедра. В XIII в. епископия была открыта и в Перемышле. Папа Иннокентий IV предложил Даниилу Романовичу королевскую корону, надеясь таким образом открыть доступ католическим миссионерам в Галицко-Волынское княжество. Однако попытки Предстоятеля Римской Церкви не увенчались успехом — корону Даниил в 1254 г. принял, но от церковной унии отказался. После его смерти держава распалась на удельные княжества, тогда как в Польше на рубеже

ХIII–XIV вв. начался процесс объединения страны. Это облегчило польским феодалам продвижение на восток.

При правившем в 1333–1370 гг. короле Казимире III Великом, последнем из Пястов, Галицкие и Холмские земли были присоединены к Польше. “Прииде король Краковский, — пишет летописец, — со многою силою и взяша лестию землю Волынскую и Галицкую и много зла христианам сотвориша, а церкви святыя претвориша на латинское богомерзкое служение”.

Католическая экспансия не имела, однако, успеха ни в городе, ни на периферии. Мещанство и крестьянство заняли враждебную позицию по отношению к католичеству. В городах торговцы и ремесленники, исповедовавшие Православие, были отстранены от участия в магистрате и цехах, подвергались всякого рода ограничениям, стеснявшим их деятельность. Польская шляхта повела активную прокатолическую пропаганду, но встретила упорное сопротивление крестьян. Для них католицизм был еще одним проявлением панского гнета.

 

Уния и Православие

Необходимость отражения агрессии Тевтонского ордена, угрожавшего обеим странам, привела к сближению Польши и Литвы. В августе 1385 г. в замке Крево (ныне Белоруссия) была подписана уния между Польшей и Великим княжеством Литовским, в состав которого входили тогда белорусские, украинские и западнорусские земли. Таким образом было положено начало объединению Польского королевства и Литовского княжества в единое государство. Особой поддержкой уния пользовалась в кругах польских панов, рассчитывавших получить на литовских землях Руси богатые земельные уделы. Литовские князья и бояре видели в союзе двух государств шанс на изменение внутреннего устройства Великого княжества Литовского, расширение прав своей социальной группы и ослабление (по польскому образцу) ее зависимости от центральной власти.

Условием династического союза — брака литовского великого князя Ягайла с польской королевой Ядвигой — было обращение в католичество Ягайла и подчинение подданных Римскому папе. Ягайло торжественно отказался в Кракове от веры Восточной Церкви, а через год после брака (1387) объявил в Литве римско-католическую веру господствующей. Вместо закрытой православной Галицкой епископии была учреждена католическая Львовская архиепископия. Католическому архиепископу была предоставлена абсолютная власть над православными и переданы угодья бывшей Галицкой кафедры. “Так как, — говорилось в грамоте Ягайла, данной Львовскому архиепископу, — в подвластных нам землях Руси, где живут схизматики, последователи греческого обряда, совершается многое, увы, противное Римской Церкви, то для того, чтобы римско-католическая вера не потерпела ущерба, мы дали Иоанну, Архиепископу Львовскому, и его преемникам и ныне даем и предоставляем совершенную и полную власть наказания всяких еретиков и преступающих против христианской религии, какого бы сословия и пола они ни были, если за таковых признает их помянутый архиепископ”. Многолетняя и упорная борьба православных за восстановление своей епископии в Галиции увенчалась победой лишь в 1539 г., когда для Галиции был поставлен православный епископ Макарий.

Крещение Литвы, бывшей до этого, в отличие от входивших в ее состав славянских земель, языческой, стало успехом Польской и всей Римо-Католической церкви. Польский клир проявлял большой интерес к христианизации Литвы: перед ним открывалось широкое поле миссионерской деятельности, сулившее к тому же щедрые пожалования со стороны новообращенного литовского князя.

Ягайло, ставший польским королем Владиславом II Ягелло, обещал включить Литву в состав Польши. Однако вскоре выяснилось, что включение государства, столь отличного от Польши, в состав Короны Польского королевства практически неосуществимо. К тому же часть литовской и русской знати во главе с двоюродным братом Владислава Ягелло Витовтом восстала против унии. Витовта удалось привлечь на польскую сторону соглашением, заключенным в 1392 г. в Острове, по которому он получил от Ягайла власть над Литвой. Витовт искусно укреплял свои позиции, сплачивал государство, ликвидируя самостоятельность вассальных княжеств. Однако поражение в битве с татарами на Ворскле (1399) разрушило планы Витовта и заставило его вернуться к унии с Польшей. Тем более, что главным своим противником он считал Московское княжество, стремившееся к объединению православных земель Руси. Витовт в 1404 г. захватил Смоленск, вмешивался в дела Новгорода и Пскова, трижды вторгался в пределы Московского княжества. Ему удалось отнять у татар Подолию и закрепить за Литвой выход к Черному морю. 15 июля 1410 г произошла знаменитая Грюнвальдская битва, которая имела очень большое значение. Военное могущество Тевтонского ордена было подорвано. Главная заслуга принадлежала королю Владиславу Ягелло, который искусно руководил ходом сражения.

Уния стала поворотным пунктом в истории Литвы. Союз Польши и Литвы закрепил Городельский сейм 1413 г. Наряду с чисто политическими решениями, он определил и положение православного населения страны. На съезде присутствовали только католики, и их постановления имели характер средневекового католического прозелитизма. Православие было поставлено в юридическом отношении ниже католицизма, исповедовавшим его лицам преграждался доступ к высшим должностям, таким как воевода и каштелян. “В эти сановники, — говорилось в решениях сейма, — не будут выбираемы те, которые не исповедуют католической веры и не подчиняются святой Римской Церкви; не допускаются они ни к каким постоянным земским должностям”. Православные люди вообще лишались многих прав и привилегий, которыми пользовались католики.

Осуществить полностью на практике городельские решения католики не смогли. Значительная часть населения, исповедовавшая православную веру, набеги татар, войны с молдавским господарем, с прусским герцогом, продолжительные и разорительные войны с Москвой в первые десятилетия XVI в. и особенно успехи войск Ивана Грозного в начавшейся в 1561 г. Ливонской войне — всe это не позволяло католическим правителям провести в жизнь ограничения традиционных для православных людей правил и свобод. В 1563 г. на Виленском сейме обидные для православных пункты постановлений Городельского сейма (по крайней мере на бумаге) были отменены.

В 1569 г. была заключена Люблинская уния, завершившая объединение Польши и Литвы. В акте унии говорится: “Польское королевство и Великое княжество Литовское есть один единый и неделимый организм, а также не разная, но единая общая Речь Посполитая”. Общими стали: совместные выборы монарха, один сейм, защита границ, внешняя политика, единые денежная и таможенная системы. Одновременно сохранялись независимые административные учреждения, отдельные армии, казна и правовая система. Изменились границы: Украина и южная Белоруссия оказались в составе Польши и их православное население начало испытывать систематический гнет католицизма.

Особенно тяжелым периодом для Православной Церкви было правление польского короля Сигизмунда III Вазы (1587–1632). Притеснения и преследования заставляли православных переходить в унию или прямо в католичество. Изменившие Православию получали различные льготы, допускались к государственным должностям. Перед православной шляхтой стоял выбор: либо хранить верность Православию и отказаться от всех сословных преимуществ, либо принять католичество и удержать за собой эти преимущества. В итоге к концу XVII в. православная шляхта почти вся олатинилась.

Не на высоте оказалась и православная иерархия. Большая часть еe во главе с митрополитом Киевским Михаилом (Рогозой) приняла провозглашенную на Брестском соборе (1596) унию и признала над собой власть Римского папы. Лишь простой православный люд мужественно встал на защиту отеческой веры и борьбу с Брестской унией. Эта борьба охватила в последующие годы все православное население Украины и Белоруссии.

Владимир Моисеенко, историк

Продолжение следует

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me