Православные храмы

Храм святителей Кирилла и Афанасия Александрийских (Кирилловская церковь на Куреневке)

Выдающийся памятник архитектуры и живописи ХII—ХIХ вв. Один из…

Храм преподобного Романа Сладкопевца (при поликлинике больницы № 11 Голосеевского района)

Больничная часовня, ныне превращена в церковь. Находится во дворе…

Храм святителя Николая Мирликийского (в 17‑й больнице)

Территория, занимаемая 17‑й больницей, до революции принадлежала…

Публикации

“Без милосердия и благотворительности жизнь христианина немыслима”

Что стоит за красивыми словами “милосердие” и “благотворительность”? С какими…

О Серафиме Саровском

Преподобный Серафим Саровский родился 19 июля 1754 года. Его родители, Исидор и…

Житие священномученика Константина Голубева (1852–1918)

Начало XX столетия ознаменовано страшным гонением на Церковь Христову. Подобно…

kopernikСовременная наука возникает именно в христианской цивилизации. Предпосылки к возникновению науки, отдельные открытия и изобретения были, конечно, и в Древнем Египте, и в Древнем Китае, и в Древней Греции, и на средневековом арабском Востоке. Но современная наука — это феномен, оформившийся в начале Нового времени в западной христианской цивилизации. Другой науки у нас нет.

С распространением христианства в сознании западного человека утвердились общемировоззренческие принципы, которые позволили с течением времени окончательно оформить тот культурный феномен, который мы сегодня именуем современной наукой. Каковы те изменения и какова та почва, которая была удобрена христианством, и на которой возросли плоды интеллекта?

Прежде всего, христианство категорически утверждает реальность существующего мира и происходящих в нем процессов, которые мы можем наблюдать. Например, идея универсального движения, присущего мирозданию, принципиально не выводима из человеческого опыта и не вытекает из наблюдений над происходящими процессами.

Важнейшим мировоззренческим изменением, появившимся благодаря христианскому богословию, стала, конечно, идея трансцендентности Бога. В античном сознании есть некое высшее “божество” — Космос, которому все подчиняется и который, естественно, нельзя изучать “по-базаровски”: нельзя препарировать божественную действительность. В христианстве же это “нельзя” сохраняется только по отношению к Самому Богу, Который, в силу трансцендентности, выносится за границы Космоса, за границу пространства-времени. Таким образом, христианская демифологизация космоса допускает его изучение.

Кроме того, античное видение устроения мира не позволяло соединить физику с математикой. Античность исходила из жесткого деления всех вещей на естественные и искусственные, из противопоставления мира Космоса миру артефактов. Кроме того, четко различались мир вечного порядка и неизменных движений — надлунный мир — и мир непостоянства и изменчивости — подлунный. Вследствие этого математика — подлинная, идеальная наука — изучала именно идеальные конструкции, поэтому применялась прежде всего в астрономии (надлунный мир). Физика же была неким способом констатации изменчивости мира подлунного. Поэтому физика занималась рассмотрением природы и сущности вещей, тогда как механика позволяла создавать то, чего в природе нет (вспомним противопоставление естественного и искусственного), и поэтому никак не могла являться частью физики и быть связанной с нею.

Новое время, исходя из утвердившихся на тот момент христианских догматов, коренным образом пересматривает взаимоотношения “Бог—природа—человек”. Излюбленной аналогией ученых Нового времени было отождествление природы с механизмом (отсюда потом возникла механистическая картина мира, которая, безусловно, стала не просто научной, но общекультурной моделью). Именно подобная аналогия — природного и механического — позволила наконец соединить физику с математикой. И когда Коперник, Галилей, а затем, конечно, Ньютон создают физическую картину мира на языке математики — появляется современная наука.

Владимир Легойда,

главный редактор журнала “Фома”

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me