Православные храмы

Храм Рождества Богородицы (на Теремках)

Освящение Креста на месте будущего храма состоялось 13/26 мая 2002…

Храм блаженной Ксении Петербургской (в Дарницком районе)

19 февраля 2011 года по благословению Блаженнейшего Митрополита…

Храм в честь трех святителей и храм Нерукотворенного образа Господня (на Борщаговке)

Равноапостольный великий князь Владимир (во Св. Крещении — Василий,…
Кухни из пластика
Фасады опт розница Пластик Акрил Радиуса Кухни на заказ! Доставка в регионы
corpusplus.ru

Публикации

Знают ли православные Библию?

Вы не люди Библии! — упрекают православных адепты современных протестантских…

Священномученик Астий Диррахийский

Священномученик Астий был епископом города Диррахия в провинции Македония во…

По примеру святых апостолов

Через неделю после праздника Святой Троицы, начинается летний пост, который…

niceaВсе исповедуют, что есть семь святых и Вселенских Соборов, и они суть семь столпов веры Слова Божьего, на которых Он воздвиг Свое святое жилище — Кафолическую и Вселенскую Церковь. Митрополит Киевский Иоанн II (XI в.)

Жизнь Церкви в ранневизантийский период определялась семью Вселенскими соборами. Эти соборы выполнили двойную задачу. Во-первых, они прояснили и четко установили внешнюю организационную структуру Церкви, определив статус крупнейших патриархатов. Во-вторых (что важнее), соборы раз и навсегда утвердили учение Церкви об основополагающих догматах христианской веры — о Троице и воплощении. Все христиане усматривали в этих догматах “тайну”, запредельную человеческому разумению и невыразимую человеческим языком. Формулируя соборные определения, епископы отнюдь не воображали, будто разъяснили тайну; они только старались исключить некоторые ложные способы говорить и мыслить об этих вещах. Дабы предостеречь народ Божий от заблуждения и ереси, они воздвигали ограду вокруг тайны. Митрополит Каллист (Уэр)


На Божественной страже

В разное время для уяснения вопросов веры, непонимание или неточное истолкование которых вызывало смуты в Церкви и порождало ереси, собирались Вселенские Соборы. На них также вырабатывались канонические правила общецерковной жизни.

Святитель Василий Великий, впервые применивший термин “догмат”, считал его близким по значению к термину “Священное Предание”, которое всегда жило в Церкви. Священное Предание не ограничивалось и не ограничивается лишь догматами, однако последние стали тем мерилом веры, с помощью которого мы отделяем истину от заблуждения.

В современном секулярном обществе, в век прогресса и либерализма термин “догмат” нередко воспринимается как синоним неподвижности и косности. Но для нас, православных христиан, догматы веры — словно путеводные звезды, указывающие земным путникам дорогу к Небесному Отечеству. Измени догмат — и дорога тебя заведет совсем в другую сторону…

Ереси, каждая по-своему, пытались исказить богооткровенное учение о Триедином Боге и Лице Господа нашего Иисуса Христа. Искажая триадологию (учение о Троице), Христа изображали меньшим Бога (арианство); заблуждаясь в христологии (учение о Лице Иисуса Христа), отделяли Его человечество от Божества, тем самым разделяя Его на две личности (несторианство), или представляли не настоящим человеком (монофизитство и монофелитство). Но каждый Вселенский Собор утверждал: Христос — истинный Бог и истинный Человек.

 

Церковные Соборы

Церковные соборы выросли из самой природы христианской веры. С момента своего основания Церковь всегда осознавала себя общиной. Главные решения здесь принимались коллективно, например — избрание семи диаконов (см.: Деян. 6: 1–6).

Первая серьезная внутрицерковная проблема, которая препятствовала благовестию, — вопрос о том, должно ли “обрезывать язычников и заповедывать соблюдать закон Моисеев”, — была вынесена на Апостольский Иерусалимский Собор. И он принял важное решение, провозвестив вселенский характер христианского Евангелия (см.: Деян. 15: 1–29). Именно здесь прозвучали слова о промыслительном характере таких собраний: “угодно Святому Духу и нам”, которые будут повторяться на каждом Вселенском Соборе.

“Собор Двенадцати в Иерусалиме, — говорит выдающийся богослов, протопресвитер Иоанн Мейендорф, — был высшим и верховным свидетельством истины Воскресения Христова: совместным возвещением Евангелия самими очевидцами. Позднее, однако, когда очевидцы рассеиваются, “апостольская” вера, ими возвещенная, должна была сохраняться Церквами. Поэтому возникла нужда поддерживать консенсус, единство, тесную связь между Поместными Церквами. Эта задача и будет осуществляться соборами”.

Мы знаем о многих Поместных Соборах, которые проходили в Малой Азии, Антиохии, Карфагене и других местах. Но только Первый Вселенский Собор сделал эту практику всеобщей: собор епископов должен был созываться в каждой провинции дважды в год, чтобы обсуждать нерешенные церковные вопросы, разрешать конфликты (Первый Вселенский Собор, правила 4 и 5).

Вселенские Соборы созывались от лица всей Церкви, так как полнота истины принадлежит лишь соборному сознанию всей Церкви в целом, которое и находило себе внешнее выражение на Вселенских Соборах.

 

Эпоха Вселенских Соборов

Первые три века в жизни Церкви были эпохой гонений. Лучшие сыны Церкви за исповедание имени Христова претерпели мучения и смерть. Но сила оружия не могла победить силы духа. Римская империя склонилась перед смиренным знамением Креста Христова, когда в начале IV в. воцарился святой равноапостольный Константин Великий, при котором прекратились гонения на христиан.

Но не прошло и десяти лет с момента провозглашения Миланского эдикта, по которому христианство получило официальное признание со стороны государства, как Церковь столкнулась с не менее серьезной угрозой. В Александрии, втором по значимости городе империи, начало распространяться пагубное арианское лжеучение, пленяя умы многих христиан и даже церковных иерархов.

Основатель этой ереси Арий был ученым богословом и красноречивым проповедником, непомерное честолюбие которого до времени скрывалось под личиной праведности. Он утверждал, что Сын Божий сотворен Богом Отцом и является всего лишь высшим Его творением. Несмотря на увещания Александрийского епископа Александра, гордый пресвитер упорствовал в своей ереси.

 

Первый Вселенский Собор

Церковная смута, вызванная ересью Ария, разрослась настолько, что император Константин, по совету церковных иерархов, в 325 г. вынужден был созвать в Никее Первый Вселенский Собор.

Никея, ныне бедное турецкое селение Изник, в то время была главным приморским городом Вифинской области. Трудно сейчас назвать точно место, где проходили заседания Собора. Однако у местных жителей сохранилось название “синодос” (su,nodoj — греч. собор. — Авт.), которое носит один из районов поселка, и где, вероятно, находился дворец заседаний Первого Вселенского Собора.

318 епископов прибыли на Собор вместе с пресвитерами и диаконами. Среди православного большинства были: Александр Александрийский, Осий Кордубский, Евстафий Антиохийский, Макарий Иерусалимский, Иаков Низибийский, Спиридон Тримифунтский и Николай, епископ Мир Ликийских.

Вначале была заслушана арианская сторона. Инок Студийского монастыря Иоанн повествует, что во время выступления на Соборе Ария многие из иерархов отказывались слушать еретика, а святитель Николай, в порыве благочестивой ревности, ударил его по щеке. Отцы Собора были вынуждены лишить святителя епископского сана, но вразумленные чудесным видением, отменили свое решение.

В итоге Собор осудил арианство и принял знаменитое Никейское вероопределение, в тексте которого решающую роль сыграло слово “единосущный”, утверждающее равенство Бога Сына и Бога Отца.

Собор также рассмотрел вопросы видимой организации Церкви, выделив три главных центра: Рим, Александрию и Антиохию. Кроме того, Первый Вселенский Собор принял двадцать канонов по вопросам церковной дисциплины и установил время празднования Пасхи: в первый воскресный день, следующий за весенним равноденствием, после пасхи иудейской.

 

Второй Вселенский Собор

Православие восторжествовало. Но арианская смута еще долго волновала христианский мир. Свою роль в этом сыграли и неискушенность в богословии императора Константина Великого, и его неправославные преемники, и нерешительность восточного епископата в принятии нового термина “единосущный”.

Второй Вселенский Собор, состоявшийся в 381 г., был созван императором Феодосием в новой столице христианского государства — Константинополе.

К тому времени арианство “эволюционировало” и распространяло ложное учение о том, что Сын Божий не во всем подобен Богу Отцу, породившее и еще одно лжеучение, отрицавшее Божественность Святого Духа (духоборчество).

На Соборе присутствовало сто пятьдесят епископов. Среди них находились великие святители того времени: Мелетий Антиохийский, Григорий Нисский, Кирилл Иерусалимский и Григорий Богослов. Первые заседания происходили под председательством Мелетия Антиохийского. В это время, по желанию императора и народа, на свободную Константинопольскую кафедру Собором был избран святитель Григорий Богослов. Вскоре Мелетий скончался, и председателем Собора стал вновь избранный епископ столицы.

Главным итогом деятельности Второго Вселенского Собора было принятие Символа Веры, известного в истории Церкви под именем Никео-Цареградского. Он появился в результате дополнения и уточнения Никейского вероопределения. Эти 12 догматических формулировок являются квинтэссенцией православной веры. Символ Веры звучит при совершении Таинства Крещения, во время Литургии и в домашних молитвах христиан.

Олег Карпенко

Продолжение следует

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua