Православные храмы

Храм Рождества Иоанна Предтечи (на Зверинецком кладбище)

На Зверинце существовало 2 кладбища: Зверинецкое кладбище…

Храм святителя Николая Мирликийского (в детском доме «Малятко»)

Детский дом «Малятко» около 10 лет духовно окормлялся до постройки…

Публикации

Храм Божества

Священно событие введения трехлетней Девы Марии в Иерусалимский храм. Этот…

Мученик Гавриил Белостокский

Святой мученик Гавриил родился 22 марта 1684 г. в православной семье в селе…

Великий пост для пожилых и больных

Всякий пост в Православной Церкви разумеется, прежде всего, как добродетель…

kameraПродолжаем беседу о православном кино, начатую в прошлом номере. На этот раз мы предлагаем вашему вниманию мнения священнослужителей.


Что Вы вкладываете в понятие “православное кино”? Кто его главный зритель?

 

Протоиерей Андрей Ткачев, сотрудник Синодального отдела религиозного образования, катихизации и миссионерства УПЦ, настоятель храма преподобного Агапита Печерского (Киев):

 

— В моем понимании православное кино — это не кино о Православии, а кино, снятое православным человеком. Кроме документального и повествовательного жанров, оно должно освоить и большинство других (исключая, разумеется, триллеры и фильмы эротического содержания). Освоить для того, чтобы ненавязчиво насытить эти жанры православным мировоззрением. Вопрос будет решаться по мере того, как уже сложившиеся режиссеры, воцерковляясь, станут снимать такие фильмы, или же молодые люди, имеющие церковный опыт и воспитание, будут получать специальное образование и дерзать на такую творческую работу. Это — сверхзадача. Но пока православное кино — это кино о Православии для православных, созданное по принципу “свій до свого по своє”.

А оно должно быть направлено на всю думающую аудиторию. Верность и долг, проблема нравственного выбора, смерть и отношение к ней — весь этот комплекс вопросов должен быть “заквашен” христианским мировоззрением. Это и будет православное кино, как я его понимаю. О самых важных вещах в нашей жизни нужно говорить широко, не суживая все исключительно до церковной атрибутики. Иначе мы отсечем большую часть аудитории.

 

Игумен Феодосий (Снигирев), настоятель Киевского Свято-Владимирского духовно-просветительского Центра, Ответственный секретарь Синодального отдела УПЦ по делам молодежи:

 

— Мне кажется, о том, “православное” кино или “не православное”, следует судить по целому ряду факторов. Это и то, насколько содержание фильма соответствует духу Евангельских истин, и то, насколько оно не противоречит православному вероучению, и то, насколько фильм целомудрен, и многое другое. Если по этим критериям строго судить о современной кинопродукции, то едва ли найдется много по-настоящему православных фильмов. Для этого и сценарист, и режиссер, и актеры должны быть людьми церковными. С другой стороны, существует множество фильмов, идеи и смысловая нагрузка которых созвучны голосу Церкви. В широком значении слова эти фильмы вполне можно назвать “православными”, а их авторов — апологетами христианских ценностей.

Что же касается зрителей, то здесь, мне кажется, действуют те же принципы. Невозможно выделить какую-то категорию потребителей кинопродукции и сказать: вот они, зрители православного кино.

 

Игумен Лонгин (Чернуха), председатель Миссии УПЦ “Духовное просвещение”, член Союза кинематографистов Украины:

— Это кино, которое заставляет человека задуматься над смыслом своей жизни, возбуждает интерес к истории, искусству, ко всему лучшему, с точки зрения христианской этики, что создало человечество. Это кино, которое раскрывает богатство духовного мира, утешает в трудные минуты, облагораживает душу зрителя, наполняет его внутренний мир возвышенными образами. Это кино, которое помогает человеку любить людей и стремиться к Богу.

Что касается главного зрителя, то как христианство обращено ко всем, так и православное киноискусство должно быть обращено к людям разного духовного состояния — верующим, неверующим, ищущим, заблудшим…

 

Соответствует ли содержание и качество снимаемых сегодня православных (или называемых таковыми) фильмов задачам современной православной миссии?

 

Протоиерей Андрей Ткачев:

— Пока что мы продолжаем осуществлять миссию в русле кино, “одетого” во все атрибуты Православия. А это необязательно. Православие — богатая религия. В ней есть святители, которые проповедуют с кафедры, а есть юродивые. Но и те, и другие совершают дело Божие. Кино — это некий юродивый, который может говорить правду не с амвона, а другими, не совсем привычными способами. Пока это все еще далеко от воплощения. В силу разных причин: в силу разрыва традиции; потому, что мало мэтров уровня Никиты Михалкова…

 

Игумен Феодосий (Снигирев):

— Апостольские сети расставлены по всему миру, каждый уголок человеческого бытия пронизан этими невидимыми спасительными путами. В советское безбожное время многие люди приходили в Православие через литературу, классическую музыку, даже рок-движение. В наше время, несмотря на обилие открытых храмов и монастырей, большинство наших соотечественников находятся все еще вне церковной ограды. И не из-за каких-либо безбожных убеждений. Зачастую человеку нужен всего лишь небольшой толчок, легкая ненавязчивая подсказка, чтобы ощутить то чувство, которое сокрыто в каждом из нас и называется верой. Для многих этим толчком может и должно стать хорошее кино — православное в самом широком понимании. Если фильм хоть в какой-то мере способствует этому, тогда можно говорить о его соответствии задаче православной миссии.

 

Игумен Лонгин (Чернуха):

— Не всегда. По той причине, что не все режиссеры и сценаристы сами до конца понимают цели и задачи своего творчества в контексте религиозного мировосприятия. Многие из них еще находятся в поиске, некоторые, похоже, застряли на каком-то несовершенном уровне, и все это, естественно, отражается в их работах. Православное киноискусство только зарождается. И помочь ему в дальнейшем развитии может здоровая, конструктивная критика как зрителей, так и профессиональных режиссеров, операторов, актеров и, обязательно, богословов. На одних эмоциях может унести в такой жанр, как кинопрелесть, который, к сожалению, сегодня также развивается.

 

Многие кинорежиссеры для того, чтобы “уловить” зрителя, включают в свои фильмы пикантные сцены (без которых эти фильмы вполне могли бы состояться). А что, кроме явно греховных вещей, неприемлемо для православного кинематографа?

 

Протоиерей Андрей Ткачев:

— Я считаю, что кроме откровенно греховных вещей (таких, как смакование жестокости, нецензурная лексика, сцены порнографического или эротического характера), больше всего надо бояться лжи и слащавости. Это самый главный соблазн для православного человека, желающего снимать кино, — соскользнуть в слащавость, поверхностное морализаторство. Однозначно запрещена неискренность, натянутость, то, чего нет в жизни. Православное кино — это кино честного показа. Сложность заключается в том, что можно быть честным и при этом пошлым, или честным и дерзким. А православному человеку нельзя быть дерзким, пошлым, но обязательно нужно быть честным, потому что фальшь люди очень хорошо чувствуют.

 

Игумен Феодосий (Снигирев):

— Прежде всего, непрофессионализм. Как сценариста, так и режиссера. Насколько дух “тоньше”, непостижимее плоти, настолько же тоньше авторы фильма, претендующие на звание профессионалов, должны чувствовать и понимать моменты духовной жизни, если о них идет речь в картине. Иногда одно неверное слово, неправильно поставленный акцент могут перечеркнуть все старания авторов сделать кинокартину “православной” и назидательной. Хотелось бы посоветовать режиссерам, занимающимся съемками православного кино, как можно чаще обращаться за консультацией к духовенству, тем более что его представители, как правило, не претендуют на гонорары.

 

Игумен Лонгин (Чернуха):

— Неприемлема пошлость. Простите за сравнение, но вы можете себе представить, чтобы апостолы, проповедуя людям евангельские истины, говорили пошлости? Кино должно воспитывать зрителя, а не санкционировать в нем разнузданность.

 

Можете ли Вы назвать православным по духу или, по крайней мере, “годным к употреблению” православным человеком хотя бы один из виденных Вами современных художественных фильмов?

 

Протоиерей Андрей Ткачев:

— Мне нравится почти все, что снимает Никита Сергеевич Михалков. Я чувствую, что он работает на восстановление традиций и пытается наполнить свои фильмы христианскими идеями, но делает это не “в лоб”, а прикровенно. Или, например, “Небо. Самолет. Девушка” с Ренатой Литвиновой в главной роли, как мне кажется, — если не православное, то честное человеческое кино о глубоких чувствах, снятое не пошло. Это очень близко к тому, что нужно современному человеку. Прежде чем обожиться, необходимо очеловечиться. Нельзя рвануть в заоблачные дали, не став прежде человеком. И кино может делать человека человеком, заставляя его сострадать, думать. Тогда будут доступны и более высокие цели.

Вообще-то я приверженец более старых фильмов. Взять, к примеру, картину “Отец солдата”. Как мне кажется, это кино, пронизанное многими христианскими интуициями. Или известный фильм Чарли Чаплина “Огни большого города”. Он пропитан евангельскими идеями — при том, что снят на грани драмы и комедии. Даже в “Семнадцати мгновениях весны” есть очень серьезные историко-философские тексты на грани религиозной проповеди. Кинематографисты прошлого умели высказать как бы невзначай очень важные вещи, которых сегодняшние кинематографисты или не понимают и не говорят, или говорят “в лоб” — так, что они не читаются.

 

Игумен Феодосий (Снигирев):

— К сожалению, не все киноновинки удается посмотреть, но из того, что видел, хотел бы отметить фильм “Остров”. Глубокий христианский фильм, хотя не без ошибок. Всегда с интересом смотрю фильмы, поставленные по романам великих русских классиков, особенно Ф. М. Достоевского. Хорошее впечатление оставил короткометражный фильм “За имя Мое” молодого режиссера Марии Можар. Производит впечатление последний фильм Никиты Михалкова “12”. Хотя, если бы не ряд существенных недочетов, фильм мог бы производить более глубокое впечатление и приносить зрителю немалую духовную пользу.

Жаль, что в бочке меда оказалось несколько ложек дегтя. Наверняка, существуют и другие достойные работы, о которых мне, к сожалению, не известно.

 

Игумен Лонгин (Чернуха):

— Могу назвать, например, документальную работу “Косово: две правды и одна истина” (автор сценария протоиерей Вадим Бондаренко, режиссер Виктор Стеганцов, Украина); российские фильмы: Лидии Бобровой “Бабуся”, Андрея Кравчука “Итальянец”, Виталия Воробьева и Евгения Звездакова “Сильнее огня” (несмотря на некоторую наивность и ляпсусы последнего); из зарубежных — фильм Рона Ховарда “Игры разума” (США).

Подготовил Михаил Мазурин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua