Православные храмы

Храм святителя Спиридона Тримифунтского

Идея строительства храма в честь святителя Спиридона Тримифунтского…

Храм апостолов Петра и Павла (на Нивках)

Первая Литургия отслужена 19 октября/1 ноября 2000 г. Храм…

Публикации

Православный взгляд на единство Церкви. Флорентийская уния и св. Марк Ефесский

Вопрос единства, воссоединения христиан и ликвидации разделения Восточной и…

Проповедник нестяжательства. К 500-летию со дня кончины преподобного Нила Сорского

7/20 мая Православная Церковь празднует память преподобного Нила Сорского —…

VenchanieБрак есть Таинство, в котором, при свободном обещании женихом и невестою перед священником и Церковью взаимной супружеской верности, благословляется их супружеский союз по образу духовного союза Христа с Церковью, и испрашивается им благодать чистого единодушия к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей.


Взаимоотношения супругов в христианском Браке

Брак — одна из таин Божественного домостроительства. В нем человек обретает целостность своего бытия, новое ощущение жизни, новое зрение. Брак делает возможной полноту познания человеком себя и другого. В браке человек погружается в жизнь, входя в нее через другую личность. Это дает то чувство завершенной полноты и удовлетворения, которое обогащает наш духовный мир.

Полнота эта углубляется с возникновением из двоих, слитых вместе, третьего — их ребенка. Совершенная супружеская пара рождает и совершенного ребенка, который и дальше будет развиваться по законам совершенства; но если между родителями существует непобежденный разлад, противоречие, то и ребенок может стать продолжением этого противоречия.

Если в браке совершилось только внешнее соединение, а не победа каждого из двоих над своей самостью и гордыней, то это отразится и на ребенке, повлечет отчуждение его от родителей — раскол домашней церкви.

Но нельзя и насильно удержать, внушить, заставить быть таким, как этого хотят отец и мать, того, кто, получив от них тело, воспринял от Бога главное — единственную и неповторимую личность со своим собственным путем в жизни. Потому для воспитания детей самое важное, чтобы они видели в своих родителях пример истинной духовной жизни, исполненной жертвенной любви.

Индивидуализм, себялюбие создают в браке особые трудности. Преодолеть их можно только усилиями обоих супругов. Оба должны ежедневно созидать брак, борясь с повседневной суетой и даже мелкими страстями, подтачивающими его духовное основание — любовь. Праздничная радость первого дня должна сохраниться на всю жизнь; каждый день должен быть праздником, каждый день муж и жена должны быть новы друг для друга. Единственный путь для этого — углубление духовной жизни каждого, работа над собой, хождение пред Богом. Самое страшное в браке — потеря любви, а исчезает она порою из-за пустяков, поэтому все мысли и усилия надо направить на сохранение духовных основ семейной жизни — все остальное приложится. Начинать эту работу надо с первых же дней совместной жизни. Казалось бы, самое простое, но и самое трудное — решимость занять в браке каждому свое место: жене смиренно стать на второе место, мужу — взять тяжесть и ответственность быть главой. Если есть такая решимость и желание — Бог всегда поможет на этом трудном, мученическом, но и блаженном пути. Недаром во время совершения Таинства, при хождении вокруг аналоя, поют: “Святии мученицы...”.

Однако ни мужчина, ни женщина не имеют в браке друг над другом абсолютной власти. Насилие над волей другого, хотя бы и во имя любви, убивает саму любовь. Отсюда следует, что не всегда надо смиренно подчиняться такому насилию, раз в нем кроется опасность для самого дорогого. Большинство несчастных браков несчастны именно от того, что каждая сторона считает себя собственником того, кого любит. Почти все семейные трудности и разлады — отсюда. Величайшая мудрость христианского брака — дать полную свободу тому, кого любишь, ибо земной наш брак — подобие Брака небесного — Христа и Церкви, — где полная свобода. Тайна счастья христианских супругов заключается в совместном исполнении воли Божией, соединяющей их души между собой и со Христом. В основе этого счастья — стремление к высшему, общему для них предмету любви, все к Себе влекущему (см.: Ин. 12: 32). Тогда и вся семейная жизнь будет направлена к Нему, и упрочится соединение сочетавшихся. А без любви к Спасителю никакое соединение не прочно, ибо ни во взаимном влечении, ни в общих вкусах, ни в общих земных интересах не только не заключается истинная и прочная связь, но, напротив, нередко все эти ценности вдруг начинают служить разъединению.

Христианский брачный союз имеет глубочайшее духовное основание, которым не обладают ни телесное общение, ибо тело подвержено болезням и старению; ни жизнь чувств, переменчивая по природе своей; ни общность в области мирских интересов и деятельности, ибо проходит образ мира сего (см.: 1 Кор. 7, 31). Жизненный путь христианской супружеской четы можно уподобить вращению Земли с ее постоянным спутником Луною вокруг Солнца. Христос — Солнце правды, греющее детей Своих и светящее им во тьме.

 

Установление Таинства Брака

Брачный союз мужчины и женщины установлен Самим Творцом в раю после создания первых людей, которых Господь благословил словами: “Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею...” (Быт. 1: 28). Всеблагой Бог создал из праха земного человека и, одарив его вечным дыханием жизни, поставил владыкою над земным творением. По всеблагому замыслу Своему Господь создал из ребра Адама жену его — Еву, сопроводив это тайнодейственными словами: “Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему” (Быт. 2: 18). И они пребывали в Эдеме до грехопадения, когда, преступив заповедь, соблазненные лукавым искусителем, были изгнаны из рая. По благому приговору Создателя Ева соделалась спутницей на многотрудном земном пути Адама, а через многоболезненное чадородие свое — праматерью человеческого рода.

Первая человеческая чета, получив от Бога обетование об Искупителе человечества и Сокрушителе главы вражией (см.: Быт. 3: 15), была и первою хранительницею спасительного предания, которое затем, в потомстве Сифа, переходило живительным таинственным потоком из рода в род, указуя на ожидающееся пришествие Спасителя. Оно было целью первого завета Бога с людьми и, будучи прообразовано в событиях и пророчествах, осуществилось в Воплощении Предвечнорожденного Отцом Слова от Духа Святого и Преблагословенной Приснодевы Марии, Новой Евы, Которая поистине есть “рода нашего воззвание” (Акафист Пресвятой Богородице).

В Ветхом Завете многократно выражается воззрение на брак как на дело, благословляемое Самим Богом.

По пришествии Своем на землю Иисус Христос не только подтвердил неприкосновенность брака, отмеченную в законе (см.: Лев. 20: 10), но и возвел его в степень Таинства: “И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает” (Мф. 19: 3–6).

Выйдя в мир на служение роду человеческому, Господь явился с Матерью Своею и учениками на брачный пир в Кане Галилейской и сотворил там первое чудо, претворив воду в вино, и присутствием Своим освятил этот и все брачные союзы, заключаемые верными и любящими Бога и друг друга супругами.

Святое христианское девство и святое Таинство Брака — вот два пути, указанные верным в Слове Божием (см.: Мф. 19: 11–12; 1 Кор. 7: 7, 10). Церковь всегда благословляла оба эти пути и, как известно, осуждала порицателей того и другого. Апостол Павел призывает не слушать лжеучителей, “запрещающих вступать в брак”

(1 Тим. 4: 3), которые явятся в последние времена. До конца времен будут совершаться браки православных христиан во славу Божию и на пользу человечеству, и благословенная семейная жизнь будет еще процветать, ибо благословение, которое испрашивается на всю Церковь, дается и малой церкви — христианской семье.

 

Из истории Таинства

Еще в патриархальный период брак считался особым установлением, но о брачных обрядах того времени мало что известно. Из истории женитьбы Исаака на Ревекке мы знаем, что он предлагал своей невесте подарки, что Елеазар совещался с отцом Ревекки относительно ее замужества, а затем был устроен брачный пир. В позднейшие времена истории Израиля брачные церемонии получили значительное развитие.

При сравнении еврейского брачного обряда с христианским бросается в глаза ряд сходных моментов, но главное то, что в христианском чинопоследовании Брака постоянно встречаются упоминания ветхозаветных праведников и пророков: Авраама и Сарры, Исаака и Ревекки, Иакова и Рахили, Моисея и Сепфоры. По всей видимости, перед составителем христианского чинопоследования стоял образ ветхозаветного брака. Другое влияние, которому подвергся в процессе формирования христианский брачный обряд, имеет своим истоком греко-римскую традицию.

В христианстве брак благословляется с апостольских времен. Брачному обряду в древности предшествовало обручение, которое было актом гражданским и совершалось согласно местным обычаям и установлениям, насколько, разумеется, это было возможно для христиан. Обручение совершалось торжественно в присутствии многих свидетелей, которые скрепляли брачный контракт. Последний представлял собой официальный документ, определявший имущественные и правовые взаимоотношения супругов. Обручение сопровождалось обрядом соединения рук жениха и невесты, кроме того, жених дарил невесте кольцо, которое было изготовлено из железа, серебра или золота — в зависимости от состоятельности жениха.

Климент, пресвитер Александрийский, во II главе своего “Педагога” говорит: “Мужчина должен дать женщине золотое кольцо не для внешнего украшения ее, но для того, чтобы положить печать на хозяйство, которое с тех пор переходит в ее распоряжение и поручается ее заботам”. Выражение “положить печать” объясняется тем, что в те времена кольцо (перстень), а точнее вправленный в него камень с вырезанной эмблемой, служило одновременно и печатью, которой запечатлевалась собственность данного лица и скреплялись деловые бумаги. Христиане вырезали на своих перстнях печати с изображением рыбы, якоря, птицы или других христианских символов. Обручальное кольцо надевалось обычно на четвертый (безымянный) палец левой руки: на уровне представлений того времени один из тончайших нервов этого пальца непосредственно соприкасается с сердцем.

К X–XI вв. обручение утрачивает свое гражданское значение, и обряд этот совершают уже в храме, сопровождая его соответствующими молитвословиями. Но еще долгое время обручение совершалось отдельно от венчания и соединялось с последованием утрени. Окончательное единообразие чин обручения получил лишь к XVII в.

Чин самого бракосочетания — венчания — в древности совершался через молитву, благословение и руковозложение епископа в храме во время Литургии. Свидетельством того, что браковенчание вводилось в древности в чин Литургии, служит наличие ряда совпадающих составных элементов в обоих современных чинах: начальный возглас “Благословенно Царство...”, мирная ектения, чтение Апостола и Евангелия, сугубая ектения, возглас “И сподоби нас, Владыко...”, пение “Отче наш” и, наконец, общение чаши. Все эти элементы очевидным образом взяты из чинопоследования Литургии и ближе всего по своей структуре к чину Литургии Преждеосвященных Даров.

В IV в. вошли в употребление брачные венцы, возлагаемые на головы жениха и невесты. На Западе им соответствовали брачные покровы. Сначала это были венки из цветов, позже их стали изготовлять из металла, придавая им форму царской короны. Они знаменуют победу над страстями и напоминают о царском достоинстве первой человеческой четы — Адама и Евы, которым Господь отдал во владение все земное творение.

Несмотря на то, что уже к XIII в. браковенчание совершалось отдельно от Литургии, эти два Таинства были тесно связаны. Поэтому с древности и до нашего времени желающие сочетаться Таинством Брака приготовляют себя к принятию благодати постом и покаянием, а в день венчания вместе причащаются Святых Божественных Таин.

 

Место и время совершения Таинства Брака

В наше время церковный брак лишен гражданской юридической силы, однако венчание совершается, как правило, над супругами, зарегистрировавшими предварительно свой гражданский брак в ЗАГСе. Венчание совершается в церкви в присутствии родных и друзей брачующихся. Отсутствие родительского благословения на венчание при условии, что брачующиеся достигли брачного возраста и уже состоят в гражданском браке, не является препятствием для совершения Таинства. Обряд может совершать только законно поставленный священник, не находящийся под каноническим запрещением.

Согласно каноническим правилам, не разрешается совершать венчание в течение всех четырех постов, в сырную и Пасхальную седмицы, в период от Рождества Христова до Богоявления (святки). По благочестивому обычаю не принято совершать браки в субботу, а также накануне постных дней и  двунадесятых, великих и храмовых праздников, дабы предпраздничный вечер не проходил в шумном веселии и развлечениях. Кроме того, в Русской Православной Церкви бракосочетание не совершается накануне и в дни Усекновения главы Иоанна Предтечи (11 сентября) и Воздвижения Креста Господня (27 сентября). Исключения из этих правил могут быть сделаны только правящим архиереем. Венчание рекомендуется совершать после Литургии, во время которой жених и невеста причащаются Святых Таин.

 

Церковноканонические препятствия к Браку

Священник, прежде чем совершить венчание, выясняет, нет ли церковноканонических препятствий к заключению церковного брака между данными лицами. В первую очередь следует отметить, что Православная Церковь, хотя и считает брак, зарегистрированный в ЗАГСе, лишенным благодати, но фактически признает его и отнюдь не рассматривает его как блуд, незаконное сожительство. Однако условия заключения брака, установленные гражданским законодательством и церковными канонами, имеют значительные различия, поэтому не всякий гражданский брак, зарегистрированный в ЗАГСе, может быть освящен в Таинстве Брака.

Так, допускаемые гражданским законодательством четвертый и пятый браки Церковью не благословляются. Церковью не допускается вступление в брак более, чем три раза, запрещается вступать в брак лицам, находящимся в близких степенях родства. Церковь не благословляет брак, если один из брачующихся (или оба) объявляют себя убежденными атеистами, пришедшими в церковь лишь по настоянию одного из супругов или родителей, если хотя бы один из супругов некрещен и не готов принять Крещение перед венчанием.

Разрешение архиерея требуется для венчания православного с лицом другого христианского вероисповедания. Безусловно не венчается брак, если хотя бы один из брачующихся исповедует нехристианскую религию (мусульманство, иудаизм, буддизм). Однако брак, заключенный по инославному обряду и даже нехристианский, заключенный до присоединения супругов к Православной Церкви, может считаться по желанию супругов в силе, даже если только один из супругов принял Крещение.

Не венчают тех, кто однажды связал себя монашеским обетом девства, а также священников и диаконов после их рукоположения.

Что же касается совершеннолетия жениха и невесты, их психического и физического здоровья, добровольного и свободного согласия, то поскольку без выполнения этих условий не может быть предварительно зарегистрирован гражданский брак, Церковь при наличии свидетельства о браке освобождается от выяснения этих обстоятельств.

Подготовила Елена Головина

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me