Православные храмы

Храм в честь иконы Божией Матери «Знамение» (на ул. Лагерной)

Земля, на которой построена новая церковь, ранее называлась «Дача…

Покровская часовня (в Юридическом лицее, на Воздухофлотском проспекте)

Часовня в Юридическом лицее им. Я.Ю.Кондратьева при Киевском…

Крестовоздвиженская церковь на Подоле

Деревянная "на каменном фундаменте" приходская церковь Кожемяцкой…

Публикации

Вузька і простора дорога

У Царство Небесне є дві дороги: одна вузька, або скорботна, поєднана з…

Усекновение главы Иоанна Предтечи

Кто такой был Иоанн, брошенный Иродом в темницу и принявший здесь смерть от…

“Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше”. К 60-летию Свято-Никольского храма г. Ровеньки Луганской епархии

Прошло 60 лет с тех пор, как православные верующие города Ровеньки, купив на…

kameraТо место, какое занимает кинематограф в жизни современного человека, заставляет с особым вниманием отнестись к явлению, называемому православным кино. Беседу о нем мы и предлагаем вашему вниманию.

 

Что Вы вкладываете в понятие “православное кино”? Кто его главный зритель?

 

Ольга Леонтенко, режиссер, руководитель студии документальных фильмов Киево-Печерской Лавры, член Союза кинематографистов Украины:

 

— Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Если говорить о кино как искусстве, то, как в любом виде искусства, есть плохие и хорошие произведения. И все действительно хорошие, гениальные картины — духовны. В фильме Андрея Тарковского “Солярис” икона появляется в кадре всего один раз, но разве не заставляет этот фильм подумать о спасении души? Сейчас есть много фильмов (как игровых, так и документальных), в которых купола и иконы показывают через кадр. Но многие из них могут только отбить желание думать о Боге у того, кого эта мысль посетила впервые, а у воцерковленного человека вызвать улыбку или отвращение.

С другой стороны, нельзя не отметить появление большого количества фильмов о жизни Православной Церкви, о святых, о выдающихся иерархах и простых христианах. Можно сказать, что сейчас постепенно складывается отдельный киножанр, существование которого в советском кинематографе было невозможно из-за агрессивной атеистической политики в СССР. Надеюсь, что со временем в рамках этого жанра установятся некоторые негласные принципы, которые не будут допускать в таких фильмах как пошлости, так и нарочитой “церковности” и экзальтации. Такие фильмы должны быть своего рода проповедью, коль Господь допустил возникновение такого способа выражения мысли, как кино. Нужно нести Благую Весть любыми средствами. Кино и, особенно, телевидение на сегодняшний день способны охватить огромную зрительскую аудиторию. Так что, создавая фильмы, режиссеру нужно думать не только о собственном самовыражении, но и об ответственности, о том, что если после просмотра фильма хоть один человек задумался о Боге, — его труд был не напрасен.

 

Монахиня Евтропия (Бобровникова), литературный редактор “Церковной православной газеты”:

 

— Мне кажется, что это должно быть честное и профессиональное кино. Конечно, и любительский фильм может быть снят тепло и со вкусом. Но если говорить о профессиональном кино, то оно должно быть очень хорошего качества. Иначе цель его — миссионерская ли, апологетическая или нравственно-воспитательная — не будет достигнута. Напротив, это может только послужить соблазном, особенно для новоначальных, воцерковляющихся или сочувствующих нашей Церкви людей, а они, как правило, и составляют основную зрительскую аудиторию православного кино.

 

Станислав Речинский, главный редактор сайта “ОРД”, обозреватель газеты “Вечерние вести”:

 

— “Душа по природе своей христианка” — так, кажется, Тертуллиан говорил. Поэтому православным кино, на мой взгляд, являются произведения, которые будят эту “душу-христианку”, заставляют ее измениться в лучшую сторону уже после просмотра фильма. Я думаю, что по определению православны экранизации русской классики, православны фильмы Тарковского или грустная комедия Георгия Данелия “Не горюй” (не путать с современным фильмом “Мама, не горюй!”). На самом деле, православных фильмов было сделано очень много еще в советское время. Просто об этом не говорилось напрямую. Сейчас, к сожалению, можно под видом Православия прятать политику или язычество. Это, пожалуй, самое опасное.

Возможно, в каждый определенный период времени востребована какая-то одна особенность православного кино. Свое “чтение из Евангелия” на свой день, на свой год. Сейчас, по-моему, время фильмов, которые бы “возвращали бы сердца отцов — детям”. Потеря контакта между родителями и детьми — самая страшная беда нашего времени.

 

Соответствует ли содержание и качество снимаемых сегодня православных (или называемых таковыми) фильмов задачам современной православной миссии?

 

Ольга Леонтенко:

— Я не так много смотрела чисто православных фильмов, чтобы твердо ответить на этот вопрос. Хорошие фильмы, безусловно, есть. С качеством, на мой взгляд, особенно в Украине, все намного хуже. Чтобы сделать хороший фильм, мало прекрасной идеи и сценария. Нужно иметь деньги, чтобы достойно воплотить свои мысли на экране. Православный фильм — не сериал о жизни бандитов, он не дает большой рейтинг, соответственно никому из рекламодателей не интересно вкладывать в него деньги. Телеканалы не берут такие фильмы для показа (тем более — в условиях существующего в Украине церковного раскола). Общая для всего украинского кинематографа проблема — неблагоприятное для развития кино законодательство. С тех пор как в России приняли ряд законов в поддержку отечественного кинопроизводителя и тех, кто вкладывает в него деньги, — российское кино стало развиваться стремительными темпами. О чем нам можно только мечтать.

 

Монахиня Евтропия:

— Нельзя сказать однозначно о всех фильмах, да, наверное, я и не знаю всего православного кино, которое у нас снимается. По-моему, до сих пор с этим лучше справляется документалистика, поскольку, как правило, там меньше вымысла, хотя и это встречается. Я еще раз повторюсь: хорошее кино, вероятно, соответствует, плохое — конечно, нет. Здесь хотелось бы сказать два слова вообще о снижении качества современной кинопродукции. Сегодня многое решают деньги, качественное кино делать и дорого, и долго. Конъюнктуру — и проще, и быстрее. Сегодня это касается, к сожалению, и православного кино.

 

Станислав Речинский:

— К стыду своему, не видел православных современных фильмов. Православная миссия, на мой взгляд, всегда одна — спасать. Может ли кино спасать? Может, но для этого в него должно быть вложено очень много души. С этим сейчас везде проблемы. Как правило, говорят о том, что не хватает вложения денег.

 

Многие кинорежиссеры для того, чтобы “уловить” зрителя, включают в свои фильмы пикантные сцены (без которых эти фильмы вполне могли бы состояться). А что, кроме явно греховных вещей, неприемлемо для православного кинематографа?

 

Ольга Леонтенко:

— Хуже постельных сцен, на мой взгляд, когда нецерковный человек берется за фильм о жизни Церкви. Это может быть очень профессиональная работа, с талантливыми артистами, но когда они не знают жизнь Церкви изнутри, а создают свой (похожий только одеждами и бородами) образ — это просто вредно. Когда монаха изображают полусумашедшим, ушедшим в монастырь из-за личных проблем, когда батюшка, находясь один в собственной квартире, ходит в полном облачении, все это — вплоть до деталей одежды, быта и разговоров — вызывает негодование у верующих, а у далеких от Церкви людей создает о ней неправильное представление.

 

Монахиня Евтропия:

— Ложь, невежество, в том числе и в церковных вопросах, непрофессионализм, желание угодить низменным вкусам массового зрителя.

 

Станислав Речинский:

— Самые страшные опасности, на мой взгляд, — это имитация православности, слащавость, фальшь, политизация, упрощение и опошление Православия.

 

Можете ли Вы назвать православным по духу или, по крайней мере, “годным к употреблению” православным человеком хотя бы один из виденных Вами современных художественных фильмов?

 

Ольга Леонтенко:

— Очень удачным считаю сериал Леонида Эйдлина “Спас под березами” — замечательный, очень точный и правдивый рассказ о жизни простых людей, объединенных вокруг возрождающегося церковного прихода. Герои сериала — самые разные люди. Их жизненные проблемы не замкнуты на Церкви, иной раз — далеки от нее. И любовь, и низость, и готовность опустить руки перед бедой, и семейные сложности, и взлеты духа, и падения — словом, все, как у людей.

Фильм Станислава Говорухина “Благословите женщину”. Он — о самоотверженной любви и верности совсем юной девушки, которая, полюбив офицера, достойно прошла через тяготы армейского быта, военное лихолетье и пронесла свое чувство к немолодому мужу, отдавая себя без остатка. Этот фильм прекрасно иллюстрирует церковное представление о женщине и браке, хотя на экране об этом речь не идет.

Хочется упомянуть также многосерийный документальный фильм “Земное и Небесное” и сериал Александра Прошкина “Доктор Живаго”.

 

Монахиня Евтропия:

— Да. Но все это фильмы не о Церкви и церковных отношениях, а о человеке, в котором, несмотря на все искажения, виден образ Божий. Это фильм Педро Альмадовара “Возвращение” (2006), Карена Оганесяна “Я остаюсь” (2007), Андрея Кравчука “Итальянец” (2005). Правда, кинематографическое качество двух последних на порядок ниже, зато в нравственном смысле они, безусловно, выигрывают. Наверное, можно назвать и другие фильмы.

 

Станислав Речинский:

— Легче, наверное, назвать неправославные по духу вещи. Не может быть православным фильм, смакующий насилие, пусть даже оно применяется и в “благих” целях. Как, например, сериал “Бригада”. Хотя бандиты, в нем изображенные, периодически посещают церковь и вообще “умиляют”. Не может быть православным культ убийства в современном кино. Увы, сейчас редко можно встретить фильм без крови. И это тревожно. Человечество будто подготавливают к обыденности человекоубийства. А кто является “человекоубийцей изначала” — православным хорошо известно.

На мой взгляд, неправославна и пустота. Пустота сотен сериалов, заполонивших ТВ. Они крадут нашу жизнь, крадут минуты для общения с близкими, прививают пошлость, которая тоже антиправославна.

Я не могу назвать современный православный фильм. Просто мало смотрю кино или ТВ. “Остров” смотрел. Сначала понравилось. Через месяц забылось все, кроме кривляний Мамонова и бандита Космоса в монашеской рясе. А вот колыхание травы в “Зеркале” Тарковского я помню почему-то до сих пор. И воспоминание об этом фильме меня лично всегда приостанавливает в суете, переводит из “горизонтали” в “вертикаль”. Возможно, для православного кино подходят именно эти слова: это кино, заставляющее человека из “горизонтального”, суетного своего бега вдруг перейти в положение “вертикальное”, поднять глаза и сердце к небу и вспомнить вечные вопросы и вечные ответы. А это — уже начало молитвы.

Подготовил Михаил Мазурин

Продолжение следует

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me