Православные храмы

Храм апостолов Петра и Павла (у Дарницкого вокзала)

До революции неподалеку от Дарницкого железнодорожного узла стояла…

Храм архистратига Михаила (Президентский полк)

ЧАСОВНЯ ДЕГТЕРЕВСКОЙ БОГАДЕЛЬНИ Часовня с моргом при Дегтеревских…

Свято-Воскресенский храм Флоровского монастыря

В комплексе сооружений Флоровского монастыря этот храм считался…

Публикации

“Мой ученик стал для меня Учителем”

Ваше Блаженство! Высокопреосвященнейшие Владыки! Уважаемые участники и гости…

Можно ли молиться об умерших некрещеными. 19 октября / 1 ноября — память святого мученика Уара

Очень часто люди, приходящие в храм, спрашивают, можно ли поминать умерших…

Вячеслав Дегтев: Вечная память. (Рассказ-реквием)

...Шли мы тогда, батюшка, из Владивостока в порт Ванино. Рейс был последний в…

PokrovС 10 по 14 октября в Киеве проходил Пятый международный фестиваль православного кино “Покров”, учрежденный Украинской Православной Церковью и Фондом “Наше майбутнє”. Его организаторы — Свято-Троицкий Ионинский монастырь, ТРК “Эра”, Радио “Эра” и еженедельник “Киевский телеграф”. В своем слове на торжественной церемонии открытия кинофорума в Украинском доме Предстоятель УПЦ Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея Украины, вспомнил “годы жестоких гонений, когда один государственный деятель обещал показать по телевизору последнего попа”, и перефразировал это обещание так: “Может, даст Бог, мы доживем до того, что на экране покажут последнего атеиста”.

Архиепископ Белоцерковский и Богуславский Митрофан, управляющий делами УПЦ и председатель жюри фестиваля, зачитал приветственное слово Святейшего Патриарха Алексия II  организаторам, участникам и гостям кинофорума, а министр культуры и искусств Юрий Богуцкий — приветственный адрес от Премьер-министра Украины Виктора Януковича.

На открытии фестиваля также выступили глава Совета Национального банка Украины Петр Порошенко, министр МЧС Украины Нестор Шуфрич и заместитель председателя Киевской городской государственной администрации Виталий Журавский. Открыл фестиваль “Покров” его президент Андрей Деркач.

После официальной части в день открытия кинофорума состоялся показ новой работы известного российского режиссера Никиты Михалкова “12”. В основе сюжета фильма (толчком к созданию которого послужила кинолента Сидни Люмета по сценарию Реджиналда Роуза “12 разгневанных мужчин” 1957 г.) — заседание присяжных, которым предстоит решить судьбу чеченского парня. Он обвиняется в убийстве своего приемного отца — офицера Российской армии, и от вердикта присяжных: “виновен” или “не виновен”, зависит, придется ли ему отбывать пожизненное тюремное заключение. Единственное условие — решение присяжных должно быть единогласным… Фильм этот уже прошел в кинотеатрах Украины, и многие смогли оценить как режиссуру, так и актерские работы (в “12” задействованы такие мастера, как Алексей Петренко, Валентин Гафт, Сергей Гармаш, Cергей Маковецкий, Михаил Ефремов, сам Никита Михалков, Александр Адабашьян и другие).

Как отметил директор кинофестиваля “Покров” Александр Акулов, говоря о своем понимании православного кино в интервью журналу “Фома” (ознакомиться с ним можно на сайте www.pokrovkino.com), “совсем не обязательно, чтобы в каждом кадре были купола или свечи. Если… герой ни разу не перекрестится и не причастится в кадре, то это еще не значит, что кино не православное. Главное, что фильм несет в себе, какие ценности утверждает”. И хотя соответствие сюжета “12” тематике фестиваля не было столь явным, как в случае с “Островом” Павла Лунгина, которым открывался прошлогодний “Покров”, показ фильма Михалкова на открытии кинофорума этого года, на наш взгляд, был бы вполне уместным, если бы создатели картины не приправили сюжет (на самом деле позволяющий донести до зрителя очень важные мысли) несколькими “ложками дегтя”. Речь идет об отдельных пошлых, нецеломудренных сценах с соответствующей лексикой. Это, к сожалению, стало уже привычным для кино широкого проката. Но зрительской аудиторией фестиваля православного кино подобные вещи воспринимаются совсем иначе и если не перечеркивают, то значительно “смазывают” впечатление от картины в целом. И, конечно же, это необходимо было принимать во внимание при выборе фильма, открывающего фестиваль.

Что касается собственно программы кинофестиваля, проходившего в киевском Доме кино, то одним из наиболее широко представленных жанров на “Покрове — 2007” стали киноповествования о монастырях и монастырской жизни. Только в программе первого дня показа было три фильма этой тематики: “Да будет воля Твоя. Возвращение Сухотинской обители” (авторы Светлана Иванова, Александр Муравьев, Россия) — о Сухотинском Знаменском женском монастыре (Тамбовская епархия); “Сказание о Лесне” (режиссер Лариса Соколова, Россия, “Православная студия Петербурга”) — о Свято-Богородицком Леснинском женском монастыре (Провемон, Франция) и “Пробуждение Таврийского Афона” (режиссер Александр Топчий, Украина) — о Свято-Григорьевском Бизюковом мужском монастыре (Херсонская епархия).

Наиболее интересным из них с точки зрения “картинки” и четкой структуры изложения материала был кинорассказ о Леснинском женском монастыре — обители, история которой началась в XIX в. в Российской империи, в XX в., после революции, продолжилась в Сербии, а после Второй мировой войны — во Франции. Этот монастырь в свое время посещали император страстотерпец Николай II и святой праведный Иоанн Кронштадтский. Перед Первой мировой войной в нем насчитывалось около 500 сестер и воспитывалось приблизительно 700 детей. На протяжении долгих десятилетий после революции 1917 г. в монастыре не прерывалась связь с дореволюционным русским монашеством. Но, несмотря на все богатство истории обители, фильм, запечатлевший и нынешних ее насельниц, на фестивале православного кино в октябре 2007 г. показывать, наверное, не следовало, а уж тем более награждать “Сказание о Лесне” дипломом “За духовную деятельность на ниве православного просвещения”, о чем стало известно на церемонии закрытия кинофорума. И дело вовсе не в художественных качествах этой работы, и даже не в содержании фильма. Дело в том, как это содержание может быть воспринято в свете нынешнего статуса Леснинской обители, сестры которой в начале мая 2007 г., накануне подписания Акта о каноническом общении внутри Поместной Русской Православной Церкви, ушли в раскол, под омофор так называемой “Русской Истинно-Православной Церкви”. Несмотря на призыв Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей Митрополита Лавра к ним о покаянии и возвращении в церковную ограду, в этом году свой престольный праздник, день Леснинской иконы Божией Матери (празднуемый в сентябре), сестры монастыря отмечали “в лоне “РИПЦ”. Учитывая, что в фильме “Сказание о Лесне” звучат слова о стремящихся в монастырь паломниках, ведущий фестиваля перед показом фильма, как минимум, должен был сообщить зрителям (не все из которых имеют возможность в достаточном объеме отслеживать новости церковной жизни) о факте отпадения насельниц Леснинской обители.

Другим “проколом” стал фильм “Мрія Марії” (режиссер Валерий Белов, киностудия “Волынь”), показанный на фестивале сразу после “Сказания о Лесне”. Он был представлен как кинолента, которая сквозь призму жизни одной женщины рассказывает о судьбе Православной Церкви в 50–60-х  годах XX в. В центре этого киноповествования оказалась история строительства храма в селе Мельники-Речицкие Волынской области, инициировала которое, уже в наше время, главная героиня фильма — Мария Ивановна Корсак. Но фрагменты службы на украинском, а не церковнославянском языке; упоминание о том, что освящение первого камня строения возглавил “епископ” Михаил (в то время как правящий архиерей Волынской епархии Украинской Православной Церкви — митрополит Нифонт (Солодуха)); кадры, запечатлевшие награждение Марии Корсак орденом святой великомученицы Варвары с формулировкой “за утверждение Украинской Поместной...”, который, как следовало из фильма, просил вручить ей “патриарх”, — все это в совокупности указывало на то, что речь идет о недавно построенном раскольничьем храме т. н. “УПЦ Киевского Патриархата” (Ратновский деканат)... На вопросы из зала о том, как этот фильм попал на фестиваль, ведущий смог ответить лишь следующее: “Дорогие друзья, мы продолжаем наш показ”… В общем, хотелось бы, чтобы отбор фильмов для следующего фестиваля “Покров” был более тщательным.

Возвращаясь к представленным на кинофоруме фильмам о монастырях, можно отметить две российские работы: “Старица: любим-город” Алексея Малечкина и Сергея Линникова и “Псково-Печерская обитель” (режиссер — наместник московского Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов)). Первый фильм интересен тем, что повествование о Старицком Свято-Успенском мужском монастыре (Тверская епархия), основанном, кстати, иноками Киево-Печерской Лавры, органично вписано в историю и современную жизнь города. Города, в котором родился и принял монашество первый русский патриарх святитель Иов; города, который был облюбован в свое время царем Иоанном Грозным (откуда и наименование “любим-город”) и который для нынешних его жителей — олицетворение всей России. Сквозь фильм проходит очень важная тема о неразрывной связи — исторической и мистической — между городом и монастырем, и звучат слова о том, что, воссоздавая храмы, люди восстанавливают не стены, а свою веру. Возрождение монастыря началось в 1997 г., а еще один “толчок”, по выражению одного из героев фильма, произошел в 2002 г., когда были вновь обретены мощи схимонахини Пелагии, издавна почитавшейся старичанами. Сегодня уже многие жители города понимают, что без духовной жизни в монастыре невозможна жизнь в самой Старице. И это понимание многого стоит.

В свою очередь, фильм “Псково-Печерская обитель”, который основывается на любительских видеосъемках, сделанных архимандритом Тихоном (Шевкуновым) более 20 лет тому назад, в бытность его послушником этой обители, предлагал зрителям войти “в кельи и храмы Псково-Печерского монастыря, в тот монастырь, каким он был при старцах, в 1986 году”. В этот фильм вошли действительно уникальные кадры и жизненные истории. Для того чтобы дать некоторое представление о нем, позволим себе привести несколько фрагментов из повествования архимандрита Тихона, сопровождающего этот киноальбом.

“Схиигумен Мелхиседек — один из самых поразительных подвижников Псково-Печерского монастыря. О нем, наверное, нужно рассказать особо. Да тут по одному взгляду видно, что это за человек. Аскет, молитвенник, духовник. У отца Мелхиседека был инсульт, и его выхаживал питерский парнишка, чудесный иконописец, послушник Георгий… Он и спал у него здесь на полу, у кровати, и нежно, по-сыновнему, ухаживал за старцем все эти годы, пока он болел.

Отец Мелхиседек до схимы носил имя игумен Михаил. Он был на войне. И пришел в монастырь, стал образцовым монахом: послушным, молитвенником и тружеником. По профессии он был столяр и сделал множество киотов, аналоев, крестов. И вот когда он закончил киот в трапезной Псково-Печерского монастыря, он вдруг упал и умер. Действительно умер, по-настоящему, потому что у него остановилось сердце, дыхание. Монастырский врач, который пришел, сразу же констатировал смерть. Но вот прибежал на крик отец Иоанн (Крестьянкин), духовник монастыря, посмотрел на него и сказал: “Нет, он жив”. И стал молиться. И отец Мелхиседек ожил, заплакал и попросил, чтобы его отнесли в келью, а на следующий день стал умолять отца наместника постричь его в великую схиму. И когда это произошло, полностью изменил свою жизнь. Он стал особо уделять время молитве. И однажды я нашел время и спросил у него: “Отец Мелхиседек, а что вы увидели, когда были мертвы?” И он сказал: “Я видел, что стою на прекрасном лугу, а передо мной — огромный ров, наполненный грязью, и в этом рву — все, что я сделал за всю свою жизнь: аналои, кресты, киоты…” “Я в ужасе смотрел на все это, — говорил отец Мелхиседек, — и вдруг почувствовал, что сзади кто-то стоит”. Он обернулся и увидел Божию Матерь. И Она сказала ему: “Вот все то, что ты сделал за свою жизнь. Видишь, где это окажется? Ты монах, Мы ждали от тебя покаяния, молитвы, а вот что ты Нам принес”. И после этого Господь снова вернул отца Мелхиседека к жизни. И хотя он, конечно же, исполнял послушание, но понял, что самое главное для монаха — это покаяние и общение с Богом, молитва. А молитва его была совершенно поразительной. Многие и многие люди приходили к нему за помощью, а потом Господь дал ему еще и крест этой болезни...

Один из самых загадочных монахов тогдашнего Псково-Печерского монастыря — архимандрит Серафим. Немец, 60 лет проживший в монастыре. Он закончил Тартусский университет и потом пришел сюда, в Псково-Печерский монастырь. Как-то раз он сказал: “Я даже помыслом никогда не выходил из монастыря”. Всегда сосредоточенный, молитвенный, ни на что вокруг не обращающий внимание, всегда внутри себя, в своей внутренней клети, в душе…

После всенощного бдения отец Иоанн (Крестьянкин) обходит всех больных и помазывает их освященным маслом… Отец Иоанн (Крестьянкин) — это особое, удивительное и прекрасное явление в церковной жизни XX века в России. О нем можно говорить очень много. Его называли старцем старцев. Он отсидел годы в тюрьмах, ссылках, но ничто не могло склонить ни его веры, ни его радости о Божественной жизни, которая предназначена для каждого человека. Суть этой жизни, силу этой жизни отец Иоанн ощущал как никто. И как никто мог передать ее человеку, которого Господь посылал на его пути… Отец Иоанн (Крестьянкин) пришел навестить отца Мелхиседека вместе со своим многолетним помощником отцом Филаретом. Они пришли не только помазать больного святым елеем, но и поют ему воскресный тропарь “Воскресение Христово видевше…”. Никто никогда в монастыре не чувствует себя оставленным и забытым… У отца Иоанна пальцы в освященном масле, и он не может вытереть их даже о рясу. И поэтому вытирает о бороду отца Корнилия. Все в порядке, никто не обижается”.

В это время в кадре — сияющие от радости отец Иоанн и отец Корнилий… В целом же фильм чем-то напоминает известный сборник “Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов”. И хотя в предваряющем его видеообращении к зрителю архимандрит Тихон (Шевкунов), ссылаясь на то, что съемки — любительские, говорит: “То, что вы увидите сейчас, конечно, трудно назвать настоящим фильмом”, — лента как раз очень настоящая — в силу человеческой подлинности тех, о ком повествует. И наполнение фильма заставляет забыть о качестве запечатленной любительской камерой “картинки”.

Правда, досмотреть фильм до конца на фестивале автору этих строк, к сожалению, не довелось. Дело в том, что показ “Псково-Печерской обители” пришелся на субботу, 13 октября, незадолго до начала всенощной в канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы, в честь которого и назван фестиваль. А несколько следующих фильмов, включенных в программу третьего дня показа, просто совпадали по времени со всенощной. Думается, что зрителей фестиваля православного кино (независимо от меры их воцерковленности) нельзя ставить перед выбором между богослужением и кинопросмотром. Пусть даже речь идет об очень хорошем фильме православной тематики. Тем более что некоторые работы можно было бы и не включать в программу фестиваля — без ущерба для нее. А за счет этого организовать просмотр более удобным образом. Впрочем, это лишь замечание по ходу.

Вышеупомянутыми фильмами повествования о монастырях в программе фестиваля не исчерпывались. Например, можно упомянуть еще кинорассказ Светланы Еременко (Украина) о Свято-Успенском женском монастыре Запорожской епархии. А также фильм “Под покровом Лавры”, повествующий об особом служении насельников Свято-Успенской Святогорской Лавры — воспитании детей (в том числе сирот и больных туберкулезом). Режиссер Галина Кононенко (Украина), в частности, предложила посмотреть на обитель глазами самих детей. Вот, например, высказывание одного мальчика: “Когда я впервые увидел монахов, мне стало даже немножко страшно: они все носят темные одежды. А когда я посмотрел в их глаза, мне показалось, что они — самые добрые люди на свете”.

Особняком стоит картина “Путешествие в рай” греческого режиссера Янниса Ламбру, удостоенная первой премии в номинации “Документальные фильмы” и повторного показа на закрытии фестиваля. К этой работе, пожалуй, применимо наименование “кинополотно”. На нем кинохудожник попытался запечатлеть ощущения от увиденного им на Святой Горе Афон (в частности, в Свято-Андреевском скиту, называемом также Серай, по версии, приведенной в фильме, — от русского “сей рай”). При этом изображение в фильме преобладает над текстовым сопровождением, отдельные пассажи которого (“подобно карандашу памяти, швейная машинка продолжает писать в столетиях” и т. п.) кажутся слишком громоздкими. Режиссер не столько рассказал о монашеской жизни, сколько намекнул, что за внешними ее формами — неизмеримые глубины внутреннего делания. В этом отношении с “Путешествием в рай” в чем-то пересекался и фильм “Псалом Румынский” (режиссер — иеромонах Пафнутий (Мусиенко), Украина), который также легче посмотреть, чем попытаться пересказать.

Отдельными нитями вплелись в ткань фестиваля грузинская, прибалтийская и сербская темы. Первая была представлена дебютной работой Гиорги Какабадзе “Новомученики” (о новомучениках Грузинской Православной Церкви), фильмом “Путь Христа” Роланда Борашвили (в котором автор предпринял попытку напомнить об основных евангельских событиях при помощи старинных грузинских чеканных икон), а также отчасти нашла свое отражение в ленте Ираклия Квирикадзе “Святой Георгий”.

Прибалтику на фестивале представляли две работы. Одна из них — выпуск телепрограммы “Христианское слово” (режиссер Леонид Глушаев, Литва) о служении православного священства в исправительно-трудовых учреждениях республики. Смысловая доминанта ленты была выражена в словах священнической проповеди о том, что и в тюрьме — “доме скорби — можно провести дни и часы с пользой для души”. Другой фильм — “Возвращение” (сценарий Нины Маргевич, Латвия) — повествует о пребывании в Риге в 2004 г. святых мощей великомученицы Елисаветы и инокини Варвары, а также о посещении Великой княгиней в 1909 г., когда она уже была настоятельницей московской Марфо-Мариинской обители, Риги, Рижского Свято-Троицкого Сергиева женского монастыря и Спасо-Преображенской пустыни под Елгавой.

 Сербская тема нашла отражение в представленном на фестивале выпуске телепрограммы “Благовест” (автор и ведущий Артем Махакеев, Беларусь) — о бедственном положении православных сербов в Косово, а также в телефильме “В начале было Слово. Мирославово Евангелие” (режиссер Бошко Савкович, Сербия), повествующем об испытаниях, которые выпали на долю самой древней сербской рукописной кириллической книги. По стилистике последний фильм (ведущий в “интерьерах” описываемых мест действия, довольно свободное обращение с историческим материалом и т. д.) напомнил телепроекты известного российского журналиста Леонида Парфенова.

Помимо “биографий” православных святынь на фестивале были широко представлены собственно биографии, жития святых, портреты современников. Два российских фильма были посвящены святителю Игнатию (Брянчанинову). Один из них, “Путь времени” (режиссер Елена Дворецкая), позволял взглянуть на личность и творческое наследие святителя глазами детей — воспитанников Ярославской губернской гимназии, носящей его имя. Другой, “Святитель Игнатий” (режиссер Юрий Ганичев), представляет собой более прямолинейное повествование.

Украинский телеканал “Глас” предложил сюжет “Детский дом” (режиссер Татьяна Гузик) из цикла “Скрижали души” — о православном приюте при Свято-Вознесенском мужском монастыре “Банчень” (Черновицкая область), настоятель которого, протоиерей Михаил Жар, стал отцом для десятков детей-сирот. Эта работа получила первую премию в номинации “Телепрограммы” (с полным списком победителей и дипломантов можно ознакомиться на сайте www.pokrovkino.com — Авт.). Кроме нее, на фестивале были показаны и другие проекты “Гласа”: телепортрет “Богдан Хмельницкий. Человек, который создал эпоху” (режиссер Михаил Воробьев), лишь косвенно затрагивающий православную тематику, а также пятая серия фильма “Шире небес” (режиссер Елена Каретник, автор сценария игумен Алипий (Светличный)), создатели которого предложили зрителю, как выразился сам игумен Алипий, “посмотреть на напряженные евангельские события с точки зрения Божией Матери”.

Большой интерес вызвал фильм “Встреча в России”, третий из цикла “Апостол любви” Валентины Матвеевой (Санкт-Петербург, Россия), о митрополите Антонии Сурожском (хотя, напомним, апостолом любви принято именовать святого Иоанна Богослова). Если два предыдущие фильма рассказывали о проповеднической деятельности митрополита Антония в Англии, то третья часть фильма основана на московских материалах. Как напомнила представлявшая свой фильм Валентина Матвеева, в 1960-е годы, как иерарх, митрополит, постоянный член Священного Синода, владыка Антоний начал приезжать в Россию. О том, какое значение имели эти поездки в годы хрущевских гонений, свидетельствует хотя бы следующая, упомянутая в фильме история: “Владыка жил в гостинице. И там сначала крестился шофер, который его возил, потом крестилась дежурная по этажу, а потом — главный администратор гостиницы…”. Думается, многие зрители впервые узнали и о том, что на проводившихся в советское время полуподпольных встречах с митрополитом Антонием в Москве, в квартире протоиерея Николая Ведерникова, бывал и Блаженнейший Митрополит Владимир, ныне Предстоятель Украинской Православной Церкви. А когда Владыка Владимир в начале 1980-х годов был назначен на Ростовскую кафедру, то, первый раз поехав в Ростов, бывший тогда закрытым городом, пригласил с собой владыку Антония…

Особо хочется отметить и телефильм “Подвиг монаха. Преподобный Антоний Печерский” (телеканал “КРТ”, режиссер Надежда Кошман, автор и ведущий протоиерей Андрей Ткачев). Представляя фильм, отец Андрей, в частности, сказал: “Есть иконы, красоту которых мешает узнать риза. Нужно ризу снять, чтобы увидеть краски. Есть также латинская пословица, гласящая, что меньше всего, быть может, мы знаем то, что нам хорошо известно. Эта пословица, эта мысль о ризе, укрывающей красивую икону, в полной мере касается самых известных святых, среди которых — родоначальник монашеской жизни на Руси преподобный Антоний Печерский. Слишком известное “замыливается” и становится неизвестным. Поэтому мы хотели посмотреть на него с точки зрения ближнего показа”. И, как представляется, авторам это вполне удалось. При этом в получасовой фильм “вместилось” не только повествование о преподобном Антонии Печерском, но и “краткий курс” отца Андрея о самом монашестве. Высокая концентрация информации на минуту фильма делает его своего рода образцом православного просветительского телепроекта. В планах его авторов — подобные фильмы и о других святых, а на “Покрове — 2007” была представлена еще одна совместная работа Надежды Кошман и протоиерея Андрея Ткачева — программа из цикла “Сад Божественных песен” (“КРТ”), толкование 98-го псалма.

Одной из настоящих вершин фестиваля стал показ документального фильма “Сто шагов в Небеса” (авторы — Ольга Волынская и священник Георгий Ханов, Центр православной культуры “Лествица”, Днепропетровск, Украина). Эта лента повествует о подвиге русского воина-христианина Евгения Родионова (1977–1996), после стодневного пребывания в чеченском плену обезглавленного за отказ снять православный крест. Рассказывает о Евгении его мать, Любовь Родионова, и поэтому фильм получился особенно пронзительным.

А после показа на сцену Дома кино вышла сама Любовь Родионова и сказала очень важные слова: “Не о войне мы говорим, о поступках. Да разве я хочу войны? Разве хоть одна мать в мире хочет войны? Но война — это то, что выкристаллизовывает человека, она истинную его сущность проявляет. Это было всегда: и в Великую Отечественную войну, и во все войны”. После этого мать Евгения Родионова призвала творческих людей не забывать о людях в военной форме, делать фильмы и о них.

Перед показом этого фильма директор фестиваля “Покров” Александр Акулов сообщил о планах снять игровое кино о Евгении Родионове по имеющемуся в распоряжении организаторов кинофорума сценарию. Быть может, этим фильмом и откроется один из следующих фестивалей? По крайней мере, подготовка к “Покрову — 2008” уже началась…

 Михаил Мазурин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua