Православные храмы

Храмы Богоявления и Жен-Мироносиц (на Позняках)

Первый молебен был отслужен на Пасху, 29 марта/11 апреля 2004 г.…

Храм святителей Кирилла и Афанасия Александрийских (Кирилловская церковь на Куреневке)

Выдающийся памятник архитектуры и живописи ХII—ХIХ вв. Один из…

Храм бессребреников Космы и Дамиана Римских (в диагностическом центре, на Минском массиве)

Храм в Диагностическом Центре был открыт 12/25 декабря 2003 г. в…

Публикации

Сучасне місіонерство

Зміни, які відбулися на пострадянському просторі після падіння комуністичного…

Українські сектанти — апостоли чи зайди?

Різноманітні секти, як гриби після дощу, проростають на нашій православній…

Мы знаем, что он молится о нас

Благодарю Тебя, мой Боже, мой Спаситель, За все Твои богатые дары, За радость,…

ispovedjВ молитвах исповедь называется “врачебницей”, то есть больницей. Почему? Каждый грех, который мы совершаем, — для души рана, а рану надо лечить. Если я сломал ногу, то уже не могу бегать, если руку — не могу играть на скрипке, то есть я уже другой и чего-то не могу. То, что вчера еще мог легко сделать, теперь невозможно. Так же с грехом. Человек изменил жене. Он может бить себя в грудь и сколько угодно говорить: “Ну, подумаешь — изменил. Всего один раз. Я же больше не изменяю, значит, все в порядке”. Нет, оказывается, не в порядке. Человек изменился! В его душе что-то надломилось, и он уже не может любить жену так, как любил раньше, не может любить детей, как любил раньше. И теперь, чтобы вернуть прежнее состояние, нужно лечить свою душу.

Чтобы Господь принял нашу исповедь и простил грехи, есть определенные условия. Первое условие всем понятно — это искренность. Врачу на приеме мы стараемся назвать все свои болезни: и здесь болит, и здесь ломит, и там покалывает. Мы боимся что-либо скрыть, иначе врач поставит неправильный диагноз и будет неправильно лечить. Нечто подобное происходит и на исповеди. Если мы скроем какие-либо грехи, то священник, ничего не зная, спокойно прочитает молитву и произнесет: “Прощаю и разрешаю тебя от всех грехов”. А Господь в этот момент скажет: “А Я не прощаю”. Важно быть искренним и честным. Например, если на исповеди оправдываться: “Вот, друзья меня напоили”, — это будет не совсем честно. Друзья насильно водку в рот заливали? Нет? Тогда сам и отвечай.

Второе условие следующее. Если я пришел к врачу и честно, без утайки, назвал все свои болезни, то это вовсе не значит, что из кабинета я выхожу уже здоровым. Я только назвал болезни, и врач только начал меня лечить. И очень многое зависит от меня — буду ли я принимать лекарства, буду ли соблюдать диету, буду ли посещать процедуры. Если я все выполняю, через некоторое время я выздоровею. Так же происходит и в покаянии. На исповеди только начинается наше выздоровление. Если алкоголик пришел каяться в том, что он пьет, то сразу после исповеди он трезвенником не станет. Господь смотрит, как мы ведем себя после исповеди. Ведь как врач не может насильно вылечить больного, который не выполняет его предписаний, так и Господь не может насильно вылечить человека от его греха, если он не хочет ежедневно молиться, соблюдать заповеди, вести духовную жизнь. Изменил жене и хочешь больше не изменять? Тогда не читай грязных журналов, не смотри сомнительных фильмов, не останавливай взгляд на развратной рекламе, не обращайся вольно с женщинами и т. д. Тогда Господь даст тебе духовные силы и вернет любовь к супруге.

Не менее важно еще одно, третье, условие. Если я хочу, чтобы в квартире было чисто, я должен каждый день хоть понемногу прибирать, а раз в неделю устраивать генеральную уборку. Так же и с душой: чистота души требует постоянного труда. Представим себе темную, грязную комнату, в которой мусора так много, что в нее не попадает ни один луч солнца. Что видит хозяин комнаты, если электричества в ней нет? Ничего! Грязи много, но ничего не видно. Человек ощущает эту грязь, но не видит ее. Чтобы избавиться от грязи, он начинает прибирать в комнате. Первое, что ему надо сделать, — это помыть окно. Когда первый луч солнца проникнет в комнату, что увидит в полумраке хозяин? Сначала — только большие предметы: кривой шкаф, перевернутый стол, разбросанные стулья. Хозяин ставит все это по местам. В комнате становится светлее. Теперь можно разглядеть более мелкие предметы: разбросанные книги, газеты. Человек убирает и это. Вновь становится светлее... И так шаг за шагом, с каждым разом все светлее и чище. Когда уборка закончена, любая пылинка, любая вещь, находящаяся не на своем месте, заметна, и ее хочется прибрать.

Нечто подобное происходит и с человеком во время исповеди. Когда он впервые приходит на исповедь, то, как правило, не может назвать сразу все свои грехи, а только два-три, но такие, о которых совесть не дает ему забыть. На душе становится чище, светлее. Через некоторое время человек начинает видеть то, чего никогда раньше не видел в себе. Он вновь исповедуется и пытается избавиться от этого греха, на душе становится еще светлее и т. д. Душа человека, который постоянно исповедуется, подобна чисто убранной комнате, где видна любая пылинка.

Если человек научился видеть самые мелкие грехи, он вряд ли дойдет до грехов тяжелых. На самом деле мелкие грехи вовсе не мелкие, это просто первые шаги к более тяжким грехам. Если совершать малые грехи, то можно легко дойти до более серьезных.

Очень часто человек, который никогда не исповедовался и у которого на совести множество грехов, бьет себя в грудь и говорит: “У меня нет грехов, я не грабил, не насиловал, не убивал. Что вы ко мне пристаете с вашей исповедью?”. А человек, который часто исповедуется, постоянно видит свои грехи и кается в них.

А то, что у человека нет (или он не видит) тяжких грехов, это еще не значит, что человек может жить спокойно. Однажды к одному старцу пришли за советом две женщины. Пока они ожидали своей очереди, одна из них, горько плача, рассказала другой о своем тяжком грехе, который совершила недавно. Та стала в душе осуждать подругу, думая, что сама она не такая грешная и такого греха никогда бы не совершила. Вдруг выходит из кельи старец и говорит обеим, чтобы они пошли в поле и принесли ему камней: первая — один самый большой камень с этого поля, а вторая — мешок небольших камешков. Когда женщины вернулись, старец сказал: “А теперь положите камни на то место, откуда вы их взяли”. Первая сразу же выполнила повеление старца, а вторая возроптала: “Как же я могла упомнить, где какой камень взяла?”. — “Эта женщина совершила один большой грех, но помнит, как и где его совершила, и кается в нем. У тебя же нет больших грехов, но ты совершила множество мелких, которых не помнишь и в которых уже не можешь покаяться”.

Таким образом, человек, совершавший только “мелкие” грехи, ничем не лучше совершившего большой грех. Действительно, что тяжелее: один большой камень или мешок песка? И то, и другое одинаково гнет человека к земле. Также и с грехами. Множество “мелких” грехов также тянет душу вниз, как и один большой. Но человеку, совершившему большой грех, легче покаяться, поскольку он видит, где согрешил, и знает, в чем ему каяться пред Богом. Совершавший же только “мелкие” грехи, как правило, очень долго идет к покаянию.

Иерей Илия Шугаев

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me