Православные храмы

Часовня иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» (в Бабьем Яру)

Впервые название «Бабий Яр» упоминается в 1401 году. Владелица…

Храм Державной иконы Божией Матери (на Южной Борщаговке)

Открыт в 2012 году. Храм находится в арендованной комнате на втором…

Храм преподобного Агапита Печерского (в Пушкинском парке)

Первую Литургию служили на Пасху 1998 г. Храм размещался в…

Публикации

День третьего рождения обители. В Киево-Печерской лавре отпраздновали 20-летие возрождения монашеской жизни

22 июня, в день Всех святых, Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра отметила…

История Константинопольской Православной Церкви

Византий, Царьград, Новый Рим, Стамбул — так в разные эпохи назывался…

Добром согретое сердце

Каждый человек выбирает свой жизненный путь сам. Но над ним незримо пребывает…

Krechenie_na_rekeКрещение часто называется вторым рождением, рождением в жизнь вечную. Церковь говорит о том, что мы находимся в таком духовном состоянии, что нас уже невозможно исправить или исцелить как-нибудь постепенно, нам необходимо именно заново родиться. Представим, что мы разбили стеклянную вазу. Как мы можем вернуть ее в прежнее состояние? Быть может, склеить? Но даже если взять самый лучший клей, очень тонкий, очень прозрачный, все равно ваза от этого не станет целой. Вернуть прежнее состояние можно только расплавив все осколки и заново изготовив вазу.

 

Если вы решили принять Крещение

Крещение — очень многогранное Таинство. Во время его совершения человек становится членом Церкви. Звучит очень просто, но за этим стоит глубокий смысл. Что такое Церковь? Это не просто собрание верующих людей: мол, скучно верить одному, а вместе веселее. Собралось два человека: “Веришь в Бога?” — “Верю”. — “И я верю, давай верить вместе”. — “Давай”. — “Ну вот, мы уже Церковь!” Нет, это еще не Церковь — пока это клуб по православным интересам.

Церковь — это нечто совсем иное. Ее можно уподобить живому организму. Посмотрим на организм человека. Он состоит из отдельных клеточек, но каждая клетка живет не сама по себе. В природе есть, конечно, клетки, которые умеют жить самостоятельно, например амебы. Но клетки в организме живут совсем иной жизнью. Каждая клетка выполняет свою задачу, и организм дает ей все необходимое. Так же и Церковь. Каждый христианин — это живая клеточка живого организма. Святой Дух пронизывает всю Церковь и управляет ею.

Крещение можно уподобить, например, операции по пересадке почки. Смысл этой операции в том, чтобы донорская почка заработала, прижилась, жила единой жизнью с новым организмом. Что должен сказать врач, если почка не приживется? “Простите, но операция прошла впустую. Можно считать, что от пересадки вы не получите никакой пользы!” Если же врач будет убеждать вас: “Операция прошла успешно, вот только почка так и не работает, но не расстраивайтесь, ведь она пришита намертво, и можно с уверенностью говорить, что вы теперь живете с почкой”, — то этот врач будет лгать.

А что должен сказать священник, если он видит, что после Крещения человек не молится, в храм не ходит, не исповедуется, не причащается в течение месяца, полугода, наконец года? Он должен сказать: “Простите, Крещение хотя и совершилось, но, к сожалению, пока недейственно в вас, и пока вы не получите никакой пользы”. Действительно, почка пересаживается, чтобы жить единой жизнью с организмом, а Крещение совершается для того, чтобы человек жил единой жизнью с Церковью. Нет церковной жизни — значит, что-то не так.

“Как же? Вот у меня свидетельство о Крещении: печать, подпись. Что же, по-вашему, я не крещен?!” С одной стороны, человек крещен, а с другой — нет. Ведь как в землю бросают семена, в душу при Крещении бросается семя новой жизни. И если человек не трудится, чтобы возделывать семя, оно лежит в душе, не давая ростков. Есть ли в этом случае результат того, что брошено семя? И да, и нет.

Крещение можно сравнить также с приготовлением теста: в муку бросается закваска, и тесто постепенно подходит. А если бросить в него закваску, упакованную в какую-нибудь капсулу? Вроде и есть закваска в тесте, да ничего с ним не происходит.

Возьмем двух деток. Один не крещен, а другой крещен, но в храм не ходит. Так вот, “автоматически”, только за то, что второй ребенок крещеный, он никакой дополнительной благодати не получает. Господь его любит, но так же, как и первого. Ибо Господь любит всех людей — и крещеных, и некрещеных.

Если палец туго перетянуть ниткой, то через тридцать-сорок минут начнется отмирание тканей. Клетка живет только тем, что соединена с организмом воедино. Прервите эту связь, и она умрет. Если прерывается общение с Церковью, то духовная жизнь, данная в Крещении, будет угасать.

Или еще один пример. Мы идем к Богу. Подходим к двери, за которой начинается дорога к Нему. Открываем дверь и стоим на месте. Стали ли мы ближе к Богу? Нет. Дверь распахнулась для того, чтобы мы пошли по открывающейся взору дороге. Крещение совершается для того, чтобы идти путем церковной жизни. Нечего бить себя в грудь, что ты крещен, если сделал к Богу только один шаг. Как был ты далек от Бога, так и остался.

Но что же все-таки происходит при Крещении? Или крещеный, но нецерковный человек вновь становится некрещеным, и тогда можно заново принимать Крещение? Конечно, нет, второй раз Крещение совершать недопустимо! В человеке при совершении этого Таинства происходит важная перемена. Семя новой жизни, брошенное в душу во время Крещения, пребывает в человеке, и поэтому это Таинство никогда не повторяется.

По словам блаженного Диадоха, если человеческую душу уподобить дому, то до Крещения в человеке, в самой глубине его сердца, обитал грех и делал его оскверненным и тленным. В момент Крещения грех изгоняется из самых глубин человека, а в сердце его вселяется благодать. Но пройдет еще немало времени, прежде чем благодать полностью преобразит человека — тут многое зависит от него самого. Если хозяин дома будет нерадиво относиться к своему жилищу, то грех сквозь открытые двери и окна будет легко входить в него и после Крещения. Если же он будет стоять на страже своей души и надежно защищать и ограждать ее молитвой, постом, Исповедью, Причащением, то постепенно будет преображаться.

Поэтому необходимо разделять такие понятия как “действительность” и “действенность”. В действительности Крещения можно не сомневаться, но вот действенность Таинства зависит от самого человека. К сожалению, почти единственное преимущество крещеного, но не живущего церковной жизнью, заключается в том, что возвращаться в лоно Церкви он будет уже не через Таинство Крещения, а через Таинство Исповеди, которое часто называется “вторым Крещением”.

 

“Печать дара Духа Святаго…”

Сразу же после Таинства Крещения совершается Таинство Миропомазания, во время которого священник помазывает особым маслом — миром — основные органы чувств и основные части тела человека: чело, уста, ноздри, глаза, уши, грудь, руки, ноги. Каждое помазание совершается со словами: “Печать дара Духа Святаго”.

Если в Крещении совершается наше духовное рождение, то в Миропомазании человеку даются дары, необходимые для его духовного возрастания. Как после рождения ребенка мать окружает его своей любовью, так и Церковь после Крещения дает человеку благодать Святого Духа, которая помогает ему в духовном росте. Духовная жизнь есть постоянное возрастание, а если учесть тленность и оскверненность нашего естества, то духовная жизнь есть его преображение.

Через помазание частей тела Церковь показывает, что именно в человеке больше всего требует освящения и преображения. Может возникнуть вопрос: “Зачем мои глаза должны преображаться или меняться, если я прекрасно вижу? Что в них не так?” Но давайте внимательно проследим за собой.

Представим себе следующую картину. Молодой человек слушает лекцию в институте. Он хорошо понимает, что эта лекция нужна ему, он внимателен, старается усвоить все сказанное преподавателем. Но человеческая слабость берет свое, он начинает засыпать. Внимание рассеивается, мысли уплывают куда-то далеко. И вдруг сосед-студент начинает шепотом рассказывать ему анекдот. Сон исчезает в одно мгновение, все внимание концентрируется на рассказе, ни одно слово не пропускается! Откуда новые силы, откуда новая энергия? А все дело в том, что все наши органы чувств поражены греховной болезнью. Все, что полезно для души, воспринимается с огромным трудом, а все вредное прилипает к нам, входит в нас с утроенной силой.

Так, когда человек, например, смотрит по телевизору какой-нибудь документальный фильм о художественной выставке, его взгляд может блуждать по разным предметам в комнате. Но стоит ему хоть краем глаза “зацепить” яркий видеоклип или рекламу, как взгляд его уже невозможно оторвать от экрана. Грехом поражается весь человек. Каждый из нас, наверное, замечал за собой, что иногда идет вовсе не туда, куда нужно идти — ноги сами несут в другое место, что руки иногда делают вовсе не то, что задумала голова.

Святой Дух в Таинстве Миропомазания сходит на человека и начинает постепенно его менять. Но надо помнить, что исцеление не бывает быстрым и получает его человек не автоматически. В Крещении в нашу душу всевается семя новой жизни, а в Миропомазании на нас сходит Святой Дух, Который Своей благодатью орошает это семечко, чтобы оно разрослось.

Святой Дух преображает и наш слух, и наше зрение, и наш ум, и наше сердце, только не надо Богу мешать в этом, а напротив, необходимо активно помогать. Сможет ли Господь духовно изменить человека, если он сам продолжает заражать свою душу тем, что смотрит развратные фильмы, читает пошлые газеты и журналы, оскверняет себя нечистыми анекдотами и ругательствами? Нежный росток чистоты, начинающий расти в душе человека, легко растоптать, особенно если это душа ребенка.

 

Молитва — первая ступенька духовной жизни

Но давайте вернемся ко Крещению и к тому, что если после него не начнется церковная жизнь, то само Крещение будет недейственным. В чем же заключается церковная жизнь?

Если церковная жизнь — это лестница, по которой мы поднимаемся к Богу, то первой ее ступенькой является молитва. Казалось бы, все просто: молитва — это первый признак духовной жизни. Но не всякую молитву Бог принимает как молитву верующего.

Иногда человек говорит: “Ну, вообще-то в Бога я верю”. — Спрашиваю: “А вы молитесь?” — “Ну, конечно. В храм хожу по праздникам. И так просто захожу, свечки ставлю, когда жена заболеет или что-нибудь случится”. — “А каждый день, утром и вечером, получается молиться?” — “Ну нет, каждый день не получается, все дела, суета, знаете ли. А вообще-то в Бога я верю”.

На самом деле, как только человек сказал, что он не молится каждое утро и каждый вечер, то тем самым практически признался, что он безбожник, несмотря на то, что наивно продолжает считать себя верующим. “Какой же я безбожник?! Что вы меня безбожником обзываете?! Я же верю, что Бог есть, заповеди стараюсь соблюдать!” Хотя возмущаться особенно нечего. Безбожники бывают разные — бывают воинствующие, которые храмы разрушали, но не о них сейчас идет речь. Я говорю о “пассивных” безбожниках, о тех, что живут без Бога.

На самом деле, чтобы называться верующим, очень мало верить в то, что Бог есть. В Священном Писании говорится, что “и бесы веруют, и трепещут” (Иак. 2: 19). Они тоже знают, что Бог существует. Более того, они знают о Боге гораздо больше, чем любой богослов, ибо помнят многие дела и чудеса Божии, на “своей шкуре” испытали Его силу и могущество. Но ведь христианами их не назовешь!

Я, например, верю, точнее, даже знаю, что в моем городе живет Иван Иванович Иванов. Но живу я без него, — он сам по себе, а я сам по себе. Так же можно жить по отношению к Богу. Верить, что Он есть, но жить без Него.

Как можно проиллюстрировать разницу между настоящим верующим и “пассивным” безбожником? Приведу такой пример. Я могу жить со своей родной мамой под одной крышей. Как мы будем общаться? Часто! Вставая с постели, я должен буду говорить: “Доброе утро, мама!”, а, ложась спать, — “Спокойной ночи, мама!”. Если я не сделаю этого, мама подумает: “Странно, мой сын на меня обиделся и не хочет разговаривать”. Если же мы с мамой будем жить в соседних городах, то общаться будем уже по-другому. Например, раз в неделю созваниваться, а раз в месяц я буду приезжать в гости. И каждое утро, вставая с постели, я вряд ли буду бежать к телефону, чтобы сказать маме: “Доброе утро!”.

Так же и в отношении к Богу. Если я с Ним, то каждое утро буду читать утренние молитвы, а каждый вечер — вечерние. Это будет самое естественное движение души. Встал, и уже чувствуешь, что Господь где-то рядом, и сразу же молишься, ведь “Доброе утро!” Богу не скажешь. Так же немыслимо и лечь спать без молитвы, если знаешь, что Бог рядом. Когда же человек понимает, что Бог есть, но думает: “Господь где-то там, на седьмом небе, а я здесь, на грешной земле”, — то молится раз в неделю, а в храм заходит раз в месяц.

Так что первый шаг к Богу — это ежедневная молитва. Причем обязательно каждое утро и каждый вечер.

Конечно, человек не сразу начинает молиться ежедневно. Первое время он заставляет себя делать это, иногда пропускает молитвы, часто забывает о них. Но постепенно они становятся естественным движением души. И самое главное, что это не просто привычка — мы начинаем жить с Богом.

Ежедневная молитва очень важна — уже одна она начинает постепенно менять жизнь человека. Ведь если я живу с Богом, то живу иначе. Что мне мешает включить телевизор в 12 часов ночи, когда будут показывать явно непристойный фильм? Дверь закрыта на замок, занавески задернуты, меня никто не видит, я никому не делаю плохо. Если Бога рядом нет, то ничто мне не мешает. А если я живу с Богом, то не смогу спокойно смотреть такой фильм, ибо это Ему противно. Верующий человек должен сгорать от стыда перед Богом за каждый свой грех.

С одной стороны, жизнь с Богом полна ограничений или, точнее, самоограничений — одного нельзя, другого. Но это не значит, что церковная жизнь — это жизнь человека, задавленного запретами. Есть и другая сторона, поэтому жизнь верующего человека — напротив, очень светлая и радостная. Ведь нам нечего бояться. Если Бог рядом, то что бы ни случилось, нам не страшно.

А насчет “задавленности” ограничениями можно сказать следующее. Мы “задавлены” законами физики или химии: с балкона не прыгай, яд не пей, газ не оставляй открытым. Мы знаем, чем это грозит. Так же и в духовной жизни. Христианин вовсе не задавлен заповедями Божиими, а относится к ним, как к предупреждениям о последствиях, которые могут наступить при несоблюдении духовных законов. Господь не столько запрещает, сколько предупреждает: не блуди, иначе не сможешь полюбить, не лги, иначе потеряешь совесть, не воруй, иначе душа очерствеет.

Иерей Илия Шугаев

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua