Православные храмы

Никольский собор Покровского монастыря

Крупнейший по размерам храм Киева, сооруженный в 1896—1911 гг.…

Покровский храм Покровского монастыря

Первоначальный соборный храм Покровского женского монастыря…
Двери реликт
Подборка авторских статей и материалов о различных видах дверей
same-te.com.ua

Публикации

Нательный Крестик

Протоиерей Николай Агафонов родился в 1955 г. на Урале, в семье инженера.…

“Кресту Твоему покланяемся, Владыко…”

6 июля делегация Иерусалимской Патриархии во главе с Высокопреосвященнейшим…

“Начало премудрости — страх господень”

На вопросы читателей отвечает Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея…

sektanstvo“Мой сын попал в секту”, “секта отняла у меня отца”, “как спасти близкого человека, попавшего в секту” — такими и подобными заголовками газет и статей в сети Интернет уже невозможно удивить современного человека. Наряду с эпидемией СПИДа, ростом алкогольной и наркозависимости, проблема пагубного влияния сект на человеческое общество стоит едва ли не на первом месте по своей актуальности и значимости. Пока беда не коснулась близких и знакомых людей, так называемые новые религиозные организации, а попросту секты, могут казаться безобидной альтернативой устоявшимся религиозным традициям. И только с потерей любящего мужа, любимого ребенка, полноценного члена общества, превратившегося в раба псевдорелигиозной группы, приходит понимание опасности “религиозного либерализма”.

 

Суть христианства и искушение сектантством

В самом деле, широко распространено мнение, что все религиозные организации имеют право на свободное существование. Тысячи таких обществ называют себя христианскими церквами и заявляют, что именно они сохранили истинное учение Христа. Но ни одна из них не может похвастаться ни древностью своей церкви, ни апостольским происхождением. Напротив, многие секты являются не более чем  хаотически возникающими группами, экспериментирующими в сфере человеческой психологии и религиозности.

Секты существуют столько же, сколько существует христианство. Из истории мы знаем, что с самого начала бытия христианской Церкви стали появляться гностические секты, а затем монтанизм, манихейство и т. п. Сектантское искушение постоянно присутствовало в истории Церкви. Всегда находились люди, стремящиеся нарушить союз любви между учениками Спасителя, посеять раздор. И древние, и современные сектанты своей деятельностью, приносящей разделение верующих во Христа, обнаруживают фатальное непонимание сути христианства и духа христианской любви. Они бывают послушным орудием в руках диавола, действующего по принципу — “разделяй и властвуй”.

“Жизнь Христа Спасителя представляет для читающего святое Евангелие весьма много великих моментов, которые наполняют душу каким-то особым чувством великого, — писал святой новомученик архиепископ Иларион (Троицкий). — Но, может быть, величайшей минутой в жизни всего человечества была именно та, когда Господь Иисус Христос во мраке южной ночи, под нависшими сводами зеленеющих деревьев, сквозь которые как бы само небо смотрело на грешную землю мерцающими яркими звeздами, в Своей первосвященнической молитве возгласил: “Отче Святый! соблюди их во имя Твоe, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино” (Ин. 17, 11, 20–21). На эти слова Христа следует обратить особенное внимание. В них ясно определена сущность всего христианства: христианство не есть какое-либо отвлечeнное учение, которое принимается умом и содержится каждым порознь. Нет, — христианство есть общая жизнь, в которой отдельные личности настолько объединяются между собой, что их единение можно уподобить единству Лиц Святой Троицы”.

 

Христианства нет без Церкви

С самых первых дней своего существования апостольская община осознавала себя единой Церковью, и “из посторонних… никто не смел пристать к ним” (Деян. 5, 13). В своих посланиях апостол Павел сравнивает единство христиан в любви с единством членов одного тела: “Как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены” (Рим. 12, 4–5, см. также 1 Кор. 6, 15; Еф. 1, 23 и др.). На протяжении многих веков Сам Христос объединял и объединяет всех верующих в него через Причащение Его Тела и Крови в Таинстве Евхаристии. Это единение со Христом создаeт и единение людей друг с другом, то есть созидается единое Тело Церкви. Поэтому христианская жизнь, в сущности, есть жизнь церковная.

Благодатный огонь любви, принесенный на землю Спасителем (см.: Лк. 12, 49), пронесенный Православной Церковью через многие столетия, через жесточайшие гонения, поныне действенно и реально соединяет верующих во Христе

по всей вселенной. Ежедневно Церковь молится “о мире всего мира… и соединении всех”. Поэтому сектанты, в первую очередь, грешат против великой Христовой любви, которая вот уже два тысячелетия зовет к единству. “А потому, — пишет блаженный Августин, — все отделившиеся от Церкви не имеют любви”.

 

Секта — закрытость и ограниченность

Что же мы называем сектой? Известный специалист по сектоведению профессор А. Л. Дворкин считает, что слово “секта”, обозначающее организацию, в отличие от слова “ересь”, как правило, обозначающего учение, имеет две возможные этимологии. Оно происходит либо от латинского “secare” — “отсекать” (часть от целого), либо от латинского же “sequi” — “следовать” (за лидером, задающим направление). Из этого видно, что характерной чертой секты является ее ограниченность, “усеченность” по отношению к Церкви. Всегда можно сказать: “в Православии это (священство, почитание Пресвятой Богородицы, икон и т. п.) есть, а у баптистов (иеговистов, адвентистов и т. д.) нет”. Поэтому и полемика с сектантами неизбежно разворачивается вокруг тем, касающихся всего “лишнего”, что есть, по их мнению, в Православии. С другой стороны, секту зачастую возглавляет харизматический лидер или руководящая группа с непререкаемым авторитетом, слепое подчинение которым обязательно. Отметим, что в Православии, в отличие от сектантства, послушание носит сознательный и добровольный характер. Итак, по профессору Дворкину, секта — это закрытая религиозная группа, противопоставляющая себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона.

 

Ложь под разными личинами

Органическим следствием эгоистической самозамкнутости секты является ложь, в самых разнообразных ее проявлениях. Она начинается уже с того, что сектантские агитаторы никогда не скажут вам всю правду о учении и деятельности своей организации. Часто секты действуют под видом различных семинаров, созданием школ, чтобы обучать иностранным языкам, психологических курсов, центров лечения от наркотической и алкогольной зависимости. Профессор А. Л. Дворкин констатирует, что “нет человека, который бы пришел в секту, в секту только приводят”. Первостепенная задача сектантского проповедника состоит в том, чтобы затащить человека в секту прежде, чем он что-либо узнает о ней. И чем меньше он узнает, тем лучше. Подлинное же содержание учения секты знает только небольшой круг людей, находящихся внутри организации. Таким образом, человек может провести долгие годы и даже десятилетия в секте и не знать, во что там по-настоящему верят. В отличие от сект, в Православии неофит сначала узнаeт о вере, принимает учение сердцем и только тогда, когда искренне уверует в то, что узнал, становится членом Церкви.

Чаще всего в секты попадают люди, находящиеся в стрессовой ситуации, имеющие проблемы в семье, пережившие серьeзное разочарование и чувствующие себя одиноко. Хорошо обученные “психологическому маркетингу”, адепты религиозной группы мгновенно окружают потенциального “брата” или “сестру” добротой и вниманием, молятся о нем и его близких, могут дать совет или даже помочь материально. У человека постепенно вырабатывают зависимость от этой заботы и душевной комфортности. И уже если даже он и захочет, то не сможет отказать в какой-либо просьбе своей новой “семье”, чувствуя долг перед организацией.

Бутафорным религиозным суррогатом пропитана и сама внутренняя жизнь секты. Взамен полноценной жизни во Христе здесь предлагается всего лишь бурная узкокорпоративная деятельность, христианская любовь подменяется стандартными психологическими приемами, благодатные христианские Таинства профанируются в обычные импровизированные обряды.

 

“Энтропия” сектантства

Поразительна скорость, с которой появляются новые религиозные организации и раскалываются на части старые. Внимательный наблюдатель не может не заметить своеобразный закон “религиозной энтропии” сектантства: чем дальше, тем больше разделение и сложнее распад на отдельные группы. Отделив себя от истинного Православия, сектанты лишились всесильной благодатной помощи, удерживающей на плаву корабль Церкви вопреки любым штормам человеческого общества. Состояние сектантских организаций, подверженных постоянным метаморфозам необузданной псевдорелигиозной вседозволенности, как нельзя лучше описал священномученик Иларион (Троицкий): «Посмотрите, как бьeтся несчастная птица, когда она летит при сильном ветре! Как неровен ее полeт! То она взлетает вверх, то опрокидывает еe вниз, то подвинется она немного вперед, то снова относит еe далеко назад. Так носится и человек ветрами лжеучений. Но как птица успокаивается в гнезде в густых ветвях дерева и мирно смотрит из своего убежища на несущуюся мимо бурю, так и человек обретает мир, когда прибегает к Церкви. Из своего тихого пристанища смотрит он на свирепую бурю “около церковных стен”, скорбит о несчастных людях, которые застигнуты этой бурей вне Церкви и медлят укрыться под еe благодатным кровом, и молится ко Господу: “Соедини их святой Твоей соборной и апостольской Церкви, да и тии с нами славят пречестное и великолепое имя в Троице славимаго Бога”».

 Олег Карпенко

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua