Православные храмы

Храм преподобного Моисея Угрина (при Центре эндокринной хирургии)

Храм находится на территории Украинского научно-практического центра…

Храм святых Царственных страстотерпцев (в 1‑й детской больнице)

Первый Молебен (освящение куличей) служили на Пасху, 10 / 23 апреля…

Свято-Троицкий храм (при Институте фтизиатрии и пульмонологии НАМН Украины)

9 ноября 2015 года, по благословению Блаженнейшего Митрополита…
dizajnerskieoboi
Обои для рабочего стола на
dizajnerskieoboi.ru

Публикации

Пост телесный, пост духовный

На вопросы читателей отвечает Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея…

О воспитании в детях стыдливости

Господь сказал: “...кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому…

О Серафиме Саровском

Преподобный Серафим Саровский родился 19 июля 1754 года. Его родители, Исидор и…

o_TimofeyХрам святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Оболонском районе г. Киева — один из тех, где приходская жизнь, что называется, бьет ключом. Несмотря на то, что много сил уходит на строительство храма и отца настоятеля в будний день можно застать даже за рулем грузовика, в приходе ведется активная социальная работа. Причем инициативу во многих случаях проявляют сами прихожане.

Накануне великого праздника святых апостолов Петра и Павла настоятель храма иерей Тимофей Костюченко ответил на вопросы “Церковной православной газеты”.

— В феврале этого года ваш приход постигло тяжелое испытание — полностью сгорел деревянный храм, вокруг которого возводилось кирпичное здание. Что удалось сделать к храмовому празднику?

— Главное, что после этого пожара община сплотилась еще больше. Люди не ушли. Наоборот, строить храм помогает и молодежь (как помогала и до того), и люди старшего поколения. Благодарен я и всему киевскому духовенству — после пожара не было никого, кто так или иначе не помог бы нашему приходу.

С материальной точки зрения — кое-что сделано, но этого недостаточно. Строительство храма не завершено. Сейчас мы ставим временную крышу — для того чтобы провести отопление и иметь возможность молиться и в летнее, и в зимнее время. Эта крыша позволяет производить дальнейшее возведение стен храма. При этом службы совершаются своим чередом.

Хочу сказать, что добровольно трудятся на благо прихода не только наши прихожане, но и, например, “молодежка” из Ионинского монастыря. Наиболее массово и организованно (от десяти до тридцати человек) молодежь приходит по пятницам, как бы подводя черту под тем, что было сделано в течение недели.

 

— Новейшая история храма святых апостолов Петра и Павла непосредственно связана с Вашей личной историей. А каким был Ваш путь к вере и священническому служению?

— Естественным, скажем так. Семья у меня верующая. Дедушка был священником еще в прежнее, советское время. Нельзя сказать, что только дедушка занимался моим духовным воспитанием, но он дал мне многое — и как священник, и просто как человек с большим жизненным опытом. Я только сейчас стал понимать его любимое выражение, на которое раньше как-то не обращал внимания. Когда он еще был ребенком и играл со своим дедушкой, тот на детский вопрос: “Дедушка, а отчего ты такой добрый, мягкий?”, отвечал: “Мяли много, детка”…

Дедушкина сестра была монахиней. Мама моя, соответственно, тоже воспитана в православной вере. Господь так распорядился, чтобы я благодаря семье был человеком верующим, поэтому говорить о том, как пришел к Богу… Мы можем грешить и отворачиваться от Него, а потом все равно ощущаем, что мы с Богом, и Господь с нами, даже если мы не всегда это понимаем.

Не могу сказать, что как-то целенаправленно с детства шел к священническому служению, не буду кривить душой. Задумался об этом после того, как бросил учебу в инженерно-строительном институте. В 23 года поступил в семинарию, уже в четвертом классе был рукоположен в диаконы, а потом — в священники.

 

— В одном из отчетов (за 2005 год) Всеукраинского благотворительного фонда “Вера. Надежда. Любовь” упоминается проект вашего храма по работе с трудными подростками. Не могли бы Вы подробнее рассказать об этом проекте, о том, какие мероприятия проводились в его рамках и продолжается ли его реализация сейчас?

— Проект — это, пожалуй, громко сказано. 12 июля 2003 года, в престольный праздник, был освящен наш храм, и приблизительно в то же время я получил благословение Блаженнейшего Митрополита Владимира опекать городской приемник-распределитель для несовершеннолетних. По мере возможностей, раз в месяц или чуть реже, мы совершаем там Литургию; каждую субботу или воскресенье — акафисты; также совершаем Таинство Крещения и общаемся. Главная сложность в общении заключается в том, что оно похоже на общение в поезде: сел с человеком в одно купе, разговорился, он вышел, а ты едешь дальше. Так и здесь, ведь дети попадают в приемник-распределитель на непродолжительное время, проводя там максимум месяц-полтора.

Кроме священников, с детьми общается наша молодежь, а также психолог (наша прихожанка) и руководитель нашей детской воскресной школы. Стоит заметить, что не одни мы пытаемся опекать этот приемник-распределитель. Туда не ленятся приходить и разнообразные сектанты. И это заставляет нас быть “в тонусе”. Мы стараемся, чтобы наше присутствие было не “для галочки”. И скажем так, мы не проигрываем. По крайней мере, мы не конфетами добиваемся от детей общительности. Хотя тоже их угощаем.

 

— По каким еще направлениям ведется социальная работа в вашем приходе?

— Например, скаутское движение, которое помогает подросткам в период возрастной психологической ломки остаться внутри церковной ограды. Речь не идет о каком-либо давлении со стороны духовенства, молодых священников и диаконов, которые пытаются что-то навязать подросткам или как-то их завлечь. Скаутским движением руководит молодежь чуть постарше (из нашего храма, из Кирилловского прихода), которая желает заниматься социальной работой, быть полезной. Энергия подростков направляется в здоровое русло. Они занимаются тем, что им нравится, например участвуют в туристических походах, поездках, организации концертов и т. п., но при этом не остаются без присмотра священника, диакона или более старших молодых людей, которым могут доверить свои проблемы. Хотя, если честно, в связи со строительством храма мы сейчас занимаемся этим менее активно, нежели отец Иоанн Диденко (директор ВБФ “Вера. Надежда. Любовь”. — Ред.)

Также мы посещаем, по мере того, как нас туда зовут, инфекционное отделение Киевской детской клинической больницы (на улице Богатырской), где находятся т. н. дети-отказники, в том числе дети, больные СПИДом и ВИЧ-инфицированные. Мы крестим их, молимся о них, наши прихожане, по возможности, передают в больницу памперсы, пеленки и т. п.

Кроме того, посещаем с концертами и праздничными поздравлениями интернат для детей с недостатками зрения, расположенный на улице Вышгородской. В интернате даже возникло желание организовать при нашем участии хор, который исполнял бы духовные песнопения.

Хочу отметить, что основное служение Церкви, безусловно, богослужение. При этом социальное служение выделяется как нечто отдельное. Однако одно без другого невозможно. Потому что если не нести Благой Вести, если не следовать за Христом и не любить человека, то все остальное — показуха, что-то мертвое, ненастоящее.

 

— С какими проблемами, кроме проблем, связанных со строительством храма, чаще всего приходится сталкиваться в жизни прихода?

— С нехваткой времени. А если говорить серьезно, то проблема для каждого верующего, — и для священника, и для мирянина, — испытание веры в постоянном столкновении с миром. Храм — действительно, как корабль. И хочется, чтобы он был наполнен людьми. А люди, входящие в него, не сразу могут стать не то что членами команды этого корабля, но даже не всегда согласны быть его пассажирами.

Не хочется говорить штампами, однако от испытаний никуда не деться. Но в их преодолении человек совершенствуется.

Что касается строительства храма, то это проблема лишь в том случае, если остановиться, опустить руки и решить, что денег нет, помощи нет, Господь оставил… Ничего подобного! Господь не оставил. Все, что нужно, Он дает. Конечно, хочется “много и сразу”. Но так не бывает. И понимание этого есть не только у меня, но и у всех прихожан, — независимо от возраста.

 

— Далеко не у каждого православного храма есть свой “персональный” сайт. У вашего — есть (hrampp.org.ua). В связи с этим хотелось бы узнать, — какой Вы видите роль православных интернет-проектов в современном служении Церкви?

— Это возможность донести до тех людей, которые по каким-либо причинам не могут дойти до храма, ту информацию, которая может послужить к их душевной пользе. Одни веб-сайты — более удачные, другие — менее удачные, какие-то — динамичные, какие-то, наоборот, — редко обновляемые, статичные. Но, тем не менее, люди определенную информацию получают и видят, что жизнь Православной Церкви — многообразна и что в ней можно принимать некоторое участие даже посредством Интернета.

Честно говоря, я лично не общаюсь в Интернете и от электронного мира далек: у меня на это нет ни времени, ни сил. Но поскольку Интернет имеет достаточное влияние, это, в моем понимании, необходимо: информация должна распространяться теми средствами, которые доступны.

Мы, например, издаем приходскую газету “Дорога к храму”, которая прежде всего адресована жителям близлежащих домов. Могу сказать, что если даже не все из них стали ходить в храм, то, по крайней мере, нынешнее отношение с их стороны к нашему приходу — стабильно-положительное.

 

— Страница “Наши планы” веб-сайта храма пока находится “в стадии разработки”. А каковы все же ваши планы — на долгосрочную перспективу и ближайшее будущее?

— Их много. Например, мы пытались заниматься паломничеством, в первую очередь для прихожан, речь не идет о коммерческом проекте. Организовали одну достаточно дальнюю поездку — в Святогорск. Все были довольны, но не определился человек, который бы занимался этим постоянно. С одной стороны, нам нужен организатор паломнических поездок, с другой — возглавлять их должно духовное лицо. Я не могу ездить, второй священник учится на стационаре в Духовной Академии, несет многие послушания в храме и тоже не может. К тому же для паломнических поездок необходим пассажирский транспорт. Поэтому этот замысел пока не реализован.

Также в планах — организация встреч с интересными людьми. Например, с отцом Андреем Кураевым, преподавателями Киевских Духовных Академии и Семинарии, которые действительно могли бы рассказать что-то интересное.

Но основное для нас сейчас все-таки строительство, в том числе и строительство отдельного помещения для воскресной школы.

 

— На что в духовной жизни современного православного человека Вы обратили бы особое внимание? Какие духовные советы Вам как приходскому священнику приходится давать чаще всего?

— Один из советов: чаще общаться со священниками. Существует стереотип, что батюшки не общаются с людьми, не имеют возможности или не хотят. Ничего подобного. Просто нужно, чтобы человек сам желал этого общения. А когда человек подходит и требует моментального ответа на серьезный вопрос, например, у настоятеля приходского храма (которому необходимо и отдать распоряжение клирошанам, и сказать, что делать пономарю, и благословить прихожан), то ответ в одно мгновение может и не прийти. А давать какие-то универсальные ответы как бы и неправильно. Нужно, чтобы человек общался с духовенством и понимал, что на это общение необходимо потратить время, а не в одно мгновение получить ответ. К тому же не всегда люди приходят за советом, нередко они приходят за подтверждением своего мнения и желания — вот в чем еще проблема.

А духовный совет такой: желать и не лениться причащаться. Без живого участия в Евхаристии человек не может находиться даже на “дальней орбите”, он удаляется от Бога. Даже самые умные и правильные советы священников лишь тогда будут восприняты, когда будет благодать. А благодать дается через Таинства, и самое главное Таинство для христианина — Причастие Святых Христовых Таин. Когда появляется желание причащаться, тогда появляется и возможность любить, терпеть, прощать — все это приходит.

 Беседовал Михаил Мазурин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me