Православные храмы

Храм великомученика Пантелеимона (на Левобережной)

Строительство храма началось в мае 2005 г. Первая Литургия совершена…

Храм Рождества Богородицы (на Теремках)

Освящение Креста на месте будущего храма состоялось 13/26 мая 2002…

Храм пророка Илии на Подоле (Ильинская церковь)

Ильинская церковь — первый православный храм, построенный в столице…

Публикации

Бути справжнім християнином

Усе, що ми маємо в житті, — це дар Божий, талант. Але, мабуть, найбільший дар,…

Чому Я православний

В наш час часто доводиться чути, особливо від невіруючих людей, що Бог один і…

Правило веры и образ кротости

Истина Божия руководила всеми святыми, которые ныне предстоят перед Престолом…

Natelnij_krestikПротоиерей Николай Агафонов родился в 1955 г. на Урале, в семье инженера. Детство провел на Волге. Школу окончил в Тольятти, служил в армии. Окончил Московскую Духовную Семинарию и Санкт-Петербургскую Духовную Академию, после которой был назначен ректором в Саратовскую Духовную Семинарию. С 1977 г. возглавлял миссионерский отдел Волгоградской епархии, построил две плавучие миссионерские церкви, за что был удостоен ордена святителя Иннокентия 3-й степени. В настоящее время служит в Самарской епархии и является преподавателем основного богословия Самарской Духовной Семинарии. Женат, имеет пятерых детей. Предлагаем читателям один из рассказов отца Николая из его сборника “Неприкаянное юродство простых историй” (СПб.,2006).

— Раздевайтесь, — сухо бросил врач, не отрываясь от заполнения формуляра.

Иван Терентьев быстро скинул брюки и стал через голову стягивать футболку. Но тут он вспомнил о нательном крестике, который ему подарила бабушка. “То, что ты идешь служить в армию — хорошо, — говорила она, надевая на него простой алюминиевый крестик на металлической цепочке, — быть защитником Родины — это Богу угодно. Крестик тебя спасет и сохранит от всего дурного”. Иван не возражал, а даже втайне был рад бабушкиной заботе. В то, что крестик его защитит от чего-то плохого, он тоже поверил, хотя верующим себя не больно-то считал. “Это только для неграмотных старушек, — думал он, — а современному человеку вера ни к чему”. Теперь, вспомнив о крестике, испугался, что врач увидит и будет над ним смеяться, как над отсталым и невежественным человеком. Иван решил крестик снять. Отвернувшись от врача, постарался быстро и незаметно снять крест вместе с майкой. Но получилось как-то неловко, цепочка оборвалась, и крест упал на пол. Иван нагнулся, чтобы поднять крестик, но на полу лежала только цепочка, а крестик куда-то исчез. Он стал искать рядом, но креста нигде не было, он как будто провалился сквозь пол. Врач, заметив, что призывник ползает на полу, спросил:

— Что вы там потеряли, молодой человек?

Ивана пронзила мысль, что это не он потерял крест, а крест сам его покинул, после того как Иван постеснялся креста. От этой мысли все похолодело внутри. На вопрос врача он и не подумал лукавить, а прямо и сказал:

— Я крестик нательный потерял.

— Нечего на себе всякую ерунду носить, — сердито буркнул врач, — подходите ко мне, некогда мне с вами тут в бирюльки играть.

Уже в воинской части, вспоминая этот случай и досадуя на свое малодушие, Иван твердо решил раздобыть себе крестик и не под каким видом не расставаться с ним. После карантина c каждодневными строевыми занятиями и зубрежкой устава их распределили по воинским подразделениям. Иван попал в роту автомобилистов, его посадили шоферить на трехосный “Урал”. В гаражной мастерской Иван решил смастерить себе нательный крестик из медной пластины. Вырезав крестик, он старательно обработал его натфилем. Когда почистил его наждачкой и отполировал, крест засиял, как золотой. Вдоволь налюбовавшись своим произведением, Иван раздобыл шелковый шнурок и надел крест.

Но уже при первом посещении армейской бани командир отделения младший сержант Нечипоренко, заметив крестик, закричал:

— Рядовой Терентьев, почему у вас на груди висят какие-то неуставные знаки отличия, немедленно снять!

— Это мое личное дело, товарищ младший сержант, хочу — ношу, хочу — не ношу, — возразил Иван.

— Не понял, ты что это, салобон, совсем оборзел? — он протянул руку, чтобы сорвать крестик.

Иван, отстраняясь от Нечипоренко, наткнулся на проходившего мимо ефрейтора Садыкова. Тот щелкнул его по стриженой голове:

— Куда прешь, салага?

— Прости, земляк, я не хотел, — извинился Иван.

— Ну-ка, влепи ему, сержант, пару нарядов вне очереди, чтобы он “дедов” аж за километр чуял.

— Ты представляешь, Ренат, — обрадовался Нечипоренко неожиданной подмоге, — этот салобон обнаглел дальше некуда, я ему говорю: “Сними крестик”, — а он еще возражать мне пытается.

— Что за крестик, покажи, — заинтересовался Ренат.

Иван зажал крестик в кулаке, готовый лучше расстаться с жизнью, чем с крестом.

— Да ты не бойся, салага, — успокоил Ивана Садыков, — я только взгляну.

Иван нехотя разжал кулак, и Ренат стал разглядывать крестик, поворачивая его во все стороны.

— Золото что ли? — наконец спросил он.

— Нет, он из меди, я сам его сделал, — не без гордости признался Иван.

— А ты молоток, салага, мастер. Ладно, носи, разрешаю.

— Ты, что, Ренат, не положено, — всполошился Нечипоренко. — Ты же мусульманин, тебе зачем это надо?

— Молчи, “черпак”, полгода назад мне портянки стирал, а теперь “деду” будешь указывать, что положено, а что не положено. Может быть, мне, татарину, это действительно не положено, а вот твоим предкам на том свете, наверное, стыдно за тебя, урода, и чтобы больше не приставал к парню.

Нечипоренко сплюнул зло и отошел, ругаясь вполголоса.

— Спасибо тебе, Ренат, — сказал повеселевший Иван.

— Меня тебе не за что благодарить, через три месяца я дембельнусь, вот тогда тебе твой крест тяжело будет носить, ох как тяжело. Но как говорится, — подмигнул он Ивану, — Бог терпел и нам велел.

 Самара, август 2003 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua