Православные храмы

Храм иконы Божией Матери «Неопалимая Купина»

Храм размещается в приспособленном помещении. Ведется строительство…

Храм Феодоровской иконы Божией Матери (в НИИ нейрохирургии АМН)

С 1998 г. в НИИ нейрохирургии АМН совершалось чтение акафиста перед…

Храм великомученицы Варвары (в поликлинике на Березняках)

На Подоле, на Покровской улице, была церковь вмц. Варвары. Она…

Публикации

Символ незламності Православ’я

Існує багато аргументів і доказів істинності християнства та істинності…

Пусть горит наша Свеча милосердия

После Пасхи был завершен первый этап благотворительной акции “Свеча…

Преступление и покаяние. Заметки о тюремном служении

Символично, что подготовка этого материала о миссии Украинской Православной…

Natelnij_krestikПротоиерей Николай Агафонов родился в 1955 г. на Урале, в семье инженера. Детство провел на Волге. Школу окончил в Тольятти, служил в армии. Окончил Московскую Духовную Семинарию и Санкт-Петербургскую Духовную Академию, после которой был назначен ректором в Саратовскую Духовную Семинарию. С 1977 г. возглавлял миссионерский отдел Волгоградской епархии, построил две плавучие миссионерские церкви, за что был удостоен ордена святителя Иннокентия 3-й степени. В настоящее время служит в Самарской епархии и является преподавателем основного богословия Самарской Духовной Семинарии. Женат, имеет пятерых детей. Предлагаем читателям один из рассказов отца Николая из его сборника “Неприкаянное юродство простых историй” (СПб.,2006).

— Раздевайтесь, — сухо бросил врач, не отрываясь от заполнения формуляра.

Иван Терентьев быстро скинул брюки и стал через голову стягивать футболку. Но тут он вспомнил о нательном крестике, который ему подарила бабушка. “То, что ты идешь служить в армию — хорошо, — говорила она, надевая на него простой алюминиевый крестик на металлической цепочке, — быть защитником Родины — это Богу угодно. Крестик тебя спасет и сохранит от всего дурного”. Иван не возражал, а даже втайне был рад бабушкиной заботе. В то, что крестик его защитит от чего-то плохого, он тоже поверил, хотя верующим себя не больно-то считал. “Это только для неграмотных старушек, — думал он, — а современному человеку вера ни к чему”. Теперь, вспомнив о крестике, испугался, что врач увидит и будет над ним смеяться, как над отсталым и невежественным человеком. Иван решил крестик снять. Отвернувшись от врача, постарался быстро и незаметно снять крест вместе с майкой. Но получилось как-то неловко, цепочка оборвалась, и крест упал на пол. Иван нагнулся, чтобы поднять крестик, но на полу лежала только цепочка, а крестик куда-то исчез. Он стал искать рядом, но креста нигде не было, он как будто провалился сквозь пол. Врач, заметив, что призывник ползает на полу, спросил:

— Что вы там потеряли, молодой человек?

Ивана пронзила мысль, что это не он потерял крест, а крест сам его покинул, после того как Иван постеснялся креста. От этой мысли все похолодело внутри. На вопрос врача он и не подумал лукавить, а прямо и сказал:

— Я крестик нательный потерял.

— Нечего на себе всякую ерунду носить, — сердито буркнул врач, — подходите ко мне, некогда мне с вами тут в бирюльки играть.

Уже в воинской части, вспоминая этот случай и досадуя на свое малодушие, Иван твердо решил раздобыть себе крестик и не под каким видом не расставаться с ним. После карантина c каждодневными строевыми занятиями и зубрежкой устава их распределили по воинским подразделениям. Иван попал в роту автомобилистов, его посадили шоферить на трехосный “Урал”. В гаражной мастерской Иван решил смастерить себе нательный крестик из медной пластины. Вырезав крестик, он старательно обработал его натфилем. Когда почистил его наждачкой и отполировал, крест засиял, как золотой. Вдоволь налюбовавшись своим произведением, Иван раздобыл шелковый шнурок и надел крест.

Но уже при первом посещении армейской бани командир отделения младший сержант Нечипоренко, заметив крестик, закричал:

— Рядовой Терентьев, почему у вас на груди висят какие-то неуставные знаки отличия, немедленно снять!

— Это мое личное дело, товарищ младший сержант, хочу — ношу, хочу — не ношу, — возразил Иван.

— Не понял, ты что это, салобон, совсем оборзел? — он протянул руку, чтобы сорвать крестик.

Иван, отстраняясь от Нечипоренко, наткнулся на проходившего мимо ефрейтора Садыкова. Тот щелкнул его по стриженой голове:

— Куда прешь, салага?

— Прости, земляк, я не хотел, — извинился Иван.

— Ну-ка, влепи ему, сержант, пару нарядов вне очереди, чтобы он “дедов” аж за километр чуял.

— Ты представляешь, Ренат, — обрадовался Нечипоренко неожиданной подмоге, — этот салобон обнаглел дальше некуда, я ему говорю: “Сними крестик”, — а он еще возражать мне пытается.

— Что за крестик, покажи, — заинтересовался Ренат.

Иван зажал крестик в кулаке, готовый лучше расстаться с жизнью, чем с крестом.

— Да ты не бойся, салага, — успокоил Ивана Садыков, — я только взгляну.

Иван нехотя разжал кулак, и Ренат стал разглядывать крестик, поворачивая его во все стороны.

— Золото что ли? — наконец спросил он.

— Нет, он из меди, я сам его сделал, — не без гордости признался Иван.

— А ты молоток, салага, мастер. Ладно, носи, разрешаю.

— Ты, что, Ренат, не положено, — всполошился Нечипоренко. — Ты же мусульманин, тебе зачем это надо?

— Молчи, “черпак”, полгода назад мне портянки стирал, а теперь “деду” будешь указывать, что положено, а что не положено. Может быть, мне, татарину, это действительно не положено, а вот твоим предкам на том свете, наверное, стыдно за тебя, урода, и чтобы больше не приставал к парню.

Нечипоренко сплюнул зло и отошел, ругаясь вполголоса.

— Спасибо тебе, Ренат, — сказал повеселевший Иван.

— Меня тебе не за что благодарить, через три месяца я дембельнусь, вот тогда тебе твой крест тяжело будет носить, ох как тяжело. Но как говорится, — подмигнул он Ивану, — Бог терпел и нам велел.

 Самара, август 2003 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me