Православные храмы

Храм Воскресения Словущего (на Байковом кладбище)

Храм-Часовня был заложен в сентябре 2007 г. В 2008 г. начато…

Храм в честь Казанской иконы Божией Матери (в парке Партизанской славы)

Община в честь иконы Божией Матери «Казанская» была зарегистрирована…

Храм Архистратига Михаила (при Национальной академии внутренних дел Украины)

С конца 90-х годов ХХ столетия духовенство Макарьевского храма города…

Публикации

“Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...”

По благословению Блаженнейшего Феофила III, Патриарха Святого Града Иерусалима…

“И посрамлены будут гадатели...”

Рождество Христово всегда было одним из самых желанных и ожидаемых праздников.…

Нет на Руси для русского художника святее и плодотворнее дела, как украшение храма.

Жизнь и творчество выдающегося русского художника В. М. Васнецова тесно связаны…

temnitsaЭти евангельские слова трудно принимать как руководство к действию, поскольку служение тем, кто находится в местах лишения свободы, как нам кажется, довольно трудно. И хотя о нем говорится в Священном Писании столь лаконично, на самом деле оно имеет четкое богословское обоснование. Уже при творении человека Господь предвидел его возможное отпадение и заключение после грехопадения в узы греха, с последующим отделением души от тела и преданием ее в узы адские с начальником адской тюрьмы — сатаною и его помощниками-надзирателями — бесами. Так как все люди подвержены греху, то никто из живущих не мог освободить себя, а тем более все человечество, от греха, проклятия и смерти. Только Единородный Сын Божий Господь Иисус Христос может вывести человека из темницы ада, разорвать узы греха и дать благодатную силу для спасения души.

После искупления человечества добровольной Жертвой Христа Спасителя, апостольской проповеди, распространения христианского учения и установления христианских государств тюрьмы и тюремщики, в идеале, должны быть помощниками Господа в деле спасения грешников. Помощь эта заключается во внешнем ограничении греховной свободы, в создании условий для духовной помощи оступившимся. Временное лишение человека греховной свободы дает ему возможность осознать, что есть истинная свобода от греха, и обрести вечную, блаженную свободу в Боге. Тюрьма — это сложный мир со своими внутренними законами и правилами, в ней на ограниченной территории собраны, рассортированы и заперты в камерах люди разного социального положения и воспитания, с различными, часто трагическими, судьбами, с разными характерами, стремлениями и жизненным опытом. В прошлой вольной жизни многих из них не коснулись слова о добре и правде, о грехе и святости, о любви и красоте человеческих отношений. Они ходили среди нас, жили в наших домах, учились с нашими детьми в одной школе, а потом стали преступниками. Как же это случилось с ними?

Никто не становится преступником вдруг, неожиданно. Всякому уголовному преступлению предшествует множество тайных и явных грехов. Преступление, по определению

свт. Григория Богослова, — это нарушение законов человеческих, грех — заповедей Божиих. Зависть и тщеславие могут стать причиной воровства; жажда власти, стремление к легкой жизни, к удовольствиям, к острым ощущениям часто становятся причинами насилия и убийств.

Тюрьмы и лагеря, так называемые зоны общего, усиленного и строгого режима для взрослых и подростков — это огромное поле для духовной работы: здесь надо пахать целину невозделанных душ, сеять в них слова любви и добра и пожинать плоды покаяния. Когда в камере заключенный говорит: “Если бы мне сейчас предложили выйти на волю или провести месяц в тюрьме, — я бы выбрал тюрьму, — мне многое еще надо узнать и постигнуть”, — это значит, что идет перерождение человека. Смертник делился: “Я поверил в Бога, когда услышал свой смертный приговор”. Позже он крестился. Другой впервые в жизни стал молиться, когда жертва истекала кровью у его ног: “Господи, сохрани ему жизнь”. Молитва преступника была услышана.

Когда я впервые пришел с духовной миссией в тюрьму, услышал: “У нас тут многие бывали, хорошо говорят и больше не приходят. Вы тоже поговорите и уйдете?” Передо мною возник вопрос, как охватить такую массу людей: работать сразу со всеми или постепенно и терпеливо вовлекать в работу все новые и новые камеры, ведя индивидуальную работу с отдельными заключенными, принимая у каждого долгие исповеди, и лишь после того, как появятся устойчивые ростки, идти дальше? Мне представляется, что второй путь более практичен. “Вы даже не понимаете, что вы делаете, — сказали в одной из камер катихизаторам. — Мы уйдем на этап и будем продолжать вашу проповедь в лагерях”.

Православные внутрикамерные миссионеры во многом определяют общий настрой в камерах. Необходимо и богослужебный устав приспосабливать к обстоятельствам. К примеру, Апостол читать на русском, Евангелие — на церковнославянском. Часы и благодарственные молитвы после Причастия следует доверять читать самим заключенным. Они же должны и алтарничать. Такое доверие поднимает их в собственных глазах, делает активными участниками богослужения.

Щекотливый вопрос в условиях тюрьмы: “тайна исповеди”. Церковная тайна исповеди сейчас охраняется законом: священник, принимающий исповедь, не может быть привлечен ни как свидетель, ни как обвиняемый к судебному расследованию. Немаловажный вопрос — возраст священника. Как показывает опыт, в тюрьмах, где люди еще не имеют навыка исповеди, нужны священники, умудренные жизненным опытом.

Учитывая огромные размеры наших тюрем и зон общего, усиленного, строгого и особого режима и малочисленность духовенства, ясно, что охватить катихизаторской работой все места заключения в должном объеме при имеющемся количестве священников невозможно. Единственный выход — привлечение добровольных катихизаторов-мирян, которые могут больше времени уделять для бесед с арестантами в камерах.

Следует помнить, что зачастую духовное окормление заключенных не заканчивается после выхода на свободу. Перед человеком, вышедшим из заключения, сразу возникает несколько трудных проблем, и общество должно помочь ему решить их, если оно не хочет плодить рецидивистов. Первая проблема — это прописка: пробывший по суду в заключении более года лишается прописки. Вторая проблема — это устройство на работу; еще недавно бывший заключенный оказывался в замкнутом круге: на работу не берут потому, что нет прописки, не прописывают потому, что нет справки о работе, или же на работу его даже с пропиской не берут — он потенциально опасная личность. Сейчас появилось новое искушение: устроиться в созданное бывшими уголовниками частное предприятие, которое занимается преступной деятельностью. Отсюда третья проблема — это старые друзья по уголовному миру. Четвертая — противоречия в собственном внутреннем мире: новый опыт христианской веры и жизни по Евангелию, приобретенный в тюрьме или колонии, и старые привычки.

С уважением стоит отнестись к опыту и наработкам, которые уже имеются у протестантов, и которых, к сожалению, так мало имеем мы.

Человек, у которого загноилась рана, чтобы не умереть от гангрены, принимает все меры к врачеванию и обращает особое внимание на главный очаг болезни. Нашему обществу и государству необходимо врачевать свои язвы, пока не поздно, и об этом напоминает Церковь, предлагая свою посильную безвозмездную помощь.

Протоиерей Владимир Погребной,

первый проректор Полтавской Миссионерской Духовной Семинарии УПЦ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me