Православные храмы

Храм священномученика Антипы (при 2‑й областной больнице)

Первую Литургию служили 27 августа / 9 сентября 2009 г. Храм…

Покровский собор на Оболони

В первой половине 1990-х годов по проекту Валентина Исака и Игоря…

Храм преподобного Николы Святоши с нижним храмом мученика Иоанна Воина (на Лесной)

Храм возведен на территории военной части Т-0710, неподалеку от…

Публикации

Ей дана благодать молиться о нас и помогать нам

Рождение каждого человека есть таинственное событие — в мир приходит новое…

Наследие, хранимое в веках

Праздник славянской письменности и культуры в независимой Украине отмечается в…

“Без милосердия и благотворительности жизнь христианина немыслима”

Что стоит за красивыми словами “милосердие” и “благотворительность”? С какими…

V международная научно-практическая конференция “диалог православия и ислама: роль религии в современной жизни”.

Спасение Европы и с нею всего христианского мира, а далее и всего человечества, доныне еще не христианского, но уже антихристианского, может прийти лишь от нового обращения ко Христу. Протоиерей Сергий Булгаков

 Существует немало объективных оснований считать, что мы переживаем важный и с богословской точки зрения кризисный переходный период. Причем перемены не ограничиваются каким-то одним регионом земного шара, они происходят почти повсеместно.

Видный философ, богослов, директор Института синергийной антропологии Сергей Хоружий подчеркивает: “Глубокие перемены охватывают все стороны, все измерения человеческого существа, вплоть до биологической основы… В качестве реальной и близкой перспективы сегодня уже активно обсуждается приход “постчеловеческого” или “трансчеловеческого” мира (posthuman / transhuman world), для обитателей которого, наделенных гибридной антропокомпьютерной конституцией, совсем или большей частью не будет существовать ценностей человеческой духовности, нравственности, культуры”.

У каждого исторического периода есть характерные, свойственные только ему и выражающие дух породившего их общества, идеи. Пока эти идеи господствуют, их специфический характер никогда полностью не распознается — в них видят не модные веяния, а вечные истины, коренящиеся в самой природе вещей.

В новой истории такое место занимает идея либерализма — господствующая система представлений (вместе со своей экономической составляющей — капитализмом) на политическом, экономическом и культурном уровнях, сохранившаяся в мире после падения коммунизма (за исключением, разумеется, исламских стран). Либеральная концепция — это не просто мнение философа или политолога какой-то школы: она пронизывает мировоззрение всего общества, от властителей дум до политиков и ученых, которые первыми демонстрируют недоверие к религии и абсолютным ценностям, враждебность к метафизическим рассуждениям.

Идея либерализма поистине стала действенной верой нашей цивилизации и столь прочно засела в умах, что критика ее рассматривается почти как кощунство. И правда, очень сложно беспристрастно оценить идеи, на которых зиждится наша цивилизация, ведь мы сами составляем ее часть.

Либеральные преобразования представляют главную опасность для внутреннего мира религиозного человека и свободы Церкви. В каком-то смысле эта опасность больше, чем коммунизм, ибо либерализм маскируется, остается скрытым, и потому не вызывает сопротивления. Либерализм вполне может осуществить то, что не удалось коммунизму, то есть разрушение изнутри верности и преданности религиозной традиции, лишение ее абсолютной ценности.

Наша эпоха развивалась под воздействием науки, технологий и интеллектуального рационализма, возникших в Европе в XVII и XVIII вв. Западный мир сформировали идеи Просвещения, направленные против влияния религии и стремящиеся заменить ее более “разумным” подходом к реальной жизни. По мнению мыслителей той эпохи, дальнейшее развитие науки и технологий сделает мир более стабильным и упорядоченным. Они предвидели возникновение общества, обладающего достаточно высоким уровнем стабильности и предсказуемости, в котором люди станут крохотными винтиками гигантского социально-экономического механизма. (Так, сегодня видный западный социолог профессор Питер Ф. Друкер говорит о возникновении особого “общества знаний”, с появлением которого традиционные сообщества — семья, деревня, церковный приход и т. д. — вообще исчезнут.)

Однако мир, в котором мы живем, не только не стал более “управляемым”, но, судя по всему, окончательно вышел из-под контроля. Более того, воздействие некоторых факторов, призванных, как предполагалось, сделать нашу жизнь определенной и предсказуемой (в том числе научно-технический прогресс), зачастую приводит к противоположному результату. Характеризуя современную эпоху либерализма и воинствующего секуляризма, президент Международного центра изучения христианского Востока архиепископ Гранады (Испания) Франциско Хавьер Мартинез пишет: “Секулярное общество живет в ежедневном насилии — насилии над реальностью. Это насилие показывает, что нигилизм не может соответствовать и не соответствует нашему существу… Секулярное общество само себя уничтожает, порождая тех самых монстров, которые его так ужасают и вызывают такую ненависть: эти монстры — чудовища-близнецы фундаментализм и терроризм. После 11 сентября 2001 г. и 11 марта 2004 г. становится все более очевидным: исламский терроризм, как и исламский фундаментализм... не может быть понят без Запада; по большей части он является продуктом западных секулярных идеологий. Это прагматический нигилизм, использующий ислам в качестве инструмента, что весьма похоже на то, как современные национальные государства использовали в своих политических интересах церковные институции, например инквизицию”.

Следует признать, что многие современные христиане, особенно на Западе, в целом не смогли занять позицию, которая позволила бы им достойно и на равных вести диалог с секулярным разумом, не говоря уже о том, чтобы ему противостоять во всеоружии. Конечно, попытки противостоять либерализму, капитализму и религиозному плюрализму были. Однако у них было так много общего с секулярным мировосприятием, что на практике диалог с обществом заканчивался тем, что христиане терпели поражение, принимая вразумления “сильных и умных века сего”.

Будучи политически и религиозно толерантными, православные христиане не должны забывать, что религиозная традиция для истинного христианина — это не просто особенность частной или семейной жизни, это основа всего бытия. Именно живой верой во Христа нам следует руководствоваться в каждом поступке, а также при оценке действий политиков, мыслителей и различных общественных институтов.

Признавая секулярно-либеральный мирской порядок “царством антихриста”, мы отдаем его во власть антихриста. Поэтому отказ от борьбы за мир есть недостойная христианина капитуляция перед господствующим в мире злом. Мы должны признать, что религиозные традиции христианства — это в первую очередь реальность живого и динамического богообщения. Другими словами, мы дети Живого Бога, а не идеологической установки или мертвой философии.

 Протоиерей Дионисий Мартышин,

кандидат богословия, преподаватель КДАиС, заведующий кафедрой украинского Православия и теологии МАУП

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me