Православные храмы

Храм апостола и Евангелиста Иоанна Богослова (на Осокорках), часовня великомученика Пантелеимона

Храм действовал с лета 1997 г. в приспособленном для этого доме. В…

Храм великомученика Димитрия Солунского в Жулянах

Приходской храм села Жуляны. Самая старая деревянная церковь,…

Храм святителя Василия Великого Кирилловского монастыря

Церковь святителя Василия Великого на территории психиатрической…

Публикации

Ко дню памяти святителя Петра Могилы. “Могилянские чтения–2008”

С 4 по 5 декабря в Национальном Киево-Печерском историко-культурном заповеднике…

“Пастырь” — яркое событие современного православного кинематографа

Презентация фильма режиссера Ольги Леонтенко “Пастырь”, посвященного 70-летию…

Михаил Литвиненко: “Верил, верю и буду верить всегда и непоколебимо!”. Регенту митрополичьего хора — 80 лет

Жизненный путь каждого человека непрост. Путь же христианина, пережившего почти…

Panihida“Позаботься о своем теле, как о храме Божием. Позаботься о нем! Оно должно воскреснуть, а ты дать отчет Богу, что ты сделал со своим телом. Сколько заботишься об уврачевании тела, когда оно заболит, столько позаботься о том, чтобы и приготовить его ко всеобщему воскресению очищением его от страстей”, — говорил преподобный Исаия.

Призыв святого отца относиться к телу, как к святыне, к сожалению, не находит надлежащего отклика в современном мире. Напротив, мир относится к телу, как к языческому капищу. Тело, причем уже не только женское, но и мужское, выступает инструментом соблазна, служит полотном для татуировок и бездушным манекеном для модных нарядов. Поэтому для нехристианского сознания, для которого жизнь заканчивается смертью, нет ничего страшного в том, чтобы предать уже умершее тело огню.

А для православного христианина, тело которого соединяется в Таинстве Причащения с Пречистым Телом и Кровью Господа нашего Иисуса Христа, даже мысль о посмертном сжигании представляется кощунственной. “Не знаете ли, что тела ваши суть храмы живущего в вас Святаго Духа?” — говорит апостол Павел (1 Кор. 6, 19). В Писании сказано, что Бога жаждет не только душа — “по Тебе томится плоть моя” (Пс. 62, 2). В другом месте псалмопевец восклицает: “Сердце мое и плоть моя восторгается к Богу живому” (Пс. 83, 3).

Поэтому Церковь к кремации всегда относилась отрицательно: сжигание тел полностью противоречит установившейся с первых веков христианской практике погребения.

Но иногда людей смущает то, что прямых указаний на отношение к кремации мы не находим ни в Священном Писании, ни в постановлениях Церкви. В то же время далеко не каждый человек хорошо осведомлен о том, что всякий обряд в Православии зиждется на учении Церкви о Боге, о человеке и является воплощением этого учения в жизнь. Однако всякий богослужебный чин установлен особым законоположительным постановлением. Василий Великий в 91-м правиле пишет: “Из догматов и проповеданий, соблюденных в Церкви, иные имеем в учении, изложенные в Писании, а другие, дошедшие до нас от апостольского Предания. Но и те, и другие имеют одинаковую силу для благочестия”.

Обычай погребать умерших перешел в новозаветную Церковь с ветхозаветных времен и неукоснительно исполнялся христианами, живущими среди язычников, которые, как правило, сжигали тела умерших.

В нашем погребальном чине проявляется смирение, подчиненное Божию определению: “Земля еси, и в землю отыдеши” (Быт. 3, 19). Восставать против этого закона могут только атеисты.

Погребая тела усопших, Церковь предоставляет воле Божией: предать ли их естественному истлению или победить естества чин и сохранить их нетленными, как один из явных знаков того, что жившие в них души — в руках Божиих и не прикоснулась к ним смерть (см.: Прем. 3, 1).

Смерть святых, по словам Иоанна Дамаскина, “скорее сон”. Останки святых, веками сохраняясь нетленными, являются источниками благодати (мощи святителя Спиридона Тримифунтского, великомученицы Варвары, великомученика Пантелеимона, Святителя и Чудотворца Николая, преподобных отцов Киево-Печерских). Некоторые мощи чудесным образом источают миро.

Сжигать тела — значит отказаться от столь драгоценного благодатного знамения, служащего источником, многообразно изливающим благодеяния.

Если человек любит умершего, он ни за что не поднимет руку на плоть покойного. Совесть и здравый смысл побуждают нас предать тело не огню, а законам естественного тления.

Совершенно бесчеловечны и эгоистичны соображения в отношении умершего, руководствуясь которыми близкие почившего сжигают его тело для того, чтобы урну с пеплом захоронить поближе к своему дому или на “престижном” кладбище.

Несостоятельной является и ссылка на последнее пожелание умершего, если он попросил кремировать его тело, ибо если воля почившего противоречит благоговейному христианскому отношению к усопшим, то “должно повиноваться больше Богу, нежели человекам” (Деян. 5, 29).

Итак, существующий у нас чин погребения освящен древним обычаем и святыми правилами Церкви. Он согласен со всем духом православного учения о человеке и глубоко назидателен. Напротив, сжигание тел противно церковному учению — как антихристианское новшество, которое, в случае его введения, лишило бы нас нетленных мощей, исказило бы учение о Боге и человеке.

Елена Головина

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua