Православные храмы

Храм мученика Иоанна Воина (при госпитале воинов-интернационалистов в Пуще-Водице)

Небольшой деревянный храм-часовню при госпитале открыли в январе 2007…

Храм преподобного Феодора Освященного (Киевский Иерусалим)

Храм был построен в 1871–1874 гг. В 1887–1895 гг. пристроены приделы…

Храм иконы Божией Матери «Неопалимая Купина»

Храм размещается в приспособленном помещении. Ведется строительство…

Публикации

Далека от Бога эта “звездная” дорога!

Разве Бог создал людей В виде раков и зверей: Крысы, обезьян, собак?! Знайте:…

“Дорогие” обманутые сектанты

“Дорогой читатель!”, — такими словами начинается газета харизматической церкви…

Антиохийская богословская школа

Богословская мысль в древней Церкви, в особенности экзегетика (наука о способах…

 

Strasburg— Ваше Блаженство, в последние десятилетия карта Европы сильно изменилась, что привело и к идеологическим переменам. Как Православная Церковь восприняла эти процессы?

 — Изменилась не только политическая карта Европы, что связано с образованием независимых государств, в том числе и Украины. Изменилось отношение жителей Восточной Европы к религии. Это время заката целой эпохи воинствующего атеизма, который был в социалистических странах государственной идеологией. Еще 20 лет назад мало кто верил, что такое возможно. Тогда на Западе многие удивлялись, как Церковь выживает в таких условиях. Сегодня, когда по архивным документам воссоздается подлинная картина преследования Церкви, удивляются — как мы выжили. К сожалению, в Украине время религиозной свободы совпало с экономическим и социальным кризисом, невероятным обнищанием народа, радикализацией общественной жизни, политизацией жизни церковной. Это привело к жестоким конфликтам, нетерпимости, “храмовым войнам” между греко-католиками и православными, затем между Православной Церковью и схизматическими группировками. Ситуация была достаточно парадоксальной: с одной стороны — верующим разрешалось создавать общины, строить храмы, вести просветительскую, миссионерскую деятельность, с другой — захваты храмов, насилие, инспирированное как центральной, так и местными властями. Понадобились годы, чтобы снять это напряжение, еще немало усилий надо приложить, чтобы церковно-государственные отношения в Украине соответствовали европейским стандартам.

 

— А как Вы оцениваете национальное законодательство в этой сфере?

 — Закон “О свободе совести и религиозных организациях” был принят Верховной Радой весной 1992 года. По сравнению с советским законодательством, это, безусловно, прогрессивный закон, давший возможность возрождать религиозную жизнь в стране. За это время количество общин УПЦ увеличилось в три раза, мы имеем сегодня около 12 тысяч приходов, 179 монастырей, 18 учебных духовных заведений, около ста периодических изданий. В то же время закон сохранил и некоторые постулаты тоталитарного прошлого. Скажем, Церковь в Украине не имеет статуса юридического лица. В 1918 году декретом ленинского Совнаркома она была лишена этого статуса, потеряла возможность юридически отстаивать свои права, такое же положение сохраняется до сего дня. Или, например, Церкви запрещено заниматься хозяйственной деятельностью, что существенно ограничивает ее возможности в социальном служении. Наконец, не решается проблема реституции церковной собственности, экспроприированной атеистическим режимом. Наши уцелевшие от разрушений храмы, церковные строения, имущество принадлежат государству, которое распоряжается ими по своему усмотрению и не спешит возвращать законному владельцу. Так что нам предстоит еще достаточно долгий путь к тому, чтобы церковно-государственные отношения в Украине стали европейскими. С Божией помощью дорогу осилит идущий!

 

— Какова, на Ваш взгляд, роль Православных Церквей в общеевропейской дискуссии?

 — Очевидно, что голос Православной, да и Католической, Церкви недостаточно учитывается строителями общеевропейского дома. В основе европейской цивилизации лежат христианские ценности. Ошибочно полагать, что цивилизация может существовать без своих корней, — это путь деградации и саморазрушения. Мы уже жили в стране “принципиального безбожия”, где Церковь и веру пытались заменить глобальной идеологией, единой для всего человечества. Поверьте, это было трагедией и для гражданина, и для народов этой страны. Объединенная Европа должна стать хранительницей и восточной, и западной христианских традиций, а слова “европеец” и “христианин” должны быть синонимами.

 

— Какие темы в данном случае Вам представляются наиболее важными?

 — В современном мире обострилось такое количество разнообразных проблем, что каждая из них может стать темой общеевропейской дискуссии. Я бы выделил проблему народонаселения, физического сокращения европейских народов. Это очень актуально для Украины, в которой население ежегодно сокращается на 400 тысяч человек. Вторая проблема — экологическая ситуация и связанная с ней проблема защиты жизни.

В этом году мы отмечаем 20-летие Чернобыльской трагедии. Чернобыльская зона — это рана всей Европы. В зоне есть наш действующий храм, его прихожане — самоселы, работники ЧАЭС и зоны. Я неоднократно там бывал, беседовал с людьми: все они живут надеждой на возрождение городов и сел этой земли. Я полагаю, что и научная, и интеллектуальная европейская мысль должны быть направлены на разрешение чернобыльской проблемы, недостаточно вспоминать о ней только в годовщины.

 

— В Европе идет процесс “размывания” традиционных христианских нравственных ценностей. Можно ли говорить о  том, что мы пожинаем плоды дехристианизации?

 — Человек не может искать добра вне добра. Процесс, о котором вы говорите, неестественный, “размывание” — это результат пропаганды через массовую культуру антихристианских стереотипов поведения, образа жизни. Ведь большая часть фильмов, телепередач, шоу направлены на разрушение, а не на созидание традиционных христианских ценностей. Эстетизация насилия, пороков, самодостаточности — общая направленность той культуры, которую ежедневно из телеэфира “потребляет” человек.

Семья — это единственный учрежденный Господом институт продления человеческого рода. В ней осуществляется все, что заложено в человека Творцом: любовь супругов, любовь к ребенку, воспитание, забота, преданность, верность, самосовершенствование. Вне семьи человек ущербен. Через семью приходит и понимание любви к ближнему. Церковь стремится заложить ребенку высокое представление о семье с детства, поэтому она добивается, чтобы Закон Божий, религиозно-нравственные дисциплины преподавались в школах. Это сегодня еще более актуально, чем 20–30 лет назад, потому что с развитием информационных технологий разрушение нравственных христианских ценностей приобретает действительно глобальный характер. Проблема абортов, эвтаназии — это тоже следствие дехристианизации, а следовательно, деморализации общества, где даже убийство рассматривается сквозь призму целесообразности и не более того!

 

— Не является ли насущно важным участие Церкви в специальных программах, направленных на увеличение рождаемости и укрепление семьи?

 — Демографический кризис обусловлен не столько экономическими, сколько духовными причинами, связанными с отходом от идеалов святости семьи, чистоты отношений между мужчиной и женщиной, ценности человеческой жизни. Благополучие общества, его материальное богатство и экономическое процветание основывается на духовном, нравственном и культурном состоянии народа. Следствием неблагоприятной демографической ситуации является угроза резкого сокращения численности трудоспособного населения, что наносит урон экономике, социальной стабильности. Семья — это не только частное дело людей, вступающих в брак, но и одна из форм христианского служения Богу и Отечеству. Брак, строящийся на Богом данной любви, на взаимной поддержке друг друга супругами, которые самоотверженно воспитывают детей, является основой благополучия общества и государства. Сегодня в нашем обществе в сознании людей насаждается потребительское мировоззрение, поощряются эгоистические устремления человека, попирается христианская мораль с ее жертвенностью и устремленностью к высшим идеалам. Все, что способствует укреплению семьи, должно стать сферой особого внимания и Церкви, и государства, и общества.

Этот год в Украине объявлен “годом ребенка”. Вместе с государством Церковь занимается проблемой беспризорности. Сейчас проходит акция по сбору средств для приюта при одном из наших монастырей, где содержатся 150 детей. Мы ставим задачу, чтобы все наши монастыри были центрами не только святости и молитвы, но и социального служения. Для этого необходимо решить множество проблем, в том числе и законодательного характера. Нашей работе, взаимодействию с государственными органами мешает политическая нестабильность. Выборы, формирование нового правительства, политическая реформа, перераспределение властных полномочий — все это может затянуться на долгие месяцы. А как можно работать с чиновниками, которые постоянно сидят на чемоданах? Мы надеемся, что наступит время стабильности и созидания.

 

— Каким могло бы быть сотрудничество Православной Церкви с другими европейскими христианскими конфессиями?

 — Это сотрудничество никогда не прекращалось. Мы являемся постоянными участниками европейских межконфессиональных форумов. Необходимо, чтобы солидарное мнение конфессий оказывало большее влияние на тех, кто определяет политику европейских государств. Надо помнить, что ничто не объединяет больше, чем конкретные дела, одним из которых могло бы стать преодоление последствий настоящего варварства в центре Европы — разрушения православных святынь Косова. Если Европа едина, то и боль у ее граждан должна быть одной, независимо от того, к какой конфессии они принадлежат.

 

— Как кратко можно обозначить отношение Православной Церкви к демократическим ценностям и защите прав человека?

 — Церковь считает верующего человека свободным, а неверующего — рабом. Она была правозащитной организацией, когда о правах человека еще и не говорили. И она такой будет до скончания века.

 

— Проявления терроризма и экстремизма, так или иначе связанных с религией, беспокоят как правительства европейских стран, так и их народы.

 — Терроризм — это богоборчество. Таков православный взгляд на эту проблему. Терроризм не имеет права ни на существование, ни на оправдание. Мы увидели его истинное лицо в Беслане. Он должен быть осужден сразу и навсегда, как газовые камеры Освенцима. Это преступление против Бога, человека и человечества. Я полагаю, что такой должна быть солидарная позиция всех конфессий.

 

— В чем своеобразие опыта Православной Церкви по ведению диалога с представителями других религий в Украине?

 — Я не думаю, что этот опыт в чем-то особо своеобразен. Мы взаимодействуем на общенациональном, региональном и местном уровнях в рамках Совета Церквей при Президенте Украины. У нас нормальные отношения со всеми традиционными религиями страны. Православная Церковь негативно относится к тоталитарным сектам наподобие “Великого белого братства”, которые покушаются на семью и другие нравственные устои нашего народа.

 

— В чем, Ваше Блаженство, Вы видите основную задачу диалога нашей Церкви с такими международными институтами, как Совет Европы?

 — Совет Европы, его рекомендации очень важны для стран с неокрепшими демократиями, которые стремятся стать правовыми государствами. Мы уже говорили, что нашему национальному законодательству в сфере церковно-государственных отношений, обеспечения свободы совести и защиты прав верующих еще далеко до общеевропейских стандартов. Здесь большое поле для сотрудничества и взаимодействия. Важно и информационное обеспечение, которым вы занимаетесь. Поэтому я благодарю вас за эту беседу.

 Беседу вел игумен Филарет, представитель РПЦ в Западной Европе

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me