Православные храмы

Храм блаженной Ксении Петербургской (в Дарницком районе)

19 февраля 2011 года по благословению Блаженнейшего Митрополита…

Храм Зачатия Иоанна Предтечи в Беличах

Деревянная церковь Зачатия Иоана Предтечи была построена в 1797 г. на…

Храм великомученика Димитрия Солунского в Жулянах

Приходской храм села Жуляны. Самая старая деревянная церковь,…
kflora.ru
Купить! Букет из конфет Красочный
kflora.ru
Карамзин читать
С мая 2001г. Биография, тексты произведений, статьи.
tululu.ru
Аренда спецтехники рязань
Портал спецтехники. Координаты организаций города.
ra-rent.ru

Публикации

Лаврские пещеры — новые открытия

В последнее время, после серии публикаций в СМИ об аварийном состоянии Ближних…

Юбилей возрождения Валаамской обители 15 лет

В конце 2004 г. 15-летие своего возрождения отметил один из крупнейших в мире…

Приемыш

Ранним утром, когда белый туман покрывал еще Святое озеро сплошным мягким…

Tajnaja_vecherjaОткрытие древнего письменного памятника — всегда событие. Чем древнее манускрипт, тем он ценнее, поскольку приоткрывает ранее неведомые страницы истории. Это касается и ранних христианских источников, которых не так много: писались они преимущественно на папирусе, материале очень хрупком и подверженном разрушительному влиянию времени (пергамент только с IV века стал общеупотребительным). Да и языческая культура в первые века уничтожала все, что было связано с именем Иисуса Христа.


Апокриф “Евангелие от Иуды”

Поэтому появившаяся в 1970 году информация об обнаружении в Египте папируса, датированного III–IV веками н. э., была с неподдельным интересом и восторгом встречена научными кругами, причем манускрипт сразу получил название “Евангелие от Иуды”. Выяснение вопроса о владельце папируса привело к тому, что манускрипт оказался в бронированных сейфах. И только в начале апреля текущего года на сайте Национального географического общества США был обнародован английский перевод коптского оригинала. При этом некоторые СМИ публикацию перевода подают не просто как событие, значимое для библеистики — науки, изучающей Священное Писание и все, что с ним связано, — но как сенсацию, которая непременно должна изменить традиционное церковное изложение евангельских событий. Оказывается, канонические Евангелия (от Матфея, Марка, Луки, Иоанна) и вся древняя церковная письменность акцентировали внимание читателей “не на том”, а значит… “христианство на протяжении двух тысячелетий ошибалось”. Самые откровенные “доброжелатели” христианства с радостью заявляют, что “это евангелие дает совершенно отличное от установившегося в христианском вероучении понимание Бога, мира, Христа, концепции спасения человечества, — не говоря уже о самом Иуде”, — которого, ни много ни мало, нужно считать не предателем, а любимейшим учеником Христа и благодетелем человечества, исполнившего просьбу Спасителя и предавшего Его на распятие.

Не умаляя ценности древнего манускрипта для науки, подчеркнем, что Евангелием — Благой Вестью о спасении человека — его можно назвать лишь условно и только в том смысле, в каком мы называем так книги апокрифического содержания. Напомним, что греческое слово “апокриф” означает “утаенный, скрытый”. Под таким названием известны древние книги, которые считались тайными (то есть содержали тайну или содержались в тайне — часто первое и второе совпадало). Тайными книгами хвалились еретики, особенно гностики, утверждавшие, что их книги содержат источники высокого ведения (гносиса) и по своей таинственности недоступны для понимания непосвященных. Поэтому в церковном сознании утвердилось отношение к апокрифическим писаниям как к подложным и еретическим.

Всю обширную апокрифическую литературу условно можно разделить на четыре группы:

а) апокрифические евангелия (“Первоевангелие Иакова”, “Евангелие младенчества” и др.);

б) апокрифические деяния (“Деяния Андрея”, “Деяния Фомы”);

в) апокрифические послания (“Переписка Павла и Сенеки”, “Третье послание Павла к Коринфянам” и др.);

г) апокрифические апокалипсисы (“Апокалипсис Петра”, “Апокалипсис Павла” и др.)

Не вдаваясь в анализ, скажем, что всех их объединяет сомнительное содержание и подложное авторство. Никто не смог доказать, что автором хотя бы одного из апокрифических сочинений являлся кто-то из апостолов или хотя бы их ближайшие ученики. То же можно сказать и о “Евангелии от Иуды”.

Самое начало: “Тайная запись откровения…” — свидетельствует, что мы имеем дело с апокрифом гностического направления. Тщательное богословское изучение текста позволяет определить, что автор памятника придерживался либо дуализма (учение о противоборстве духа и материи), либо докетизма (учение о призрачности Боговоплощения). Уже сейчас можно однозначно утверждать, что автор различал Христа и “человека, в которого Он был облечен”, что в свою очередь полностью противоречит Богооткровенному учению о действительном, реальном восприятии человеческой природы Вторым Лицом Троичного Бога — Иисусом Христом, — ибо “что не воспринято, то не исцелено” — гласит святоотеческая формула.

Теперь относительно “благодеяния” Иуды, который, будучи довереннейшим учеником Христа, исполняет Его повеления и отдает на смерть, как об этом свидетельствует рассматриваемый апокриф. Конечно, этот тезис, являющийся ключевым во фрагменте древнего документа, потрясти христианское мировоззрение не может. Прежде всего потому, что не соответствует действительности. Он не соответствует не только каноническому Евангелию, но и всей древнехристианской письменности, берущей начало с апостольских времен. Авторы “Дидахи” (конец I века), “Пастыря Ермы” (первая половина II века), церковные писатели: Климент Римский (конец I века), Игнатий Богоносец (конец I — начало II века), Поликарп Смирнский (конец І — начало ІІ века) — ученики апостолов, свидетелей евангельских событий (что признают не только церковные, но и все добросовестные светские историки), — ни о чем подобном относительно Иуды даже не намекают. Сведений о противоречиях в подлинно апостольских писаниях, повествующих о последних днях земной жизни Спасителя, — а так называемое “Евангелие от Иуды” посвящено именно этому периоду, — не находим и в древних нехристианских сочинениях. Так, известный противник христианства, языческий писатель середины II века Цельс, кощунственно интерпретировавший Евангелие от Матфея и приписавший христианству множество нелепостей, обязательно воспользовался бы так называемым “Евангелием от Иуды”, если бы оно было известно ему как  апостольское произведение.

Скорее всего, “Евангелие от Иуды” отражает верования небольшого круга египетских христиан-гностиков конца III — начала IV века, в вероучительной доктрине которых Иуда Искариот играл положительную роль. Почему так сложилось, можно только догадываться, но в ранний период истории христианства существовало множество как мелких, так и крупных течений, возникших из смеси иудео-языческо-лжехристианских верований, — течений, которые Церковь объективно оценила как еретические, то есть ложные и не соответствующие учению Христа.

Справедливости ради скажем, что идея оправдать поступок Иуды время от времени появляется и в наше время, причем не только на страницах художественной литературы. С середины XIX века в западной, особенно протестантской, библеистике чуть ли не сформировалось целое направление. Это объяснялось необходимостью для некоторых реформаторских движений подтвердить свое учение о безусловном предопределении, в силу которого от человеческого волеизъявления ничего не зависит.

В конце V века святитель Иоанн Златоуст на тезис: “Не было бы Иуды, не совершилось бы дело спасения”, — отвечал: “Но иной скажет: если написано, что Христос так пострадает, то за что осуждается Иуда? Он исполнил то, что написано. Но он делал не c тою мыслью, а по злобе. Если ты не будешь смотреть на цель, то и диавола освободишь от вины. Но нет, нет. И тот, и другой достойны бесчисленных мучений, хотя и спасалась Вселенная. Ибо не предательство Иуды соделало нам спасение, но мудрость Христа. И величайшее Его промышление, обращающее злодеяния других в нашу пользу. Что же, спросишь ты, если бы Иуда Его не предал, то не предал ли бы кто-нибудь?.. Если бы все были добры, то не исполнено было бы строительство нашего спасения. — Да не будет. Ибо Сам Премудрый знал, как устроить наше спасение, хотя бы и не случилось предательства. Премудрость Его велика и непостижима. Посему-то, дабы не подумал кто, что Иуда был служителем домостроительства, Иисус называет его несчастнейшим человеком”.

Еще один штрих к публикации текста “Евангелия от Иуды”. Попыткой если не оскорбить, то внести соблазн в умы христиан объясняется тот факт, что английский перевод древнего манускрипта был обнародован в преддверии праздника Светлого Христова Воскресения, за несколько дней до которого весь христианский мир особым образом переживает одно из самых трагических событий в истории человечества — предательство Божественного Учителя ближайшим учеником — Иудой Искариотским.

 

Божественное Откровение о предательстве

“И пошел Иуда Искариот, один    из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им” (Мк. 14, 10). Не известно — синедрион ли собрался специально по поводу прихода к ним Иуды, или Иуда, узнав о собравшемся совете, направился туда, чтобы исполнить задуманное. Определенно можно сказать только то, что целью, ради которой собирались в последние дни руководители иудейского народа, было найти способ, как взять Иисуса Христа под стражу. Матфей и Марк пишут, что совет решил “взять Его хитростью и убить” (см.: Мф. 26, 4; Мк. 14, 1). Что имеется в виду под “хитростью” не понятно, но ясно одно: они предполагали своими силами схватить Спасителя и не надеялись на помощь Иуды. Иуда не понадобился бы, но он сам предложил свои услуги. Конечно, синедрион обрадовался такой помощи и предложил Иуде вознаграждение — тридцать сребреников. Эта сумма не так уж и мала, ведь за нее было куплено поле и земля для погребения странников.

Однако когда речь идет о цене человеческой жизни, жизни Богочеловека, мысль о каком-либо денежном вознаграждении — кощунственна. Назначая тридцать сребреников, первосвященники выражали ненависть и презрение к Иисусу Христу, ибо тридцатью сиклей серебра оценивалась жизнь раба: “Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями” (Исх. 21, 32). По словам профессора Д. Муретова, “через эту рабскую цену они думали выразить презрение к ничтожному галилейскому реформатору и отомстить за то, что Он дерзнул поколебать неприкосновенный авторитет раввинской учености и отрицал власть архиерейского бюрократизма. Этот назаретский плотник — не учитель, не пророк, не Мессия, а лжеучитель, лжепророк, лжемессия — раб: вот о чем говорил синедрион звоном тридцати сребреников”. Видимо, презрение к Иисусу Христу фарисеев разделял и Иуда; в своем предательском предложении он не называет Спасителя даже по имени: “Я вам предам Его” (Мф. 26, 15). Презрением объясняется и то, что Иуда не торгуется, а довольствуется тридцатью сребрениками — ценой раба. Хотя здесь, вероятно, сработал другой, психологический принцип, о котором очень точно сказал А. Лопухин: “Иуда не “продает Христа”, а “предает”, а это стоит гораздо дешевле”.

 

Что побудило Иуду сделать предательский шаг?

В церковной литературе мы имеем указание на несколько причин. Прежде всего — сребролюбие. Любовь к деньгам была душевным недугом Иуды. Об этом свидетельствует как Священное Писание, так и Священное Предание: “Что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников” (Мф. 26, 15). Евангелист Иоанн прямо называет его вором (см.: Ин. 12, 6). Церковные песнопения также именуют Иуду сребролюбцем: “Тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав”. Святитель Лев Великий пишет, что Иуда “оставил Христа не вследствие страха, а по причине жадности к деньгам”.

Некоторые толкователи указывают и другую причину, которая наиболее полно разработана и изложена Д. Муретовым в статье “Об Иуде предателе”. Д. Муретов считает, что главная причина предательства — разочарование в Иисусе Христе как Мессии, Который должен был привести Израиль к политической независимости от Рима, а в результате — ко всемирному царствованию Израиля над всем миром. То есть Иуда стал выразителем чаяний той части иудеев (Иуда — единственный апостол из Иудеи, все другие были галилеяне), которая ожидание Мессии связывала в первую очередь с эгоистической национальной идеей. Быть может, как считают некоторые, Иуда пришел к Иисусу вместе с Симоном Канонитом (Ревнителем) из числа тех, кто с оружием в руках боролся против присутствия римлян в Палестине. Об этом, возможно, говорит, его прозвище — Искариот, если его понимать не как “иш Кариот” (человек из Кариота), а как арамейское “шикарайя” — кинжальщик. Когда Иуда увидел, что Христос говорит не о земном царстве, а о Царстве, которое есть внутри каждого человека, и когда Господь уже открыто стал говорить о своей смерти, — он в пылу ревности, негодования и разочарования предал своего Учителя за цену раба.

А. Лопухин считает, что Иуда принадлежал к тем, кому свойственно примыкать к сильным личностям и партиям. Пока Иуда видел, что Христос, как необыкновенный Учитель и Чудотворец, должен войти в силу, он старался приблизиться к Нему. Но когда он (Иуда) понял, что победит враждебная Спасителю партия первосвященников, книжников и фарисеев — он оставил Иисуса Христа и присоединился к ним. Это стало выражением его слабохарактерности.

Немного другой акцент в предположениях о причине предательства мы находим в сочинении протоиерея Л. Алфеева “Иуда предатель”. Автор полагает, что Иуда действительно в Иисусе видел Мессию и, как представитель националистических идей, считал, что Мессианское время, о котором так ярко пророчествовал Исаия, вот-вот начнется: “Ибо вот, тьма покроет землю, и мрак — народы; а над тобою (обращение к Иерусалиму) воссияет Господь, и слава Его явится над тобою... Возведи очи твои и посмотри вокруг: все они (народы) собираются, идут к тебе... Тогда увидишь и возрадуешься, и затрепещет и расширится сердце твое, потому что богатство моря обратится к тебе… Множество верблюдов покроет тебя — дромадеры из Мадиама и Ефы; все они из Савы придут, принесут золото и ладан и возвестят славу Господа… Меня (Мессию) ждут острова и впереди их — корабли Фарсисские, чтобы перевезти сынов твоих издалека и с ними серебро и золото их... Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их — служить тебе... Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, — погибнут, и такие народы совершенно истребятся... И придут к тебе с покорностью сыновья угнетавших тебя, и падут к стопам ног твоих все, презиравшие тебя” (Ис. 60, 2, 4–6, 9–10, 12, 14).

Иуда в буквальном земном смысле понял слова Христа, когда Тот на вопрос апостола Петра: “Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? (Мф. 19, 27), — ответил: “Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых” (Мф. 19, 28). Иуде, как и всем апостолам, обещан престол Мессии — это подогрело его эгоистические устремления. Своим предательством, считает протоиерей Л. Алфеев, Иуда, с одной стороны, хотел ускорить пришествие Мессии, а с другой — пытался устранить конкурентов, каковыми он считал первосвященников. По мнению протоиерея Алфеева, Иуда и не предполагал, что предательство закончится смертью Христа. Иуда рассчитывал, что когда фарисеи захотят арестовать Спасителя, Он употребит все свое всемогущество и истребит фарисеев — этим и начнется Его царство, царство Мессии, в котором одним из соправителей будет Иуда. О том, что не на смерть Иуда предает Христа, свидетельствует его кончина. Со смертью Христа умирает и все, чем жил в последние годы Иуда. Осуждение Христа — это личная катастрофа для самого Иуды, которую он не смог перенести. Осуждение Христа нанесло смертельный удар крайнему самолюбию Иуды, вызвало в нем полное отчаяние в жизни, презрение и ненависть ко всему, и прежде всего — к самому себе. И в результате — трагический конец.

 

Смерть предателя

Как видим, разные подходы православных толкователей взаимно дополняют друг друга. Все исследователи говорят о том, что Иуда подчинил себя порокам и страстям, которые являются взаимосвязанными: последующая страсть питается предшествующей и вырастает из нее. Конечная цель — погибель человека, полная над ним власть диавола. Поэтому, как справедливо замечает епископ Кассиан (Безобразов), предательство Иисуса Христа, Сына Божия, не могло произойти без вмешательства сверхъестественного фактора, личного носителя зла, противника Христа — диавола. По словам апостола Иоанна Богослова, диавол “вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать” Спасителя (Ин. 13, 2). Апостол Лука прямо говорит, что в Иуду вошел сатана, и после этого Иуда идет в синедрион, чтобы предать Христа (см.: Лк. 22, 3).

Иуда Искариотский стал орудием не Промысла Божия, а диавола, стремящегося употребить все средства, чтобы отвратить Христа от спасительного подвига. В начале общественного служения  диавол искушает Его в пустыне, а впоследствии — через Иуду. Поэтому Христос говорит ученикам: “Один из вас диавол” (Ин. 6, 70).

Иуда, давший над собою власть диаволу, после того, как увидел, что предал Кровь неповинную, не смог принести покаяние и совершил самоубийство. Состояние гордыни, когда человек не видит необходимости в покаянии, ибо “мнит себя быть равным Богу”, святые отцы называют бесовским. Но святоотеческая письменность бесовским состоянием именует и уныние, когда человек уже не видит возможности покаяния. И то, и другое ведет к вечной погибели.

 Архимандрит Антоний (Паканич), кандидат богословия, преподаватель КДС





Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua