Православные храмы

Храм святителя Николая Мирликийского (в Военной части № 3066)

Храм размещается на территории Военной части № 3066 управления…

Храм праведного Лазаря Четверодневного (на Совском кладбище)

Храм праведного Лазаря Четверодневного на Совком кладбище был заложен…
Профлист в хабаровске цены
Цены на рынке. Продажа и покупка. Профлист
fortdv.ru
Помещение в аренду в Краснодаре
Дизайн интерьеров и ремонт помещений
turgenevskiy-centr.ru

Публикации

Архиепископа Ермоген (Голубев). Сраженный, но непобежденный

До 1941 г. архимандрит Ермоген жил на Кавказе, в г. Шуше, затем в Степанакерте,…

История туринской плащаницы

По преданию, плащаница, в которой Христа положили в гроб, после Его Воскресения…

Молодой человек в современном мире

Морально-духовное состояние общества — это один из главных показателей его…

Jertvi_golodomoraВ память жертв геноцида украинского народа, который уничтожил миллионы человеческих жизней, во всех храмах и монастырях Украинской Православной Церкви по благословению ее Предстоятеля, Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины, совершены заупокойные богослужения, во время которых была вознесена молитва о всех невинно умерших голодной смерть

По случаю дня памяти жертв голодоморов в Украине к нации обратился Предстоятель УПЦ, Блаженнейший Митрополит Владимир.

 

Уважаемые соотечественники, дорогие братья и сестры!

В XX в. украинский народ пережил одну из самых страшных трагедий в своей истории — голодомор. Украина, которая всегда кормила хлебом весь мир, испытала три нашествия массового голода: в 1921–1923, 1932–1933 и 1946–1947 гг. Голодоморы привели к значительным жертвам, принесли много горя. У каждого из них были объективные и субъективные истоки, причины и последствия.

Катастрофический продовольственный кризис, в котором оказалась Украина в начале 20-х годов, вызвала насильственная политика “военного коммунизма”. Искусственный голод в Украине 1932–1933 гг. был спланирован большевиками с целью ускорения принудительной коллективизации, ликвидации “кулачества” как класса, уничтожения “враждебных элементов”. Обнищание 1946–1947 гг. стало следствием перекладывания груза разрухи, постигшей экономику СССР в период Великой Отечественной войны, на население.

Но существует общий фактор, который объединяет эти три социальных катаклизма, как и остальные репрессивные акты тоталитарного советского режима. Это кардинальная революция мировоззрения — отречение от Богочеловека Христа и христианской морали и избрание новой веры — в человекобога, в антихриста. Адепты этой веры захотели построить рай на земле, добиться светлого будущего для человечества. Но будущего без Бога. Их свет в действительности был тьмой; их мировоззрение базировалось на началах вечного мрака, ибо только Бог является источником света; их идеология вместо блага несла зло, ибо только Бог является Творцом всякого блага. Где без Бога строят рай, там возникает ад. Вместо обещанной райской жизни обманутый советской идеологией народ принял адские муки.

История нашей Родины знала много трудных времен. Стихийные бедствия, войны, социально-политические беспорядки и другие неурядицы приводили к разным кризисным явлениям, среди которых были “истребление, голод и меч” (Ис. 51, 19). Но в 30-е годы Украина впервые пережила искусственный голод — массовое убийство миллионов своих граждан, циничное, целенаправленное, безжалостное. Лишь в богоненавистнической и человеконенавистнической среде могло быть совершено подобное преступление. На щедром украинском черноземе умирали в страшных муках миллионы людей. Этот геноцид был попыткой уничтожить саму душу народа, привести ее к полному духовному рабству. Он стал орудием диавольской мести за невозможность искоренить из сознания нашего мудрого, преисполненного высоких добродетелей народа сыновнюю память о Боге, любовь к Богу, верность и веру в Бога. Эту веру можно было уничтожить лишь посредством физической ликвидации ее носителя. Поэтому богоборческая власть, создав духовный голод, обрекла нацию и на голод физический.

У людей отобрали хлеб, как перед этим пытались отобрать насущный хлеб духовности. Плодородная нива тогда, как и всегда, дала достаточно хлеба добросовестным труженикам. Но весь орошенный потом крестьянства хлеб был изъят. Забирали все, чем можно было поддерживать жизнь, — до последнего зерна. Тех, кто собирал колоски на полях, расстреливали. Агония голода была воистину адской. Мертвецов не успевали хоронить. Многих закапывали в общих “могильниках” еще живыми. Особенно страдали дети. Молох большевизма поглощал этих невинных жертв с диавольской бездушностью.

Не могло быть и речи о христианском захоронении жертв голодомора. Церкви разрушали, превращали в клубы и склады, священников отправляли в лагеря, расстреливали.

Один из организаторов этого преступления, секретарь ЦК КП(б)У П. Постышев, тот самый, который прославился разрушением многих киевских храмов, говорил в январе 1934 г.: “Украинский голодомор 1933 г. был годом уничтожения украинской контрреволюции”. Тогда Постышев еще не знал, что ему было суждено стать не только палачом, но и жертвой революции. Ибо диавол казнит и своих слуг — сначала душевно, а затем и телесно. Это его главная цель — затмение в человеке образа Божия и вечная его гибель.

Украина потеряла тогда миллионы своих детей. Все они перенесли тяжелые муки и ужасную смерть. А те, кто выжил, навсегда запомнили, что такое “рай на земле”, когда он без Бога.

Семьдесят лет прошло с тех пор. Время лечит душевные раны, но эту рану в сердце Украины залечить невозможно. Она всегда будет неутоленной болью напоминать о времени, когда над Украиной и другими народами прежнего советского сообщества господствовал диавол.

От голодомора пострадала и наша семья. Помню, как часто мама с горькими слезами вспоминала 1932–1933 гг. Тогда родился один из моих братьев. Младенец тоже стал объектом жестокости. На какие-то старинные серебряные ложки мама выменяла стакан пшена. Это было все, чем она надеялась прокормить ребенка на протяжении нескольких дней. Последняя возможность спасти его от голодной смерти. Но вот в дом ворвались с обыском три красноармейца. Ничего не обнаружив, кроме бедности, они схватили младенца за ногу, выбросили его из колыбели и забрали пшено, которое мама спрятала под ребенком. Этот поступок не назовешь человеческим.

Мне пришлось пережить голодомор 1946–1947 гг. Эта трагедия прошла через все мое естество. Люди умирали от голода, пытались отыскать хоть какой-то сорняк, употребляли то, что вообще нельзя есть. И в то же время представители районного и сельского советов ходили ночью по домам, как воры, требуя уплаты так называемого государственного займа. Обессиленным от лишений крестьянам они демонстрировали плакат с изображением помпезных дворцов, на построение которых “страна Советов” организовала заем. Тем, кто отказывался отдавать последние копейки, угрожали судебной расправой, и всячески их притесняли.

В то время существовал целый ряд поборов. Налогами облагались каждое фруктовое дерево, каждый ягодный куст. Тот, кто имел корову, должен был сдавать молоко в колхоз. Налог на яйца был большим, чем куры могли снести. Домашнее хозяйство стало для людей нестерпимым грузом. Грабеж и обворовывание народа приобрели направленный репрессивный характер.

В нашем доме на чердаке чудом сохранилось немного сушеного картофеля, который во время оккупации в 1943 г. сдавали немцам. Он был горьким и черным, как земля. Мы разбивали его на мелкие кусочки, мололи на жерновах и варили баланду. Питаясь таким образом, выжить было невозможно, но и умереть такая “еда” не давала.

Казалось, беда должна была бы озлобить людей, но они сохранили лучшие нравственные качества. Народ не потерял своего достоинства. Голодоморы, гонение на веру, репрессии не затмили в нем образа Божия. Об этом свидетельствует значительный религиозный подъем, который наблюдался среди населения в военные

и послевоенные годы. Возможно, такой была цена прозрения. Вера в ценности коммунистической идеологии тогда кардинально пошатнулась.

Украинская Православная Церковь в глубокой скорби молитвенно вспоминает жертв голодоморов и других репрессий советского тоталитаризма. Пострадавших — десятки миллионов: расстрелянных, замученных в тюрьмах, не вынесших душевных и физических пыток, погибших от мук голода. Такого количества жертв не было даже на войне. Воистину, режим вел кровопролитную войну с собственным народом.

Церковь строго осуждает факторы, которые привели к этой трагедии. Оправдания им нет. Сама история вынесла приговор. Никакие репрессии не смогли спасти государственно-политическую систему, которая за основу избрала грех и богоборчество, пренебрегла основными нравственными принципами человечества — верой, надеждой и любовью. “Горе замышляющим беззаконие” (Мих. 2, 1). Дело таких — “дело преступное” (Пс. 100, 3), “их конец — погибель” (Флп. 3, 19).

Церковь предостерегает от глубоко порочной и антигуманной идеологии, сделавшей возможной подобную трагедию. Она призывает к покаянию тех, кто еще не прозрел и не отрекся от богоборчества во всех его формах.

Церковь призывает к отказу от экстремизма, нетерпимости, мести, братоненавистничества, разделения на своих и чужих. У Бога чужих нет. Наступило, наконец, время духовного единения народа Украины, возвращения к исконным духовным ценностям. История ясно показала, к чему приводит отречение от христианских начал. Лишь святая вера, твердая надежда и победоносная любовь помогут построить достойное будущее и предостерегут от ошибок прошлого.

Церковь раскрывает истину вечной жизни тех, кто принял мученическую кончину во время голодомора. Как любящая мать, Святая Украинская Православная Церковь молится об их упокоении в селениях праведных и просит об их вечной памяти.

“Души их во благих водворятся. И память их — в род и род”.

 Митрополит Киевский и всея Украины, Предстоятель Украинской Православной Церкви

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua