Православные храмы

Храм апостола и Евангелиста Иоанна Богослова (на Осокорках), часовня великомученика Пантелеимона

Храм действовал с лета 1997 г. в приспособленном для этого доме. В…

Храм преподобного Сергия Радонежского (на «Даче Кулиженко»)

Освящение закладки храма архиерейским чином состоялось 9 / 22 ноября…

Храм преподобных Антония и Феодосия Печерских (Южное кладбище)

25 сентября 2010 года, по благословению Блаженнейшего Митрополита…

Публикации

Святой Валентин Римлянин

С древности Святая Православная Церковь почитает трех мучеников по имени…

Невидимая Святость. Есть ли праведники в современном мире?

Сегодня у современных верующих популярна фраза — “оскуде преподобный” (“не…

Радониця. Великоднє поминання, або Проводи

Поминання померлих, що називається Радоницею, здійснюється у вівторок Фоминої…

“Аще кто въ слове не согрешаетъ, сей совершенъ мужъ...” (Иак. 3, 2)

“Так мало, такая мелочь нужна для совершенства?” — спросят, прочитав апостольское изречение, многие нетерпеливые наши современники. Только и всего — не греши словом... Но давайте вспомним множество случаев из жизни — своей и чужой — когда люди, мужественно переносившие различные невзгоды и испытания, экстремальные обстоятельства, не могли сдержать эмоции в простейших, казалось бы, ситуациях. А потом, бывало, горько сожалели. И наоборот — иногда одна-единственная фраза духовно возрождала человека...

Начиная нашу беседу о “высокогорном” могуществе бесценного дара Божия — слова, которое, словно меч, может быть применено человеком и как оружие против врага, и как инструмент саморанения, вспомним, прежде всего... о молчании.

Даже молчание христианина — это великая сила. Уста молчат, а сердце с Господом говорит.

Есть одна выразительная православная притча. Жили два брата, и пошли они разными жизненными путями. Говоря вкратце, один стал подвижником-монахом, другой — гулякой, безбожником, прожигателем жизни. Явился этот второй в келью к брату-монаху и давай хулить его жизнь на все лады: докажи, мол, что Бог есть, что ты поступаешь правильно, а не просто спятил. Кричит, шумит, подпрыгивает... А брат сидит молча, улыбается ласково и четочки перебирает — молится в уме. И лицо такое светлое-светлое, непоколебимо доброе. Выбился из сил хулитель, “остыл” и вдруг признался: “Вот-таки теперь вижу, что Бог есть. По тебе вижу, по твоему спокойствию...”

“Слова — орудия земной жизни, а молчание — тайна будущего века”, — сказал прп. Исаак Сирин. Прискорбно, но большинство современных людей, нас с вами, не умеют пользоваться молчанием и словом. Мы говорим там, где лучше было бы промолчать, и молчим тогда, когда требуется от нас слово как действие. Один из известных православных писателей современности архим. Рафаил (Карелин) писал: “Слово человека несет в себе определенную энергию. Оно соединяет человека с космическими силами добра и зла, с ангелами или демонами. Высшее проявление человеческого слова — это молитва”.

Да, редкостью становится подвижническое горение, “расхолаживается” священное отношение к слову и к его высшей степени — молитве. Мы мельчаем... Но не могут быть напрасными слова Спасителя: “Азъ съ вами есмь во вся дни до скончания века. Аминь” (Мф. 28, 20). И сейчас встречаются свидетельства очевидцев о великой силе молитвы людей, не столь далеких от нас во времени.

Естественно, такие случаи — исключения, особенно сейчас. Они подтверждают святость жизни преданных Божиих подвижников. Нам, рядовым кающимся грешникам, следует, по святоотеческим советам, искать не высоких молитвенных состояний, а хотя бы уважительного отношения к огненной словесной ткани, сияние которой прикрыто от нас экраном тяжелой плоти.

Особая ответственность лежит на профессионалах, связанных со сферой словесной культуры. Вспомним, с каким пиететом повторял Николай Гоголь слова ап. Павла о том, чтобы гнилое слово не исходило из наших уст! Святитель Игнатий (Брянчанинов) подчеркивал: “Божественная цель слова в писателях, во всех учителях, а паче в пастырях — наставление и спасение людей. Какой же страшный ответ дадут те, которые обратили средство назидания и спасения в средство развращения и тлетворности!” То, что мы привыкаем, становимся равнодушными к значению многих возвышенных слов, профанируем их (то есть механически употребляем самые святые понятия без вложенного в них возвышенного смысла) — это беда, но еще не окончательная.

Не только тот, кто обращается к определенной аудитории, но и простой человек должен задуматься: к Богу или к его противнику прокладывает он связь, употребляя то или иное слово. Послушаем дальше архим. Рафаила: “Есть слова,.. которые несут в себе невидимую, мы бы сказали, метафизическую грязь — это миазмы брани, которые оседают на стенах жилища, въедаются в вещи, пропитывают своим зловонием одежду. Мы полагаем, что брань в метафизическом плане — это нередко отказ от Бога и молитва к сатане”. И продолжает: “Сквернослов похож на одержимого...” А для многих людей слова, которые своими корнями уходят в темные демонически-блудные культы, служат (страшно сказать!) обычными вставками, “связками”. Впрочем, это явление, с сугубо филологической точки зрения, свидетельствует об элементарной ограниченности словарного запаса.

А где искать позитивы, примеры для подражания? Да практически во всей нашей предыдущей культурной истории — до эпохи апокалипсического бессловесного безумства, когда деньги и технократическое мышление по всей планете делают из людей неких механизированных, унифицированных, прагматических существ. В Киевской Руси отношение к слову было действительно заслуженно высоким. Стоит прочесть работы русского академика Д. Лихачева или украинского профессора Д. Чижевского, чтобы в этом убедиться. Отголоски мощного православного мироустройства “внутри” самих людей мы наблюдали еще недавно, не перевелось восприятие слова как носителя святости и поныне — только сузилось в количественном отношении.

У прп. Силуана Афонского — пламенного молитвенника за весь мир, светоча православного духа, от которого христианство современности получило завет: “Держать ум во аде и не отчаиваться” — был удивительный ученик. Это — архим. Софроний (Сахаров), человек искусства, художник, в котором жажда Божиих глаголов победила планы светского самовыражения в искусстве. Его писания (“Старец Силуан”, “Рождение в Царство непоколебимое”, “О молитве”) ценны для нас спокойным, уравновешенным монашеским духом, четкостью оценок духовных явлений. Он знал сущность предмета, когда писал: “Думаю: веками повторяются многие с небес сошедшие слова... Но не вызывают должного отзвука в окаменелых сердцах. А ведь было немало мгновений, когда сии глаголы давались свыше человекам, подобно громам, потрясающим сердца, и молниям, просвещающим сознание людей”. Писатель констатирует, что на протяжении столетий священные словеса повторялись без надлежащего внимания и потому как бы утратили могущество, которое имели в устах пророков, апостолов. Найдутся ли, спрашивает он, иные способы для возвращения словам духа первобытной свежести в сознании людей? И выражает уверенность, что “великое чудо творения мира” не завершилось, что оно продолжается на наших глазах, и если человек будет возводить очи души к обетованному Царствию, он, благодаря Премудрости Божией, найдет все новые и новые формы выражения своей любви ко Господу...

Христианство не имело бы никакой временной перспективы, если бы словесная проповедь завершилась на Христовых учениках или их ближайших последователях. Прочитав близкие к нам по времени произведения свв. Игнатия Ставропольского, Иоанна Кронштадтского, Силуана Афонского, почувствуем неземную силу их слова, взращенную на глубокой внутренней молитве и сердечной любви.

Давайте обратимся к нашим литературным маякам, носителям триединой восточнославянской культурной традиции, взлелеянной Православием, чтобы понять: бытие мира, его божественное творение продолжается и поныне, при любых обстоятельствах. Продолжается, среди прочего, и в слове. Поэтому каждый раз, выпуская слово из недр сердечных, давайте будем внимательно взвешивать, куда оно мгновенно нас поставит: в ряды помощников Божиих или в черные шеренги разрушителей...

Словом мир начался и закончится, в слове — наша смерть и наше бессмертие. Давайте помнить об этом.

 Александр Яровой,

кандидат филологических наук

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me