Православные храмы

Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» (на Соломенке)

Деревянный храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»…

Храм апостола и Евангелиста Иоанна Богослова (на Осокорках), часовня великомученика Пантелеимона

Храм действовал с лета 1997 г. в приспособленном для этого доме. В…

Храм святителя Николая Мирликийского бывшего Иорданского монастыря (на Куреневке)

Во времена древней Руси здесь существовал монастырь, а каменный храм…
Парсинг конкурентов
мониторинга цен с сайтов ваших конкурентов
idatica.com
Обслуживание кондиционеров алтуфьево
Обслуживание оффшоров
coldfresh.ru

Публикации

Хочу, чтобы нас к Богу приводило не горе, а любовь к своему Творцу

Еще совсем недавно в нашей стране Церковь упорно не допускали к участию в…

Священномученик Гавриил, патриарх Сербский

Священномученик Гавриил (Райич) стоял у кормила Церкви с 1648 по 1655 гг., в…

Служение милосердия

Можно ли научиться милосердию? На протяжении веков ответ на этот вопрос не был…

Несправедливость. Жгучей болью обдает все нутро, когда нас незаслуженно обижают. Да если даже и заслуженно, все равно, крайне неприятно. Ведь только что были о себе такого высокого мнения, и вдруг всю нашу сущность втаптывают в грязь.

Особенно часто мысли о несправедливости посещают заключенных. Некоторые этим пытаются уврачевать уязвленное самолюбие или как-то оправдаться перед окружающими. Вспоминается девочка-подросток, которая втайне от родителей брала из общего кошелька деньги, а когда родственники уличили ее, сказав, что люди, берущие “потихоньку”, — воры, закатила истерику: она-то не воровка!

Однако действительно бывают случаи, когда, говоря современным языком, человека “подставляют”. Народная мудрость гласит: “Все, что ни делается — делается к лучшему”. Где же в подобной ситуации искать это “лучшее”? Попробуем найти ответ в жизни одного из православных святых — преподобного Ефрема Сирина.

Святой Ефрем жил в Месопотамии в IV веке. В молодости он отличался вспыльчивым и раздражительным характером; неожиданное вразумление свыше привело его к покаянию — настолько глубокому, что юноша ушел в пустыню и стал монахом. Вот как он об этом говорит.

“В юности, когда жил я еще в миру, нападал на меня враг; и в это время юность моя едва не уверила меня, что совершающееся с нами в жизни случайно. Уносимый волнами обольщения, нечувствительно стремился я к угрожающей опасности.

Что же делает со мною благодать Божия? Она сделала то, что, когда странствовал я по внутренней Месопотамии, встретился с пастухом овец, который предложил переночевать у его костра. Среди ночи напали волки и растерзали овец. Пришли владельцы стада, сложили вину на меня и повлекли в судилище. Явившись к судье, я оправдывался, сказывая, как было дело. Вслед за мною приведен был некто, пойманный в прелюбодеянии. Судья, отложив исследование дела, обоих нас вместе отослал в тюрьму. В заключении встретили мы одного земледельца, приведенного туда за убийство. Но и приведенный со мною не был прелюбодеем, и земледелец — убийцей, равно как и я — хищником овец.

Проведя там семь дней, в восьмой вижу во сне, что кто-то говорит мне: “Будь благочестив, и уразумеешь Промысл; перебери в мыслях, о чем ты думал, и что делал, и по себе познаешь, что эти люди страждут не несправедливо, но не избегнут наказания и виновные”.

Итак, пробудившись, стал я размышлять о видении, и, отыскивая свой проступок, нашел, что в другой раз, быв в этом селении, на поле среди ночи со злым намерением выгнал я из загона корову одного бедного странника. Она обессилела оттого, что была непраздна: ее настиг там зверь и растерзал. Как скоро рассказал я заключенным со мной свой сон и вину, и они, возбужденные моим примером, начали сказывать: поселянин — что видел человека, тонувшего в реке, и, хотя мог ему помочь, однако, не помог; а городской житель, что присоединился к обвинителям одной женщины, оклеветанной в прелюбодеянии. И это, говорил он, была вдова; братья ее, возведя на нее вину сию, лишили ее отцовского наследства, дав из него часть и мне, по предварительному условию.

При сих рассказах начал я приходить в сокрушение: потому что в этом было некоторое явное воздаяние. И если бы один я, то сказал бы, может быть, что все это случилось со мною просто так. Но мы трое постигнуты тою же участию. И вот есть Некто четвертый — Отмститель.

Заснув в другой раз, вижу, что тот же говорит мне: “Завтра увидите и тех, за кого терпите вы обиду, и будете освобождены от возведенной на вас клеветы”. Градоначальник, собрав на нас все подробности, узнал дело в ясности и освободил невиновных. Виновных же приказал отдать на съедение зверям.

С тех пор прежние свои мысли, будто все бывает случайно, я оставил и много плакал, но не знаю, умилостивил ли Бога. Ибо кто говорит, что все самослучайно, тот отрицает бытие Божества”.

Как видно из жития, Ефрем и два других арестанта не были виновны в тех поступках, за которые они угодили в темницу. Но все же в жизни совершали нечто подобное, хотя в свое время и не были за это наказаны.

Так и сейчас. Обвинили в воровстве, которого не совершал? А не таскал ли в детстве яблоки из соседнего сада? Не “экономил” ли на проезде и других необходимых платежах? Не приносил ли с работы что плохо лежит “для дома, для семьи”? А всегда ли отдавал занятое в долг?

Обвинили в убийстве, а ты и понятия не имел о том злодеянии, которое вершилось под твоим именем? А кто вынуждал жену или подругу идти на убийство собственного ребенка (аборт)? Кто грубил и трепал нервы родителям, прежде времени загоняя стариков в гроб?

Скажешь: “Этим все грешат, а посадили незаслуженно меня одного!” Что тут ответишь? Погоди, может, и подобного грешника скоро увидишь на соседних нарах, задумывающегося над теми же вопросами, которые сейчас мучают тебя. А если и не увидишь, все равно, без воздаяния не останется ни один человеческий поступок. Причем, не только на небесах, но и здесь, на земле.

Но за решеткой можно оказаться не только во искупление грехов вольной жизни, но и для изменения качества нашего бытия. Господь хочет, чтобы все спаслись и достигли познания истины. Об этом еще в Ветхом Завете возвещал пророк Иезекииль (см: Иез. 33, 11).

Если опять вернуться к случаю из юности святого Ефрема Сирина, то видно, что заключение послужило ему к исправлению и пересмотру всех жизненных ценностей. Многие ли из теперешних заключенных, еще будучи на свободе, задумывались о смысле своего существования? Один брат написал: “Если бы мне год назад сказали, что буду христианином, буду читать серьезные книги, то я ответил бы: “Лечись, дорогой!” А теперь, несмотря на длительный срок, этот брат благодарит Бога, что хотя бы так поздно, но он понял, ради чего нужно жить.

Однажды Паисия Святогорца спросили: “Что такое Божественная правда?” И тот на примерах ответил следующее:

— Вот, скажем, сидят двое за одним столом и едят, и перед ними одна тарелка с десятью абрикосами. Если один съест, по чревоугодию, семь и оставит другому три — это есть несправедливость.

Если теперь он скажет: “Э, нас двое, а абрикосов — десять, нам приходится по пять” — и съест пять и оставит другому остальные пять, тогда этот человек проявляет человеческую справедливость и имеет человеческую правду. Ради этой человеческой справедливости много раз мы бегаем по судам, чтобы ее найти.

Если же увидит, что другому брату нравятся абрикосы, и притворится, что они ему не нравятся, — и съест только один, ради помысла (дабы не возгордиться своей мнимой праведностью), — и говорит другому: “Брат, ешь ты остальные абрикосы, потому что они мне не очень нравятся, и поэтому лучше я не буду есть другие” — тогда он имеет Божественную правду. Божественной благодатью, однако, вознаграждается с лихвой жертва его. Он обильно принимает Божественную благодать.

Вот и нам нужно по большей части искать и стремиться исполнять Божественную правду, и тогда вопрос о несправедливости снимется сам собой.

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me