Православные храмы

Храмы Рождества Христова и Рождества Богородицы на Березняках

Жилой массив Березняки построен на месте села Кухмистерская Слободка…

Храм преподобного Симеона Столпника (в Петропавловской Борщаговке)

Время возникновения Петропавловского монастыря на Борщаговке не…

Храм бессребреников Космы и Дамиана Римских (в диагностическом центре, на Минском массиве)

Храм в Диагностическом Центре был открыт 12/25 декабря 2003 г. в…
Капли иридина купить в украине
Модернус Капля. Купи сейчас. В наличии, доставка
evro-lekarstva.ru
Антенны cobham
антенны cobham
parmavia.ru
Оркестр на похороны
Записи в mp3 музыки оркестра Олега Лундстрема
brass-band.ru

Публикации

Апостольское служение Предстоятеля

Апостольское служение обращено к вечности — но осуществляется в определенном…

“В моем доме всегда теплилась лампада”

Андрею Рублеву в год Куликовской битвы было 20 лет, — писал в дневниковых…

Релігійне виховання починається в родині

Всі ми тепер стурбовані проблемою виховання молоді та особливо непокоїть нас…

Серьезные испытания, вставшие перед нашей страной, побуждают всех, для кого слово “патриотизм” не утратило своего значения, принимать активное участие в творческом процессе по укреплению и восстановлению многих общественно значимых структур и институтов.

Для этого необходимо, в первую очередь, положить начало духовно-нравственному возрождению главной структуры нашей страны, которая призвана защищать целостность ее границ и независимое существование среди других стран, — украинской армии.

Ныне украинская армия переживает не лучшие времена: происходит реформирование Вооруженных сил Украины, идет концептуальный поиск новых форм их развития. Поэтому вполне уместно коснуться такой важной темы, как капелланство.

Духовное попечение всегда было свойственно украинским военным до времен господства воинствующего атеизма. Наконец, мы теперь видим, как разъединение Церкви, государства и армии способствовало ослаблению нашей общегосударственной мощи. Сегодня, когда пошатнулись государственные и общественные устои, когда до неузнаваемости размыты нравственные основы жизни, подорваны духовно-патриотические идеалы воинской службы, многие из военнослужащих, и не только, задумываются над тем, что начинать надо с духовно-нравственного возрождения украинского войска, а это связано с введением капелланства.

Перед тем, как обратиться к синопсису устройства и структуры национальных капелланских служб стран Восточной Европы, приведем один грустный пример из украинской истории, который демонстрирует необходимость присутствия священника в воинской среде.

Во время освободительной войны против поляков войско Богдана Хмельницкого после нескольких молниеносных побед подошло к Берестечку, куда из Сокаля направились поляки. Тут 30 июня 1651 г. состоялась Берестейская битва. Польская армия насчитывала 150 тысяч воинов, на которые приходилось 400 римо-католических ксендзов-капелланов, не учитывая многочисленного униатского духовенства. Все они занимались тем, что постоянно поддерживали боевой дух жовниров. В украинском войске (меньшая часть которого состояла из казаков, а большая из простых крестьян) казаки начали совершать маневр, пытаясь зайти в тыл польского отряда. Повстанцы не поняли казаков и решили, что они оставляют лагерь и избегают битвы. Боевой дух повстанцев сразу исчез, воцарилась паника, и из-за неорганизованности и отсутствия духовной и моральной поддержки началось массовое бегство через переправу, которая не выдержала нагрузки. Шляхтичи добивали рассредоточенных повстанцев. Тогда погибло 30 тысяч украинцев.

В мае этого года границы Евросоюза подошли к нашим рубежам, и  мы оказались в новых условиях с нашими старыми соседями. Каким же образом решают вопрос относительно душпастырства в Вооруженных силах наши соседи в Восточной Европе, союзники из бывшего блока стран Варшавского договора?

Итак, после развала СССР почти все социалистические страны переориентировались на западную модель экономики. Процент капитализации стал резко возрастать, и это способствовало коренным переменам в обществе, и не могло не коснуться и вооруженных сил этих стран.

Как известно, в Советском Союзе религиозная жизнь ограничивалась частной сферой, а любое религиозно мотивированное действие преследовалось, ибо не согласовывалось с идеологией. Нельзя забывать, что несколько поколений советских людей были воспитаны в духе воинствующего атеизма, безверия и материалистического мышления. Церковь стала закрытой структурой, чему способствовала мощь государственного репрессивного аппарата. Это было время, когда военнослужащие боялись всякой церковности.

Но так было не во всех странах соцлагеря. В тех социалистических странах, где не было такого отторжения Церкви от жизни народа, церковные структуры довольно быстро возобновились. Например, как только исчез коммунистический режим в Польше, сразу возникла развернутая служба капелланов. Сейчас в 150-тысячном Войске Польском 150 капелланов, из них 120 католиков, 20 православных, 6 протестантов. Всех их готовят на военном отделении Варшавской Высшей Духовной Семинарии. По словам польских капелланов, их военное ведомство и Церковь придерживаются такой позиции: где бы ни находились польские жовниры, рядом с ними обязательно должен быть душпастырь. И даже сугубо военную службу он должен нести наравне со всеми, в том числе заступать в суточные наряды.

Ныне существуют разные модели капелланской службы и виды координации между Церковью и Вооруженными силами страны. Наиболее распространенной базой для капелланства есть постановление правительства государства (например, в 75% стран НАТО и др.). Обычно это статья Конституции, государственный эдикт или военная инструкция. Также существуют конкордаты, договоренности между церковью и правительством государства.

В Польше и Румынии есть законодательная база относительно взаимодействия между Церковью и армией, существует правительственный эдикт со стороны государства, а также есть определенные церковные инструкции о таком сотрудничестве.

Чехия, Словакия и Словения имеют договора, подписанные между Церковью и Министерством обороны, кроме того, в Словакии есть конкордат между Церковью и правительством, в Словении взаимодействие координируется военными положениями о капелланстве, а в Чехии работа разных конфессий в вооруженных силах координируется междуцерковным комитетом.

В Литве и Венгрии капелланство установлено конкордатом с Церковью, а Эстония имеет на этот счет Национальное оборонное положение. Работа капелланов разных конфессий регулируется междуцерковным комитетом.

По организационной структуре капелланские службы находятся в церковном подчинении (епископальные) и подчиненные военному командованию (в 54% стран). По первому типу капелланы одной конфессии подчиняются своему епископу, который имеет соответствующее воинское звание (например, в Польше военный католический епископ имеет звание генерал-лейтенанта, а православный военный епископ — генерал-майора), а по второму типу капеллан является обычным офицером, который исполняет свои душпастырские функции и подчиняется командиру воинского подразделения. Также капелланы делятся на приходских (один священник на приход и воинскую часть) и на прикрепленных к воинскому подразделению (не совмещают капелланское служение в вооруженных силах с пастырской практикой в гражданских приходах). Польша имеет конфессиональную капелланскую структуру, которая подчиняется как церковному священноначалию, так и армейскому командованию, а капеллан прикреплен к воинскому подразделению.

В Румынии капелланы прикреплены к военным частям: структура этой службы военная, а не епископальная. Чехия и Словакия имеют субординированных военному командованию капелланов (их количество, соответственно, 16 и 5 человек), которые объединяются не по конфессиональному признаку. В Словакии капелланская структура имеет церковное подчинение, и капелланы (их всего 23) разделяются по церковному признаку (87% католиков, 9% протестантов и 4% православных).

В Венгрии структура похожа на словацкую, но капелланы прикреплены к своим приходам, а не к воинским частям.

В странах Прибалтики капелланские службы субординированны военному командованию, и капелланы прикреплены к подразделениям.

В Латвии и Эстонии неконфессиональная структура капланата, в Литве — конфессиональная, на базе Римо-Католической Церкви.

Поскольку в Польше капелланская служба подчинена оперативному командованию, то и заработную плату, и финансовое обеспечение капелланской службы осуществляют вооруженные силы. Польский капеллан является офицером (как правило, это резервист), и имеет военную форму без соответствующих религиозных отличий.

В Румынии 80 капелланов. Они цивильные, но православные священники, на 98% составляющие капелланскую структуру и приравниваясь к офицерам. На службу они приходят в церковном облачении, а на полигонах носят камуфляж с соответствующей символикой. Зарплату получают от государства (такой порядок существует в 65% национальных капелланских служб), а средства для поддержания структуры — от Вооруженных сил.

В Чехии и Словакии капелланы — офицеры-резервисты в военной униформе с соответствующими отличиями. Плату за душпастырскую службу капелланы в этих странах получают от Вооруженных сил, другие средства — тоже.

В странах Прибалтики это офицеры, имеющие военную униформу, поскольку здесь капелланы субординированны армейскому командованию, хотя в Латвии есть также и гражданские капелланы.

В Эстонии капеллан одновременно с униформой имеет клерикальное облачение. (Всего в этой стране 19 капелланов.)

В Латвии зарплатой капелланов (всего их 8) обеспечивает государственный департамент. А в Литве (здесь 16 капелланов) этим занимаются Вооруженные силы, а также выделением средств на развитие капелланского дела.

Итак, очевидно, что в наше время присутствие священника в военной среде крайне необходимо. Наглядным примером существующей действительности явлеятся активное участие капелланов в составе коалиции войск США и Великобритании в кампании против Ирака. Главная задача института военных капелланов следует из приоритетов, установленных его руководством и изложенных в следующей формуле: “Для капеллана каждый солдат — это, прежде всего, человек, потом — профессионал, и потом уже — прихожанин”.

Изменения военно-политической ситуации в мире, а также в развитии средств и способов вооруженной борьбы возвращают нас к тем временам, когда успех в бою и победу определяли в основном духовные и моральные силы войск. Ведь сегодня невозможно стать победителем без понимания духовного значения боя и войны в целом, без учета религиозного и нравственного состояния воинов.

Ныне все более опасным становится применение нематериальных видов оружия, в том числе психотропного и информационно-психологического, на разработку которого ведущие государства затрачивают огромные средства.

Очевидно, что без опоры на вековые христианские добродетели, в первую очередь, на такие, как вера, верность, молитва, смирение и покаяние, система духовно-нравственного формирования военнослужащих, в том числе и офицерских кадров, может потерпеть поражение. Думаю, что сегодня, как никогда, актуальны слова генерала П. Краснова: “Государство, которое отказывается от религии и воспитания молодежи в вере в Бога, уготовляет себе гибель в материализме и эгоизме. Оно будет иметь боязливых солдат и нерешительных начальников. В день великой борьбы за свое существование оно будет побеждено людьми, которые осознанно идут на смерть, которые верят в Бога и бессмертие своей души”.

Отсутствие законодательной базы в этом вопросе и последствия господства атеистической идеологии являются серьезным препятствием на пути духовно-нравственного возрождения украинской армии. Было бы уместно законодателям вместе с духовенством и руководителями силовых министерств и ведомств, используя мировую практику,  рассмотреть возможность введения православных священников в штат воинских частей и подразделений силовых структур на основании законодательных актов, принимая во внимание историю нашей страны, опыт наших соседей, как на западе, так и на востоке, опыт департамента военно-морского духовенства дореволюционной Российской империи, а не отбрасывать эту идею, ссылаясь на многоконфессиональность в армейских коллективах. Практически во всех армиях мира существуют институты капелланов, невзирая на многоконфессиональность этих стран.

Военных священников в армиях иностранных государств приравняли к офицерскому составу и дали им воинские звания, потому что постоянное пребывание капелланов в армейской среде, их жизнь по военному распорядку и участие в боевой подготовке рассматривается военным командованием как важное звено в деле установления взаимопонимания между священниками и военнослужащими.

Сегодня в НАТО нет общей для всех доктрины капелланских служб. Оценивая вышеприведенный синопсис, можно заметить, что в Европе (как Восточной, так и Западной) нет одинаковой модели капелланской службы, даже в странах Балтии или Чехии, Словакии и Словении, которые не так давно были одной страной. Каждая страна шла путем создания деятельной капелланской структуры по собственному формату, приемлемому для ментальности своего народа. Хотелось бы пожелать этого и нам, и напомнить, что для украинского воинства в течение почти десяти столетий обязательным было благословение священника и духовное напутствие на защиту своего Отечества. Для нашего народа нравственность и вера — понятия исторически неразделимые, они тесно переплетаются между собой. Украинская нравственность тесно связана с религией как основой, из-за чего может быть только нравственностью религиозной.

 Диакон Виктор Яценко,

главный редактор православного журнала для воинов “Вера и честь”

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua