Православные храмы

Храм святителя Николая Мирликийского (на Лесном массиве)

Первый молебен состоялся 21 мая/3 июня 1999 г., первая Литургия —…

Храм Успения Пресвятой Богородицы (Троещина)

Небольшой деревяный однокупольный храм из брусьев принадлежащий…

Храм блаженной Ксении Петербургской (в Дарницком районе)

19 февраля 2011 года по благословению Блаженнейшего Митрополита…

Публикации

«Трудом своим вся приобрете». История Сербской Православной Церкви

По данным археологии, территория нынешней Сербии была заселена во времена…

Как читать Евангелие

Меня часто спрашивают: как нам читать Евангелие, чтобы оно достигало не только…

Преподобный Ефрем Сирин: Почему Бог одни прошения наши приемлет, а другие отвергает?

Юность одно имеет в виду, а именно, что Бог, по всемогуществу Своему, все может…

Я прожил 29 лет, не зная, что существует другая жизнь, иной прекрасный мир. Зовут меня Геннадий Яковлев. Я родился в неверующей семье, с детства воспитывался в духе атеизма. Учился в институте, закончил исторический факультет университета.

Единственное, что с детства слышал о верующих, — что это темные и затурканные люди. Мои знания о вере ограничивались тем, что еще ребенком я видел, как бабушка вечерами ставила в угол икону, становилась на колени и молилась, а мы сидели на кровати и смеялись. Прошли годы, я проповедовал атеизм и даже не имел представления о вере в Бога.

Как-то меня пригласили в молитвенный дом баптистов. Когда я вошел, то был очень удивлен, увидев много молодежи, много радостных, улыбающихся лиц. Я не скрывал, зачем пришел. Думал, что практические знания о вере и верующих понадобятся мне в будущем. Начитался атеистической литературы и пытался устраивать дискуссии с молодежью, доказывая им, что Бога нет и они ошибаются. У меня возникло желание прочитать Библию, вникнуть в суть веры. Не давал покоя вопрос: как такое количество молодых людей могли обмануть? Позже я начал понимать, что не все в атеистической литературе правда. Здесь, на собраниях,  говорили совсем противоположное. Тогда я начал читать Библию. Многие вопросы, на которые не находил ответа, разрешались сами собой. У меня открылись глаза, я осознал, что мир действительно имеет Творца, если каждая вещь, даже самая простая, обязательно кем-то сделана, то животные, а тем более человек, тоже кем-то созданы. Но, пытаясь постичь Бога умом, я понял, что, образно говоря, лезу в закрытое окно. Чувствовал — что-то есть, но не мог туда попасть. И все-таки вошел через открытую дверь.

Когда я встречался с верующими (в молитвенном доме баптистов), то видел, что среди них очень много хороших людей. Обнаружил тут буквально “россыпи” человеческих душ.

Я отметил, что эти люди, по сравнению со мной, носят белоснежную одежду праведности. А себя ощутил в грязной заношенной спецовке. Понял, что барахтаюсь во грехах, которых раньше не замечал. И когда я это понял, мне захотелось освободиться, очиститься. Пытался сделать это своими силами, казалось, что человеку все под силу, что нужно только заставить себя, напрячь силу воли. Но увидел, что это невозможно, как невозможно вытащить себя за волосы из болота. Наконец, почувствовал, что так жить дальше не могу. 16 декабря 1977 года я покаялся. Во время молитвенного собрания пришел, стал на колени и плакал, раскаиваясь в своих грехах.

Началась новая жизнь. Конечно, возникли другие трудности. Я продолжал учиться и боялся, что о моей вере могут узнать в университете и отчислить. Верующие  говорили мне, что нужно быть мужественным, и я готовил себя к этому. Меня предупреждали, что выгнать из вуза могут даже в последний день, но я не думал, что это реально. И вот, менее, чем за сутки до окончания университета, меня исключили из партии и приняли решение лишить диплома. Я сидел и думал, вспоминая Иова и его ответ жене: “Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?” (Иов 2, 10). Друзья, узнав об этом, советовали требовать, обратиться в ЦК, в другие организации. Но я подумал: полгода молился и готовился к этому, просил: “Господи, если Ты допустишь, дай силы принять это с благодарностью, как от Тебя Самого”. Какое же это будет смирение, если я пойду требовать? Я начал благодарить Спасителя: “Господи, благодарю Тебя, что Ты допустил это, не знаю почему, но верю, что Ты приготовил мне большее сокровище”. Несколько дней спустя, меня вызвали в университет и вручили диплом.

Более тяжелые испытания ожидали меня впереди. Когда я посещал собрания, то с самого начала обнаружил, что в баптизме не одно направление, а несколько. Узнал и о том, что, кроме баптизма, есть еще много конфессий. Но как среди них выбрать настоящую, правильную? Когда приходилось вести беседу по Священному Писанию, чувствовал себя слабым… Некоторые места Библии истолковывались по-разному, иногда случалось, что на собраниях на одну цитату было столько же толкований, сколько присутствующих.

Я задумался: “Почему так? Где же Истина?” Прошли месяцы, пока я нашел Ее, ту тропинку, которая привела меня к Православной Церкви. Благодарение Богу, что встретил людей, которые мне помогли. Я и раньше задумывался над словами Иисуса Христа, которые Он сказал апостолу Петру: “Ты — Петр (камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее” (Мф. 16, 18). И эта Церковь существует полторы тысячи лет, даже больше. Позже начали появляться новые течения, которые полностью отвергают все: священство, Таинства… Как это понимать, ведь апостол Павел спрашивает коринфян: “Разве разделился Христос?” (1 Кор. 1, 13). Эти вопросы принудили меня обратиться ко Священному Писанию. Ответ на них помогли найти люди, которые наставили меня на путь истинный. Конечно, если бы я раньше встретил православных священников, истинных пастырей, то, может быть, мой путь был бы не таким запутанным. Но, к сожалению, в первые месяцы моего обращения к вере не встретились на пути такие люди.

По своей форме баптизм, из всех известных мне течений, наиболее близок к апостольской Церкви. Действительно, по Священному Писанию, первые христиане собирались в пещерах, катакомбах, проводили свои собрания на родном, понятном языке, в радости и простоте сердца преломляли хлеб — такой вид извне имеет нынче баптизм. А когда я приходил в православный храм, то видел только обрядовую сторону. И только встретившись со священниками, узнав о подвижниках, я понял, что Истина там, где есть внутренний, глубокий смысл, жизнь вечная, которая дается через истинное Крещение — Крещение, которое есть не просто “обещанием спасения” (баптисты считают, что это всего лишь обряд), а Таинством, в котором действительно омываются грехи, после принятия которого человек причащается Тела и Крови Христовых, а не ест хлеб и пьет вино, как у баптистов во время хлебопреломления.

Теперь, конечно, когда я многое осознал, когда получил освобождение от грехов, настоящее прощение, я начинаю понимать, почему в баптизме такое положение. Когда я только покаялся, когда во мне загорелся огонь веры, хотелось всем свидетельствовать и будить всех, кто спит духовно и физически, меня останавливали, говоря: “Ты, брат, подожди, и у нас были такие проявления любви, ничего, это пройдет”. Я тогда думал: “Господи, почему так? Не дай Бог, чтобы эта любовь у меня исчезла. Она постоянно должна возрастать, а мне говорят — “ничего, это у тебя пройдет”. Теперь понятно, почему все секты — сухие ветви виноградника”.

Удивляет то, что и у баптистов, и у других протестантов на протяжении долгого времени их существования этот вопрос никогда не возникал, и хотя теперь введено рукоположение, неизвестно, с какого времени оно ведется. Эти вопросы привели меня к Православию. И я благодарен Господу, что Он вел меня, хоть и запутанным путем, но к Истине. Когда мне отказывали в крещении в той общине, где я покаялся, — мне было обидно, и причиной было мое членство в партии. Причины были и другие, но тогда, честно говоря, я обиделся, хотя знал, что христианин должен уметь прощать. Они говорили: “Ты смиряйся”. Думал: но ведь  когда Анания пришел к апостолу Павлу, прошло всего три дня после покаяния, а Анания спросил его: “Брат Савл, почему ты медлишь, встань, омой грехи свои”. Значит, грехи находились на нем? И три дня Анания считает промедлением. Прошел почти год после того, как я покаялся, а мне говорили: “У тебя еще нет смирения, ты еще укрепись, посиди на задней скамейке, мы посмотрим, решим, такова воля Божия”. Мне же кажется, нет воли Божией к погибели. Спасение только в Православной Церкви и только через Крещение. И слава Богу, что Господь вывел меня на верный путь.

 Подготовил Василий Дукач

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua