Православные храмы

Покровский храм в Бортничах

Приходская церковь села Бортничи. Деревянная церковь в селе Бортничи,…

Храм иконы Божией Матери «Целительница» (при Больнице скорой помощи)

Первая Литургия была служили в ноябре 1996 г. Храм размещался в…

Часовня иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» (в Бабьем Яру)

Впервые название «Бабий Яр» упоминается в 1401 году. Владелица…

Публикации

В рабстве иллюзий. Реклама и мир

Задача любой рекламы — сделать так, чтобы человек совершил определенные…

Слава Церкви вселенской. 27 января / 9 февраля — память перенесения мощей святителя Иоанна Златоуста

Великий святитель родился в Антиохии (современная Сирия) около 347 г., в семье…

Хто мій ближній?

Миттєвість євангельських образів грунтується на їхньому божественному…
В последнее время все чаще слышим ропот на то, как плохо живется: быт давит тяжким грузом, проблемы не дают спокойно уснуть, в семьях — недовольство, на работе — сплошная черная полоса. Человек пытается найти причины такой дисгармонии, в то время как ответ известен всем. Библия предлагает “эликсир” счастливой жизни: почитай отца и мать, тогда долго и счастливо будешь жить на земле (см.: Исх. 20, 12). Казалось, ну что нам стоит оказывать внимание тем, кто ставил нас на ноги, учил ходить, тем, кто посвятил нам свои лучшие годы. В суматохе мы редко находим для этого время. Из-за этого люди преклонного возраста попадают в такие условия, что каждый прожитый день откликается болью в их сердцах…

 

Хождение по мукам

Чтобы удостовериться в том, как мы ценим стариков, достаточно прийти в любое Управление социальной защиты населения. Контингент тех, кто часами сидит под кипарисовыми дверями чиновнических кабинетов, весьма невелик — вдовы, инвалиды и, конечно же, старики. Причем, приходя сюда, они чувствуют себя подавленными. А как же иначе? Разве для того человек воспитывал детей, не жалел себя на работе в течение всей жизни, чтобы в старости ходить по инстанциям с протянутой рукой?

Вот робко переступает порог Управления по социальной защите “ветхая денми” старушка. Первое, на что невольно обращаешь внимание — с ней не поздоровались, не предложили присесть и даже глаз не подняли.

— А вам чего? — презрительно спросил моложавый, одетый “с иголочки”, холеный чиновник.

— Не могу заплатить за медикаменты, которые так необходимы моему мужу, — еле сдерживая слезы, ответила старушка. — Помогите, пожалуйста!

Реакция молодого человека крайне резкая:

— Так, не злите меня! Денег все равно не получите.

— Но он в 1944-м участвовал в освобождении Киева и был тяжело ранен, — попыталась добавить старушка.

Услышав это, чиновник побагровел: “Да знаете, сколько таких как вы? Попривыкали попрошайничать!”

А что же делать этим людям? Не пойдешь же в восемьдесят два года на завод или контейнеры разгружать…

Чиновник, выгоняя бабушку, так громко кричал на нее, что люди в коридоре опешили.

 

Консервы для ветерана

У двери одного из благотворительных фондов столпотворение. Подхожу ближе. Несколько десятков человек окружили дряхлого старичка. Он так громко рыдал, что люди просто не смогли пройти мимо. Оказалось, на День Победы дедушке выдали пакет с гуманитарной помощью из Германии.

“Вместо того, чтобы хоть немного повысить пенсию, они нас иностранными подачками кормят. Вот, смотрите, — победителю прислали побежденные!” — с этими словами он дрожащей рукой сорвал с груди медаль “За отвагу” и бросил ее под ноги.

Нет, фронтовик не отрекся от награды, не изменил Родине, не осквернил этим память погибших товарищей. По большому счету, эта старенькая медаль — самое ценное, что у него осталось. За кусочком металла — целая эпоха: боль, страдания, страх, радость, печаль… Одним словом, то, через что человек “прошел” твердой поступью и с высоко поднятой головой. Почему с высоко поднятой? Да потому, что был уверен — жизнь его имеет какой-то смысл, придет время, когда он, наконец, сможет вздохнуть с облегчением. А к чему пришел? Насмешки, презрение и постоянные лишения — это и есть то светлое будущее, которое обещало ему, вручая боевые награды, руководство страны?

 

Старость — совесть молодых

То, что сегодня в общественном транспорте не уступают место старшим, очевидно. Но, чтобы пенсионеров на ходу выталкивали из автобуса — это уже ни в какие рамки не лезет.

— Инвалид Великой Отечественной, — говорит седовласый старичок, пытаясь подняться в автобус.

— У меня нет льготных мест, — отвечает водитель, — так что платите за проезд!

— У меня и денег-то нет, — не растерялся старик. — Вот, еду на почту, чтобы пенсию получить.

— Не морочьте мне голову: платите или выходите! — не унимался шофер, трогая с места автобус. Когда же старичок сказал, что все равно доедет, водитель просто выгнал его прямо на глазах у честного народа.

Люди, которые поспешили к нему, чтобы оказать первую помощь, просто прозрели, когда пострадавший тихим спокойным голосом сказал: “Когда меня, сопливого пацана, забирали на фронт, я даже и слова против не сказал. Пять лет бегал, как угорелый, под пулями. После войны женился, воспитал троих детей, которые, став взрослыми, разъехались по всей стране. Неужели я не заслужил, чтобы в старости на меня хотя бы не плевали?!”

Время сейчас сложное. Люди заняты собой, так что им не до ближнего, и, тем более, не до стариков. А ведь их становится все меньше. Ветеранов войны можно на пальцах пересчитать. Они умирают. Причем, многие отходят в мир иной неспокойно, без мира в душе, всеми забытые. Каждый день для них — это боль. И, несмотря на это, они не требуют особых почестей. Более того, они нас, молодых, вообще ни о чем не просят. А свою старость коротают с одним лишь желанием — чтобы мы не спешили их хоронить.

 Александр Андрущенко

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua