Православные храмы

Храм иконы Божией Матери «Виленская-Остробрамская» (в больнице водников)

История прихода берет свое начало в 2002 году, когда по благословению…

Храм в честь Преображения Господня (в Дарницком районе)

В 2011 году по благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и…

Публикации

Псевдопатриотизм вокруг нас

В мировой истории разные государства имели много различных эпитетов в своих…

Торжество соборного разума

21 апреля в Житомире начались торжества, посвященные 15-летнему юбилею…

Нетленная красота

Душа женщины имеет особые дарования: она пластична, чувствительна, невероятно…
Сегодня у современных верующих популярна фраза — “оскуде преподобный” (“не стало праведного”) (Пс. 11, 2). То есть времена святых были когда-то давно, а теперь преподобных уже нет. Такая себе привычная романтизация прошлого. Но святые есть во все времена, ведь Господь обещал, что будет с нами всегда, а не только в какие-то отдельные периоды истории. Если Христос с нами, то и святые тоже с нами. Проблема только в том, что истинная святость — это не только воскрешение мертвых и исцеление больных.

Присмотревшись внимательнее к истории Церкви, мы увидим, что очень многих святых при жизни таковыми не считали. Епископов Игнатия Брянчанинова и Феофана Затворника почитали только “популярными духовными писателями” и известными проповедниками. Св. Иоанна Златоуста, как в свое время Максима Исповедника и Афанасия Александрийского, вообще удалили с их кафедр и отправили в ссылку, т. е. относились к ним как к недостойным своего сана. При этом Златоуста осудил даже собор епископов, и только после его смерти греки поняли — кого они потеряли.

Митрополит Арсений (Мациевич), канонизированный Юбилейным Собором в 2000 году, в свое время, в XVIII в., был лишен сана, расстрижен и посажен в тюрьму. Он пострадал за нежелание покориться секулярной политике Екатерины II, которая отбирала земли у монастырей и епархий и раздавала их своим придворным. Более того, при этой императрице был введен государственный контроль и налог на церковные сборы, что св. Арсений посчитал святотатством. Его также осудил собор епископов. Т. е. в то время Арсения (Мациевича) считали бунтовщиком, а вовсе не святым. Он умер в заточении в Таллинской тюрьме, выцарапав на стене камеры слова: “Благо мне, яко смирил мя еси, Господи”.

Отца Иоанна Кронштадтского во время его земной жизни не только хвалили, но и ругали. Многие газеты, которые финансировались противниками Церкви, постоянно писали пасквили про святого. Общественное мнение о нем было не всегда однородным: одни верили чудесам о. Иоанна, другие — газетным домыслам. Точно так же и сейчас: многие судят о церкви из публикаций газет, которые почти всегда считают православных христиан не совсем нормальными.

Святого Луку Войно-Ясенецкого очень не любили крымские священники 40–50-х годов XX в., во время его архиерейства в Симферополе. Он запретил около трети священников, моральный облик которых святитель счел не соответствующим высокому сану иерея. Многих он наказывал временными запретами. И сам признавался, что его недолюбливают и считают слишком жестоким архиереем.

Жизнь еще одного святого — аввы Дорофея — яркий пример того, как истинная святость не похожа на представления о ней. Он рассказывал, что когда был молодым, все в монастыре его презирали: один брат “пускал свою воду над моею постелью”, а другие братья вытряхивали свои половые коврики перед дверями его кельи. Святой Дорофей приводит этот пример как поучение для терпения, но интересно другое: никто из братии, кроме его учителей, не считал его святым при жизни и многие издевались над ним.

Но ведь подобных примеров достаточно и в современной приходской жизни. Например, в одном крупном киевском приходе все священники сваливали нелюбимую для себя работу на батюшку, который никогда никому не отказывал. Попросту говоря, пользовались его кротостью. Нужно поехать причастить больную на дому — “Отец К., может ты поедешь?” Нужно послужить литургию вместо такого-то отца — снова о. К., нужно разгрузить машину — опять “припахивают” отца К. Вполне может быть, что по своей кротости этот безотказный батюшка похож на авву Дорофея.

Подобным по характеру был и молодой человек В., прихожанин крупного мужского монастыря в Киеве. Бедность и безотказность всегда отличали его. “Что не попросишь — все сделает” — говорили о нем прихожане. Починить крышу, нарубить дров — он никогда никому не отказывал. При этом никто не знал, ни где он живет, ни чем он питается. Одет он был всегда очень бедно. Его убили неизвестные. По церковному учению, всякий невинноубиенный омыл свои грехи кровью и потому прощен Богом.

 

Ожидание Чуда

Я помню также и другого священника, опытного психолога, способного разобраться в вашей душе не хуже старца, по слову Соломона: “Беспорочная жизнь — возраст старости” (Прем. 4, 9). Его советы и беседы многим не только открыли путь к Богу, но и помогли разобраться со своей душой, стать не только верующими, но и увидеть в себе самом причину своих проблем. Тем не менее, некоторые его чада мечтают найти где-то в отдаленном монастыре старца, который сразу скажет волю Божию о них. Это удивительное свойство современных прихожан: не замечать святость, живущую рядом с ними, а искать ее где-то “на стороне далече”. Что это, как не религиозный романтизм?

Многие монахи Почаевского монастыря в советские времена пострадали от хрущевских гонений. Известно, что один из монахов был избит до смерти милицией за нежелание покинуть монастырь. Разве это не исповедничество нашего времени? Многие верующие, которые отстаивали Почаевскую Лавру в 50–60-е годы, живы до сих пор.

Да и кто знает, нет ли среди тех девушек, что сейчас стоят на Окружной дороге Киева, будущих марий египетских? Какое количество нищих ходит по нашим улицам, кто знает, нет ли среди них современных юродивых? Ведь если вспомнить житие Ксении Петербургской или Василия Блаженного, то мы увидим, что внешне они ничем не отличались от современных бомжей. Скажут, что те бомжи Богу молились, а сегодняшние водку пьют и матерятся. Но ведь не все поголовно! Есть среди них не обманщики, а вполне честные, но очень несчастные люди.

В Беслане один из подростков отказался снимать крест по требованию террориста. Его бы убили, но в момент, когда к его груди был приставлен ствол автомата, прозвучал тот самый загадочный взрыв, после которого погибли и террористы, и множество детей. Парень-исповедник выжил.

Есть и другие случаи. Если заболевает кто-то из прихожан или тот же священник, многие его братья и сестры по вере берут на себя молитвенный подвиг и в дополнение к своим обычным молитвам читают Псалтирь. Даже не о своей проблеме, а о проблеме своих ближних. Сколько матерей, которые вымаливают у Бога своих детей, вставших на путь греха. Чем они хуже матери блаженного Августина, которая несколько лет испрашивала у Бога вразумления для своего сына, попавшего в секту? Кто знает, может среди современных православных, вышедших из сект, мы увидим будущих блаженных Августинов? Ведь есть множество случаев, когда люди из сект переходят в православие, и даже приводят в Церковь за собой своих друзей.

Святость всегда ходит рядом. Нужно только уметь ее увидеть. Именно в этом смысл слов “для чистых все чисто” (Тит. 1, 15).

Влад Головин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua