Православные храмы

Храм сорока мучеников Севастийских (в 5 й больнице Святошинского района)

Первая служба (молебен с водосвятием) была совершена 9/22 марта 1999…

Церковь великомученика Георгия Победоносца (у южного вокзала)

Молебен и закладка первого камня в основание стройки состоялись 4/17…

Храм преподобного Сергия Радонежского (на «Даче Кулиженко»)

Освящение закладки храма архиерейским чином состоялось 9 / 22 ноября…

Публикации

Разведчики добрых дел

В жизни каждого человека наступает момент, когда он как будто оказывается на…

Бессмертие

Религиозное сознание воспринимает воскресение Христа прежде всего как чудо,…

Вифлеем

Александр Митрофанович Федоров (1868–1949), выходец из крестьянской семьи,…

Прохладным апрельским вечером я возвращалась домой после исповеди. На душе было легко и радостно. Осознание Божией милости и благодати делало меня открытой ближним. Однако мысль о неизбежности искушений не давала покоя.

Я вышла из автобуса, спустилась в подземку и вдруг… вижу старого знакомого с бутылкой дешевого вина. Я окликнула его, он обернулся.

— Привет, — обрадовался мой знакомый, — давно не виделись. Как жизнь?

— Вот, — говорю, — возвращаюсь с исповеди. Завтра причащаться буду.

Юноша даже вздрогнул. Разговоры на церковную тему его раздражали.

— А я на Зеленку иду, людей там собрал.

— Ну, так идем вместе, — неожиданно для себя предложила я. Дело в том, что пепелище бывшего Зеленого театра, куда собирался идти мой знакомый, известно как одно из мест, где тусуются киевские сатанисты. Обмениваясь последними событиями из жизни — своей и общих знакомых, мы стали спускаться к Зеленому театру.

Слева возвышался забор — символ тусовки Зеленого театра.

У ограды сбилась в кучу подростки, одетые в стиле black metal, “приправленном” потусторонней символикой: черные кожаные куртки-косухи, балахоны с изображениями демонов, мертвецов, перстни с черепами, медальоны в виде перевернутых пятиконечных звезд и рогатых голов... Я представилась. Одна из девочек сказала, что ее зовут Ассоль. Я огляделась в поисках прекрасного принца. Принц, не под парусами, зато с бутылкой водки, декламировал свои стихотворения, объясняя, что он исповедует язычество и принимает сатанистскую идеологию. Его заявление спровоцировало дискуссию.

Я: Но сатанизм — разрушительная идеология. Тебе нравится разрушать себя?

Он: Я только против христианства, а сатанизм мне нравится как философия.

Я: Это ты о воззрениях Шандора Лавея, который списал свою “Библию от сатаны” из трудов немецких нигилистов? И что именно из этой философии ты принимаешь?

Он: Право сильного. Власть сильного. Преимущество сильного.

Я: А ты глубоко знаешь основы своей веры?

Он: Нет…

Я: Тогда не берись утверждать, что ты язычник. Не будь поверхностен. Ищи глубину.

Под конец разговора я пригласила этого “язычника” к нам, в Могилянку, на общий проект издательства “Дух і Літера” и “Радио Воскресения”.

…Они сидели в темноте на голом бетоне верхней стены. Вокруг было грязно, холодно, неуютно. Они пили дешевое вино, курили дешевые сигареты. Они держались группой, но каждый чувствовал себя одиноким и смотрел на других с презрением. Каждому из них хоть раз пришлось ощутить, как это — когда тебя бьют бритоголовые, а все твои “друзья” разбежались. У них проблемы с родителями. У них проблемы с милицией. Им сложно найти работу и удержаться на ней. Они не выносят повиновения, не терпят правил. Они всегда против большинства, считая себя сверхлюдьми, чуть ли не мессиями.

Они разочаровались в реальности. Они ищут истины, но не могут найти. Им хочется всего и сразу, а если не выходит — да ну его... Они еще не наркоманы, но имеют все шансы стать ими, поддавшись искушению обрести идеальную среду. Они замкнуты на демонстративности своего поведения, с ними сложно общаться, их очень трудно любить... Они сами никого не любят. И прежде всего — самих себя.

…Пришло время расходиться по домам. Я помогла нетрезвым девушкам подняться. Кто-то попросил меня оставить номер телефона, кто-то выразил желание встретиться и пообщаться.

В метро компания села в поезд, шедший на левый берег; на платформе осталась шестнадцатилетняя девчушка, выпившая слишком много.

— А кто меня проводит? — испугалась она.

— А ты не доберешься сама?

— Нет, — ответила она. И я ей поверила.

Провожая домой ребенка, брошенного единомышленниками, я думала: а может, действительно написать правду о сатанизме Зеленого театра? О сатанизме без кровавых жертвоприношений и черных месс, но от этого не менее опасном. О жертвоприношении раненых детских душ, заблудившихся во мраке. О детях, отпугивающих эпатажным поведением всех, кто мог бы их полюбить. О недорослях, готовых разрушать себя ради сомнительной романтики князей тьмы, которые делают бизнес на сотнях искалеченных судеб. О сердцах, которые, отчаянно стремясь к запредельной полноте ощущений, лишают себя простой и искренней любви не “от мира сего”...

Кто же поможет этим заблудшим душам?

Дарья Дубницкая

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me