Православные храмы

Свято-Троицкий храм (на Батыевой горе)

Рабочий поселок на Батыевой горе возник на рубеже ХІХ — ХХ вв. и…

Храм иконы Божией Матери «Экономисса»

21 декабря 2010 года, по благословению Блаженнейшего Митрополита…

Храм Успения Пресвятой Богородицы (на Позняках)

Село Позняки упоминается с 1571 г. В XVIII в. в Позняках был построен…

Публикации

Почитание святой великомученицы Варвары

Прошло 1700 лет со дня мученической кончины 12-летней девочки — святой…

Я был в секте (Взгляд изнутри)

Мой жизненный путь начался в маленьком поселке Мурманской области. Церкви у нас…

В преддверии великого поста

На вопросы читателей отвечает Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея…

П ятьсот лет назад на Поместном Соборе была окончательно низложена новгородско-московская ересь, свыше 30 лет вносившая смуту в жизнь Православной Церкви, — более известная в истории как ересь жидовствующих.

Это было масштабнейшее еретическое движение в истории древней Руси: по длительности существования, по географическому (Новгород, Псков, Москва, а возможно, и другие центры) и сословному охвату. Ему сопутствовали чудовищное извращение вопросов веры, кощунство над таинствами и святынями, на бытовом уровне обретавшие совершенно безобразные формы.

Судьба некоторых лиц, в той или иной степени причастных к этой ереси, непосредственно связана с Киевом. Новгородским архиепископом на момент появления ереси был свт. Феофил, мощи которого ныне почивают в Дальних пещерах Киево-Печерской Лавры. В силу объективных причин владыка не смог сразу пресечь ересь, к тому же в 1478 г. он стал жертвой боярских интриг: три года был в заточении в Чудовом монастыре, где тяжело заболел. В болезни владыке явился свт. Нифонт, епископ Новгородский, мощи которого почивают в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры, и напомнил о данном когда-то обещании поклониться Печерским чудотворцам. Святитель Феофил отправился в Киев и уже приближался к Днепру, как болезнь его усилилась, и он получил откровение о том, что живым не достигнет пещер, однако тело его упокоится там.

Согласно официальной версии, инициатором новгородско-московской ереси XV–XVI вв. был еврей Схария (Захария), прибывший в свите князя Михаила Олельковича (Александровича), которого новгородцы призвали в 1470 г. из Киева на княжение. Михаил был двоюродным братом московского князя Иоанна ІІІ. Старший брат Михаила, Симеон Олелькович (1452–1470 гг.), княживший по смерти отца, воспитывался вместе с Иоанном ІІІ при великокняжеском дворе в Москве.

В 1440 г., после гражданской войны в Польско-Литовском государстве (30-е гг. XV в.), Киевская земля получила статус удельного княжества. Когда государственная власть в Литовском княжестве укрепилась, в целях ограничения московского влияния было решено изменить форму правления Киевщиной путем преобразования княжества в воеводство и назначения воеводой католика Гаштовта. Посольство киевлян просило короля назначить князем вместо умершего Симеона его брата Михаила, находившегося в то время в Новгороде. Однако просьба киевлян была отклонена, и в Киеве силой был утвержден Гаштовт. Тем не менее надежда на достижение независимости от королевской власти не угасала в украинском обществе вплоть до начала XVI в.

Прямым следствием событий 1471 г., связанных с учреждением воеводства, стал составленный в Киеве в 1480 г. заговор, имевший целью выход из Польско-Литовского княжества. Возглавил заговорщиков Михаил Олелькович, лишенный королевской властью права не только на киевский княжеский стол, но и на наместничество, вместе с князьями Иоанном Ольшанским и Феодором Бельским. Опираясь на желание местного населения защититься от католической экспансии, князья вели активные переговоры о воссоединении с Москвой. Для этого была проведена предварительная дипломатическая подготовка. Однако заговор раскрыли, и в августе 1481 г. в Киеве Михаил Олелькович вместе с Иоанном Ольшанским были казнены.

В это время Схария, личность которого до сих пор остается загадочной и до конца не выясненной, успешно распространял свое лжеучение в Новгороде, создав тайную еретическую организацию во главе с местным духовенством. В 1480 г. ересь, по словам церковного историка, “с диким нечестием и страшными мерзостями разврата” стала распространяться в Москве.

В 1487 г. на Новгородскую архиепископскую кафедру был назначен свт. Геннадий. Узнав о существовании антицерковного общества, он тотчас поставил в известность митрополита и великого князя, а сам тем временем принял  решительные меры по прекращению его деятельности. Борьба с ересью требовала от Православной Церкви не только принятия решительных административных мер, но и мощных обличительных сочинений. Между тем уровень просвещения в то время был очень низок, что и способствовало успеху учителей лжи, сеятелей ересей и расколов. Святитель Геннадий обратил внимание на отсутствие полного перевода Библии. Единственным очагом просвещения, веры и благочестия были монашеские обители.

Около 1493 г. по зову Новгородского святителя против ереси со всей силой пламенной веры и ревности о Господе выступил настоятель входившей в Новгородскую епархию Волоколамской обители прп. Иосиф. Видя, что обращения владыки к верховной власти об искоренении ереси не дают результатов, преподобный пошел иным путем: он прямо призвал епископов, монахов и благочестивых мирян противостать злоумышленникам.

Еретическое общество состояло большей частью из людей образованных, занимавших высокое положение, но разрушительный импульс, исходящий от самой ереси, обретал на бытовом уровне, ввиду невежества простого народа, просто отвратительный вид: по свидетельству современника, некоторые в исступлении “кусали иконы зубами”. Главные положения лжеучения подрывали самые основы благодатной церковной жизни: отвергали троичность Бога, Божество Иисуса Христа, таинства, церковную иерархию и монашество. Конспиративный характер еретического общества и ложные клятвы вероотступников очень осложняли борьбу с ним. И лишь спустя почти 35 лет ересь была окончательно разгромлена.

Преодоление ереси дало толчок к возрождению духовной жизни на Руси. Для утверждения Православия нужны были просвещенные пастыри, и свт. Геннадий, сам имея превосходное образование, первый начал говорить о необходимости устроения училищ для духовенства. Перу архипастыря принадлежат “Окозрительный устав” в двух редакциях, жития и службы некоторым святым; под его руководством была составлена “Четвертая Новгородская летопись” (до 1496 г.). Но главным просветительским подвигом святителя явилось, безусловно, вдохновленное им создание в 1499 г. первого полного славянского перевода Священного Писания, оставшегося в истории русской культуры как Геннадиевская Библия. Отметим, что Библия на то время еще нигде в Европе не была переведена на национальные языки (если не считать английский неканонический рукописный вариант Д. Уилклифа).

Другим результатом борьбы, сохранившим немеркнущее значение для Православной Церкви и культуры, является труд прп. Иосифа Волоцкого, позже получивший удивительно точное название — “Просветитель”. (В общей сложности перу преподобного принадлежит около 40 произведений различной направленности.) “Просветитель” органически вобрал в себя, подчинив общей апологетической задаче, фрагменты Священного Писания и творений святых отцов, эпизоды из житий святых и церковной истории.

* * *

Историки отмечают, что именно с разгромом новгородско-московской ереси XV–XVI вв. идея Святой Руси была принята в Православном Великом княжестве Московском в качестве государственной. Настроение эпохи нашло отображение и в народной творчестве, которая, по выражению проф. А. В. Карташева, была довольно богата церковно-патриотическими произведениями, но вплоть до XVI в. не знала термина “Святая Русь”. И своего рода маяком, указывающим путь к преодолению всех бед и напастей, звучит из глубины веков призыв: “Русь Святая, храни веру Православную, в ней же тебе утверждение!”

Александр Кукуишко

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me