Православные храмы

Храм мученицы Раисы Александрийской (на Дарницком кладбище)

В течение осени 2008 г. осуществлено строительство типового храма.…

Храм мученицы Татьяны (на Оболони)

Храм размещается в приспособленном палаточном помещении. Первый…

Храм праведного Иоанна Кронштадтского (в 1-й больнице Дарницкого района)

Община святого праведного Иоанна Кронштадтского была создана при…

Публикации

Чудотворный образ “Призри на смирение”

В Введенском монастыре города Киева хранится чудотворная икона “Призри на…

Как привлечь молодежь в Церковь

Работа с молодежью — один из самых актуальных видов служения в Православии.

...Мы стали в чем-то лучше

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины,…

В переводе с греческого слово “икона” означает образ, портрет. Трудно представить жизнь человека без этого сакрального спутника.

Как часто мы смотрим на икону, воспринимая лишь общий ее абрис — главный образ или праздник, который в ней запечатлен. Мы не столько рассматриваем ее детали, пытаясь угадать их явный смысл, соединить их в определенный сюжет, сколько воспринимаем саму суть, заложенную в изображении. Икона таинственно общается с нами посредством Духа. И это, наверное, самое важное, что отличает ее от других памятников изобразительного искусства.

Не случайно в древности, во времена византийской культуры (I–X вв.), художники-иконописцы особым образом готовились к написанию иконы. Они погружались в молитвенное состояние до и во время работы, очищаясь и настраиваясь на определенный образ мыслей и чувствований. Отсюда и главные стилистические особенности иконописи: ее аскетизм, символичность, строгое соблюдение канона. Мы воспринимаем красоту иконы, ее содержание субъективно, в то время как иконописец сознательно преодолевает свое “я”, подчиняя его авторитету Предания. Пресловутое самовыражение творческой личности, самобытной индивидуальности, пышно расцветшее в эпоху Возрождения и присущее всему искусству вообще, в данном случае совершенно исключается. Имперсонализм* — вот то, что отличает икону. Иконописец работает не для себя и не для своей славы, а во славу Творца. Художник практически ничего не делает “от себя”, а работает в установленном каноне, где главным является точность, следование образцу. В постановлении второго Никейского Собора (787 г.) говорится: “Не изобретение живописцев производит иконы, а ненарушимый закон и предание Православной Церкви; не живописец, а святые отцы изобретают и предписывают. Очевидно, им принадлежит сочинение, живописцу же — только исполнение”. Поэтому ни одному иконописцу даже в голову не могла прийти мысль поставить подпись под своим произведением.

И все же нужно отметить, что столь строгое предписание корректировалось самой жизнью. Иконописный канон из суммы внешних правил, ограничивающих творчество художника, перерастал во внутреннюю необходимость, сознательно принимаемую иконописцем как созидательное правило. Канон стал той формой, в которую Церковь облекает подчинение человеческой воли Божией воле и создает их гармоническое сочетание. Как подтверждение этого — неповторимые, самобытные стили великих иконописцев: прп. Алипия, св. Феофана Грека, Андрея Рублева, св. Дионисия и др.

В русской иконописной школе основной акцент переносится не на тяжесть подвига, а на радость его плода, на благость и легкость бремени Господня. При необычайной глубине ее содержания икона радостна и легка, полна безмятежного покоя и теплоты. Вот почему разнообразные иконографические типы русских икон пользовались у верующих особой любовью и почитанием.

Почти с каждым таким образом связаны таинственные предания, загадочные истории. Они и определяли суть праздника той или иной иконы и столь важное для нас обращение к ней в тех или иных житейских обстоятельствах. Среди таких проникновенных типов икон, посвященных Богородице, — икона “Нечаянная радость” (празднование 9/22 декабря). Интересна и поучительна история этого образа, рассказанная свт. Димитрием Ростовским. Как-то один разбойник собрался идти на преступное дело и перед выходом, обратясь перед святым образом к Богородице, помолился. И внезапно увидел, что у Божественного Младенца открылись язвы на руках и на ногах, а из бока хлынула кровь. Пав на землю, разбойник в страхе спросил:

— Госпожа, кто это сделал?

— Ты и прочие грешники, — ответила Богородица.

— Владычица, — в слезах воззвал грешник, — пусть мои грехи не победят Твоей Благости. Молись обо мне Сыну Своему и Богу нашему.

Дважды просила Богородица за разбойника Сына Своего, Младенца Христа, пока Он не ответил:

— Я исполню Твою просьбу. Пусть же он в знак прощения припадет к Моим язвам.

С тех пор разбойник стал жить честной и благочестивой жизнью.

Именно это событие, по Преданию, послужило поводом к написанию иконы Божией Матери “Нечаянная радость”. История свидетельствует о том, что Бог милостив ко грешнику и на него прежде других обращает свой взор. С другой стороны, именно падший человек, раскаявшись, более восприимчив к христианской вере и больше чтит Бога, нежели внешне “благочестивый”, живущий якобы праведной жизнью человек с правильными взглядами. Таким образом, радость Богу доставляет покаявшаяся душа грешника, а не формальное, обрядное поклонение. От списков иконы “Нечаянная радость” происходили разные чудеса, но особенно часто от нее получали исцеление от глухоты, что довольно символично, ведь глухота бывает не только физическая, но и сердечная, или душевная. Как только человек становится восприимчив к Божественному, к идее праведной жизни и начинает слышать голос совести, голос души, к нему возвращается и слух физический. Когда же человек слышит только себя, то ему не удается слышать других. Без духовного слуха невозможен и слух физический.

Приведенная выше история разбойника еще раз свидетельствует о присутствии некой тайны, заключенной в памятнике иконописи. Тайна эта, приоткрываясь миру, преобразует икону в живой организм, способный очистить, исцелить и освятить нашу жизнь своим нетварным светом.

Андрей Морозов

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me