Православные храмы

Храм Воскресения Господня (на Лесном кладбище)

Храм Воскресения Христова действует на территории Лесного кладбища с…

Храм преподобного Симеона Столпника (в Петропавловской Борщаговке)

Время возникновения Петропавловского монастыря на Борщаговке не…

Храм святителя Николая Мирликийского (в детском доме «Малятко»)

Детский дом «Малятко» около 10 лет духовно окормлялся до постройки…

Публикации

Духовное значение церковной свечи — нашей жертвы Богу

Свечи, которые верующие покупают в храме, чтобы поставить в подсвечники возле…

Не будем роптать на Бога

Народ страны Гадаринской, которая находилась на берегу Галилейского моря,…

Размышления перед Великим постом

Православная Церковь, как чадолюбивая мать, постепенно готовит верных своих ко…

У различных общественно-политических организаций и партий уже вошло в привычку выступать с лозунгами в поддержку современной молодежи, говорить о ней как об основе нашего дальнейшего существования.

Ясно, что именно молодежь является гарантом обеспечения будущего любого государства —  как светлого, так и темного (в зависимости от того, в каком духовно-нравственном направлении устремит свой взор наиболее интеллектуально одаренная ее часть).

Так какова эта прослойка думающей молодежной элиты? Что собой представляет  среднестатистический студент — тот самый студент, чье мировоззрение только-только формируется? По принятии Конституции, закрепившей деидеологизацию общества, наше студенчество оказалось в очень непростой ситуации: идеологический плюрализм лишил его четких ориентиров. Самостоятельное восхождение к Истине не каждому по силам.

Безусловно, учение Христа содержит ответы на сложнейшие жизненные вопросы, однако современное христианство поставлено в условия цивилизации досуга, в которой первое место занимают “хлеб и зрелища”, а уж за ними идут семья, Родина, Бог. Неудивительно, что сегодня наши люди нередко выдают фразы вроде: “Я атеист, но при этом я славянин, а значит, православный”. Или наоборот: “Я православный, но атеист”.

По меркам “нового мышления”, христианину не следует сколько-нибудь существенно привязываться к символам и святыням своей традиции и отвечать на выпады против их состоятельности. Если же он все-таки попробует возразить, то услышит снисходительно-назидательное: “Смотрите на вещи шире! Не связывайте себя какой-то одной позицией по этому вопросу”.

Жизнь без убеждений (а, по Юнгу, именно такая жизнь порождает шизофрению) начинает считаться нормой. Человек же с твердыми религиозными убеждениями, которые не меняются с каждым новым газетным выпуском или каждой встречей с новым собеседником, рассматривается как угроза для общественного порядка. Может ли христианин в таких условиях вести равноправный диалог с окружающим миром? Конфликт между христианской мыслью и светским обществом очевиден. Светская наука профанирует глубочайшие религиозно-философские темы.

На любом гуманитарном факультете студент может выбрать общеобразовательный спецкурс, например по основам православной культуры или философии. Однако большинство молодых людей и не думают напрягать свои извилины вопросами религии. От жизни им нужны только “хлеб и зрелища”.

Потребности нашей молодой интеллектуальной элиты сводятся к удовольствиям. Автору статьи такая позиция “прогрессивного студенчества” известна не понаслышке: учась в известном московском вузе, он сам имел возможность наблюдать весьма специфические жизненные интересы студентов исторического факультета. К 22 годам выпускник вуза часто уже опустошенный сосуд. Это человек уставший, разбитый, много в жизни попробовавший и узнавший — в основном лишь ее темные стороны. Целомудрие стало редкостью. Общий моральный упадок приходится констатировать по всем студенческим “фронтам”.

Поистине, в студенчестве сбываются идеалы социалистической утопии, продекларированные еще в начале XIX в. социалистом Фурье: “Граждане, наиболее полезные общественному механизму, те, кто наиболее склонны к утонченным наслаждениям и смело отдаются удовлетворению своих страстей. В обществах комбинированного строя самое полезное для торжества правды — любовь к богатству”. Фурье учил своих последователей: “Наслаждайтесь моментом… Избегайте любого брачного или иного союза, не дающего удовлетворения вашим страстям уже сейчас. К чему вам работать на пользу общего блага?.. Весь распорядок комбинированного строя будет прямой противоположностью нашим человеческим навыкам и вынудит поощрять все то, что мы именуем пороком” (см.: “Теория четырех движений и всеобщих судеб”, “Теория всемирного единства”).

Так формируется тип “цивилизованных дикарей”, кое-как знающих основы своей специальности, владеющих хотя бы одним иностранным языком, работающих со сложнейшей оргтехникой — и не имеющих ни малейшего представления о своем истинном предназначении.

Вторая (или, по значимости, даже первая) студенческая проблема — пьянство. Как-то в начале учебного года мне позвонила моя соседка, очень интеллигентная женщина, и пожаловалась на своего внука-второкурсника, который перестал появляться в институте: каждый вечер он приходил домой пьяный, ну и, естественно, просыпал занятия. “Вы не волнуйтесь, — успокаивал я свою соседку. — Это временное явление: многие студенты выпивают во время обучения”. Понимая, что такими речами соседку не убедить, я посоветовал ей поделиться своим горем со священником.

Наука нынче не в моде, религия считается отвлеченной от жизни. Ее сменили увлечения: молодежь пополняет свои знания пороков, приобретает опыт чувственного наслаждения. Ей нужны “хлеб и зрелища”, как и темному плебсу времен Юлия Цезаря.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me