Православные храмы

Храм блаженной Ксении Петербургской (в Дарницком районе)

19 февраля 2011 года по благословению Блаженнейшего Митрополита…

Храм равноапостольного князя Владимира (в Наводницком парке)

Закладка Владимирского храма была совершена Блаженнейшим Митрополитом…

Покровский собор на Оболони

В первой половине 1990-х годов по проекту Валентина Исака и Игоря…

Публикации

Единство во Христе не допускает разделения

На глас архангельских труб, раздающихся с небес, и по молитвам святого…

Человек предполагает, а Бог располагает

Завтрашний день, как и вообще будущее, всегда волнует человека. Это является…

Явление Божией Матери в Зейтуне

Весной 1968 г. в Каирском пригороде Зейтун произошло необычайное событие.…

О святом патриархе-мученике Гермогене – ревностном защитнике Православия

Священномученик патриарх Гермоген (около 1530–1612 гг.) являет собой пример церковно-патриотического служения, имеющего огромное историческое значение. Его образ — это образ старца-патриарха, крупнейшей фигуры эпохи Смутного времени, ревностного защитника Православия, патриота, Предстоятеля Церкви — спасителя Отечества, патриарха-мученика.

Свт. Гермоген на посту Предстоятеля Церкви — яркое свидетельство активной общественно-политической деятельности во имя спасения Родины и Православной государственности. В условиях, по сути, первой в истории нашей страны гражданской войны, которую современники определили точным словом “Cмута”, патриарх Гермоген до конца оставался верен своему долгу первосвятителя и своей жизнью вдохновлял и давал пример для подражания всем верным сынам Отечества, будучи истинным пастырем, указующим путь своей пастве в тяжкую годину всенародных бедствий.

О происхождении свт. Гермогена среди историков нет единого мнения. Одни считают, что он происходил из рода князей Голицыных, другие предполагают, что он был из донских казаков. Сведений о его жизни не много. С юности Ермолай (мирское имя святителя) подвизался в Казанском Спасо-Преображенском монастыре под началом св. Варсонофия, житие которого позже и написал. Рукоположен в священники он был уже в довольно зрелом возрасте — в 49 лет. Ермолай был непосредственным свидетелем и участником явления Казанской иконы Божьей Матери. Будущий святитель первым удостоился взять икону от земли и перенести в кафедральный собор Спасо-Преображенского монастыря. Ему же принадлежит и описание явления и чудес Казанской иконы Божьей Матери, а также молитва Казанской иконе Божьей Матери “Заступница Усердная”.

В 1583 г. Ермолай, постригшись с именем Гермоген, был возведен в игумены того же Спасо-Преображенского монастыря. На Соборе 1589 г., на котором был избран первый отечественный патриарх — Иов, игумен Гермоген был поставлен первым митрополитом Казанским. На этом посту святитель проявил себя как ревностный и деятельный пастырь, заботящийся прежде всего о просвещении вверенной ему паствы (Казань была присоединена к России только в 1552 г.). На Казанской кафедре свт. Гермогена и застало Смутное время.

Смута — это трагические события отечественной истории 1584–1613 гг. Истинная причина этих событий, как справедливо указывал современник — патриарх Иов, кроется в клятвопреступлении, как всенародном грехе, вызвавшем всенародные бедствия. Народ, еще недавно настойчиво звавший Бориса Годунова на царство, присягавший ему как законному государю, нарушил свои обеты верности, отринул законного наследника престола и попустил его убийство. В итоге воцарился самозванец и вероотступник, беглый монах Григорий Отрепьев (Лжедмитрий І). Первый патриарх Московский свт. Иов, не побоявшись гнева самозванца, в храме во время богослужения обличил клятвопреступление, за что был низложен и отправлен в ссылку.

Григорий Отрепьев вскоре был свергнут своим ближайшим окружением, обманувшимся в своих ожиданиях. Новый царь, Василий Шуйский, искал опору своему правлению не в религиозно-нравственной области, а в балансе интересов и сил представителей сословной верхушки, постоянно раздиравшейся местническими противоречиями и спорами. Это вызвало новый виток эскалации конфликта в обществе, страна гибла в мятежах и распрях.

Василий Шуйский предложил свт. Иову вернуться на патриаршескую кафедру, но святитель, сославшись на слепоту и старость, отказался, назначив своим преемником Казанского митрополита Гермогена, также пострадавшего от самозванца за твердость убеждений. Свт. Гермоген был возведен на патриарший престол и, невзирая на возраст (76 лет), начал активно действовать в интересах защиты Православной государственности.

К тому времени к Москве подошли войска под предводительством Ивана Болотникова, требуя низложения Василия Шуйского. Посланная против них армия перешла на их сторону. Патриарх Гермоген отлучил Болотникова и примкнувших к нему мятежников от Церкви. Ме-ра оказалась действенной. Вскоре, в августе 1607 г., в сопровождении польских войск объявился Лжедмитрий ІІ. В 1608 г. он уже стоял в Тушино, в 12 километрах от Москвы. Здесь он обосновал свою резиденцию. Объявив себя законным государем, сыном Ивана Грозного Димитрием, он сформировал альтернативное правительство и начал рассылать политические воззвания.

За спиной Лже-дмитрия ІІ стояли антиправославные силы Речи Посполитой, в частности иезуиты. История сохранила инструкции для их агентов на случай прихода к власти самозванца. В них предписывалось: 1) за-крыть доступ в страну противникам унии; 2) из-гнать греческих монахов; 3) подбирать влиятельных людей и духовенство, склонных к унии; 4) представлять унию как прогрессивное явление; 5) отправлять наиболее способную молодежь за границу в иезуитские учебные заведения; 6) популяризировать латинское богослужение; 7) пропагандировать унию через священников-униатов из русских.

Царская власть в лице Василия Шуйского не смогла приобрести авторитет, способный сплотить вокруг себя народ. Боярские партии были против Шуйского. Простой народ соблазнялся популистскими призывами самозванца. Смута разлагала существующий порядок. В конце 1609 г. была совершена попытка свержения Шуйского. Свт. Гермоген не разделял политики, проводившейся Шуй-ским. Летопись характеризует его во взаимоотношениях с царем так: “К царю Василию строптиво, а не благолепно беседоваша всегда. Не совещаша с ним отчелюбно”. Но в данный критический момент свт. Гермоген смог убедить народ сохранить верность государю, видя в этом залог существования самого государства.

Затем святитель обращается с рядом посланий к мятежникам. В них патриарх-патриот призывает народ подняться на высоту идеала православной нации как хранительницы высшей святыни и правды. Свт. Гермоген не бичует и обвиняет,но умоляет и призывает образумиться и обещает им полное братское прощение, лишь бы они покаялись.

“Обращаюсь к вам, бывшим православным христианам всякого чина, возраста и сана, — писал он в первой грамоте, — а ныне не ведаем, как и назвать вас, ибо вы отступили от Бога, возненавидели правду, отпали от Соборной Апостольской Церкви… вы забыли обеты веры, в которой вы родились, крестились, воспитывались и возросли, преступили крестное целование и клятву стоять до смерти за дом Пресвятой  Богородицы… и пристали к ложно мнимому вашему царику… Болит моя душа, болезнует сердце, и все внутренности мои терзаются, я плачу, с рыданием вопию: помилуйте, помилуйте, братие и чада, свои души и своих родителей… Посмотрите, как Отечество наше расхищается и разоряется чужими, какому поруганию предаются святые иконы и храмы, как проливается кровь наповинных, вопиющая к Богу. Вспомните, на кого вы поднимаете оружие: не на Бога ли, сотворившего вас, не на своих ли братьев? Не свое ли Отечество разоряете?.. Заклинаю вас именем Господа Бога, отстаньте от своего начинания, пока есть время, чтобы не погибнуть вам до конца, а мы по данной нам власти примем вас, обращающихся и кающихся, и всем Собором будем молить о вас Бога и упросим государя простить вас”.

В другой своей грамоте святитель говорит: “Бога ради, познайте себя и обратитесь, обрадуйте своих родителей, своих жен, и чад, и всех нас, и мы станем молить за вас Бога… мы с радостию и любовью восприимем вас и не будем порицать вас за бывшую измену, ибо один Бог без греха”.

Шуйский, не найдя достаточно сил для подавления смуты, решил прибегнуть к военной помощи Швеции. В итоге это спровоцировало польскую интервенцию и привело к свержению самого Шуйского в 1610 г. Напрасно свт. Гермоген объяснял народу, что нет спасения там, где нет благословения свыше, что измена и новое клятвопреступление — это не выход из положения, а еще один шаг к пучине анархии.

Было решено призвать на царство польского королевича Владислава с условием принятия им Православия. Речь шла лишь о заимствовании династии с полным сохранением независимости и самостоятельности. Свт. Гермоген возражал и выдвигал кандидатом на престол Михаила Романова (ставшего царем в 1613 г.). Но бояре воспротивились выбору святителя. И патриарх Гермоген уступил, но поставил такое условие: “Если королевич крестится и будет в Православной вере, то я вас благословляю; если не оставит латинской ереси… да не будет на вас Нашего благословения”. На самом деле польский король Сигизмунд ІІІ и не думал выполнять условий соглашения; он рассчитывал захватить власть, пользуясь внутренней слабостью государства.

Практически одновременно с этими событиями летом 1610 г. началась шведская интервенция. Непримиримые враги, поляки и шведы, вместе участвовали в разграблении русских земель, пользуясь хаосом, царившим в стране в то смутное время. Летом 1611 г. боярская верхушка Новгорода предательски впустила швед-ские войска в город.

С согласия Боярской Думы в Москву вошли польские войска. В условиях анархии, царившей среди бояр — частично просто изменников, частично преследовавших сугубо свои интересы, на страже Церкви и Отечества бодрствовал только один старец, ветхий и слабый телом, но несокрушимо твердый духом, — патриарх Гермоген. Видя намерения Сигизмунда и зная козни иезуитов, свт. Гермоген разрешил всех от присяги польскому королевичу и разослал грамоты, призывая православных на защиту веры и Отечества.

Дума убеждала святителя успокоить народ и распустить ополчение. Патриарх Гермоген был непреклонен: “Все смирится, когда вы, изменники, со своею Литвою исчезнете, но в царственном граде виде ваше злое господство, в святых храмах оглашаясь латинским пением, благословляю достойных вождей христианских утолить печаль Отечества и Церкви”. На святителя не действовали ни ласки, ни угрозы — на тот момент он явился непоколебимым столпом Православия, несокрушимым адамантом Церкви.

Но это был и крестный путь святителя. На Пасху 1611 г. патриарха Гермогена свергли и заточили вначале на Кирилловском подворье, а затем в Чудовом монастыре. Ему угрожали мучительной смертью, но старец, указывая на небо, отвечал: “Боюсь Единого, там живущего”. В это время 100-тысячное войско народного ополчения подошло к столице.

Но старец-святитель не дожил до дня освобождения Москвы от поляков. Воссылая до последнего вздоха молитву к Богу об избавлении Родины, патриарх Гермоген предал свой дух Господу 17 февраля 1612 г., уморенный голодом (изменники, ратовавшие за европейский выбор кормили старца больше года необмолоченным овсом). А 22 октября 1612 г. объединенные силы под командованием князей Пожарского и Трубецкого, а также казачьего атамана Заруцкого приступом взяли Китай-город. Поляки были обречены. Вместе с войском в город вошла и Казанская икона Божьей Матери, обретенная свт. Гермогеном в 1579 г. В память об этом событии Церковью установлено празднование Казанской иконы Пресвятой Богородицы (22 октября).

Во время Смуты народ как будто обезумел. По свидетельству современника, келаря Троице-Сергиевой Лавры Авраамия Палицына:

“...Всех твердых в добродетели предавали жестокой казни: метали с крутых берегов в глубину рек, расстреливали из луков, на глазах родителей сжигали детей, носили головы их на саблях и копьях; грудных младенцев, вырывая из рук матерей, разбивали о камни... Сердца окаменели, умы омрачились: вблизи свирепствовало злодейство... все хотели быть выше своего звания: рабы — господами, чернь — дворянством, дворяне — вельможами. Не только простые простых, но и знатные знатных и разумные разумных обольщали изменою... Гибли Отечество и Церковь; храмы истинного Бога разорялись, скот и псы жили в алтарях, злодеи пили из святых чаш, на иконах играли в кости, в ризах священнических плясали блудницы. Иноков и священников палили огнем, допытываясь сокровищ... Могилы везде возвышались как горы. Земледельцы жили в дебрях, в лесах и в пещерах неведомых... Матери, укрываясь в густоте древесной, страшились вопля своих младенцев, зажимали им рот и душили их до смерти. Не светом Луны, а пожарами озарялись ночи; ибо грабители жгли, чего не могли взять с собою...”

И в этой атмосфере безначалия и хаоса имя Предстоятеля Церкви, свт. Гермогена, стало символом твердости духа. Непоколебимым столпом благочестия, предивным хранителем христианской веры, твердым адамантом именует его летопись. Именно благодаря тому, что у Церкви был такой Предстоятель и паства послушала голоса своего пастыря стали возможны преодоление внутренней смуты гражданской войны, победа над внешними врагами и в конечном счете возрождение Православной государственности.

Александр Кукуишко

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua