Православные храмы

Храм архистратига Михаила (на территории областного госпиталя ГУ МВД)

15 июня 2011 года, Предстоятель Украинской Православной Церкви…

Покровский собор на Оболони

В первой половине 1990-х годов по проекту Валентина Исака и Игоря…

Храм новомучеников и исповедников Русских (на Лукьяновском кладбище)

С XIX в. на Лукьяновском кладбище был деревянный храм вмц. Екатерины.…
Полотенца купить в Омске
Купить самые дешевые шторы Только сегодня
abvtextil.ru

Публикации

Лист звичайного коледжанина до редакції журналу “Коледжанин”, копія редакції “Православної газети”

Шановна редакція журналу “Коледжанин”! Турбує вас звичайний коледжанин…

Вячеслав Дегтев: Вечная память. (Рассказ-реквием)

...Шли мы тогда, батюшка, из Владивостока в порт Ванино. Рейс был последний в…

“Не судите, да не судимы будете…”

Не зря говорят, что храм — это больница для больных духовно и телесно. Именно…

В разные эпохи пытались “очертить” рамки и границы последних времен, предсказать дату кончины мира, причем апокалиптические предчувствия усиливались там, где обострялись социальные и иные бедствия.

Приближение круглых дат тоже способствовало усилению подобного рода настроений. Известно, какое движение умов происходило в мире недавно, перед 2000 годом.

Чуть ли не каждый год все новые и новые “пророки” и провидцы появляются то здесь, то там, назначая дату кончины мира и предсказывая пришествие антихриста.

Как относиться к подобного рода предсказаниям? Всем, кто чрезмерно увлекается ими, следует, очевидно, напомнить слова Христа: “Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти” (Деян. 1, 7). На вопрос учеников: “Когда же это будет?” Христос ответил: “Берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, говоря, что это Я; и это время близко” (Лк. 21, 7–8).

Тем не менее, важное место в христианском учении занимает эсхатология, обращенность к “концу” мира. Забыть об этом — значит пойти на заведомое искажение Евангельского благовестия, свести Божественное Откровение к какой-то конформистской этике. Евангелие содержит ясные указания на то, что материальному миру однажды придет конец (Мф. 24, 14, 29–30; Лк. 21, 25–27).

Многовековой исторический опыт в свою очередь также подтверждает то, что вопрос о последних временах и пришествии антихриста не принадлежит к вопросам праздным. Более того, это вопрос жизненный, имеющий не только теоретическое или чисто этическое значение, но и значение религиозно-практическое. Это один из так называемых вечных вопросов, окончательное решение которых человеку до известного времени недоступно и которые, тем не менее, не перестают занимать его.

Реализация процессов глобализации и интеграции в единое, так называемое “демократическое сообщество”, также обостряет религиозно-эсхатологическую проблему, ставит перед христианским сознанием вопрос о религиозном смысле истории и ее завершении, служит религиозному определению и возрождению, связанному с обетованиями и пророчествами.

Но, в то же время, каждый христианин должен осознать свое бессилие в богословском исследовании эсхатологии, так как этот вопрос относится к реальности, о которой сказано: “...не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его” (1 Кор. 2, 9).

Чтобы избежать крайностей, т.е. слишком многое уточнить или слишком многое отнести к области невыразимой тайны, попытаемся поразмышлять над этим вопросом.

Основой духовной жизни христианина является осмысление собственного бытия в свете евангельской истины и личностного общения с Живым и реальным Христом. Благая и радостная весть Нового Завета должна освящать наше сознание и наполнять нашу жизнь светом и мудростью Христовой. К сожалению, сегодня мы являемся свидетелями так называемого “эсхатологического напряжения” или просто “эсхатологической прелести”, когда современное общество находится не в радостном и светлом ожидании Пришествия Христа, а в беспокойном, унылом треволнении антихристова мрака. Сегодня люди больше слышат об антихристе, его царстве, силе, могуществе и всевластии, нежели о царствовании Христа в нашей жизни, через проявление Его милости и любви к роду человеческому. Наше сознание чаще наполняется серостью, мраком, отчаянием, беспорядком и внутренней апатией, нежели надеждой, покаянием, светом Христовой истины и оптимистической апостольской деятельностью во славу Евангелия. Мы слышим, что настали “последние времена” и уже упразднилась истина. Скоро храмы нельзя будет посещать, особенно те, где будет принят идентификационный номер, и т.д. Встает один вопрос, чья это “проповедь” с призывом к “революции” и, в то же время, к социальной апатии? Разве такие настроения соизмеримы со словами Христа: “Я с вами во все дни до скончания века” (Мф. 28, 20), “… радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна” (Ин. 15, 11), “да не смущается сердце ваше и да не устрашается” (Ин. 14, 27)?

“Я создам Церковь мою, и врата ада не одолеют ее” (Мф. 16, 18) — эти слова Христа говорят нам не только о создании Церкви, но и о вечном источнике благодати, радости, милости и бесконечной любви Божией, раскрываемой и являемой всему миру в освящающих Таинствах Церкви Христовой. Поэтому ссылки на апокрифическую, псевдохристианскую литературу о последних временах, принятие мнения о том, что нельзя уже посещать храмы, есть — без всякого преувеличения — “хула на Духа Святого”, так как мы подвергаем сомнению, с одной стороны, слова Христа о вечном Его пребывании в Церкви, а с другой стороны — отвергаем благодать Святого Духа, которая наполняет и утверждает церковную институцию.

Как только Церковь Православная в лице своих иерархов раскрывает подлинные основы православной эсхатологии, основанной на радостном ожидании Христа, противники Церкви Христовой и некоторые верующие, поддавшиеся “антихристову треволнению и возмущению”, сразу же подвергают критике не только деятельность священнослужителей, но и всю церковную жизнь. И чем отверженней, жертвенней и “эффективней” будет миссионерская деятельность священства, параллельно с этим пропорционально будет возрастать противление и недовольство общественности, которая оказалась вовлеченной в так называемую прелесть псевдоэсхатологизма.

Отступление от Бога начинается там, где мы оставляем надежду и упование на Бога, и там, где мы сомневаемся и не верим в Церковь Православную. Даже если, анализируя и размышляя, принять страшное и лживое утверждение о том, что упразднится православное богослужение, что не будет ни благодати, ни Таинств, ни истинного священства, а в конечном итоге и самой Церкви, то зачем же совершилось на земле величайшее событие человеческой истории — Боговоплощение Господа Нашего Иисуса Христа? Вместо явления благодатного Царства Христова на земле тогда водворяется царство антихриста. В таком случае нужно признать, что диавол сильнее Бога, антихрист могущественнее Христа, и что замысел Творца о восстановлении, преображении и исцелении человеческой природы и самой жизни не осуществился, потому что силы ада поставили этому непреодолимую преграду, а это невозможно. Пребывая вечно в Церкви, Господь “имеет и священство непреходящее, посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них” (Евр. 7, 24–25). Современная “проповедь” о неосведомленности иерархии Церкви, т.е. священства, по сути и по содержанию есть проповедь о “смерти” Христа, так как упраздняется живое присутствие Творца в Таинствах Церкви и мудрость Христова.

Размышляя над так называемой “эсхатологической прелестью”, видный православный богослов  В.Н. Лосский пишет: “Надо сказать, что нынешняя “мода на эсхатологию” не имеет ничего общего с ожиданием неминуемого пришествия Христова, ничего общего с тем новым смыслом времени, который побуждал апостолов и их учеников благовествовать иудеям и язычникам о перевороте, совершенном Христом, Победителем греха и смерти во всем космическом строе”.

И, в завершение, хочу привести слова протопресвитера Иоанна Мейендорфа: “Бог не связан никакой естественной или исторической необходимостью: человек сам, в своей свободе, должен решить, будет ли для него и для его общества грядущее Царство Божие Страшным Судом или брачным пиром. Никакая эсхатология не верна христианскому благовестию, если она не условна, то есть если она не утверждает одновременно власти Бога над историей и задачи человека, вырастающей из подлинно реальной свободы, восстановленной во Христе для созидания Царства Божия”.

Священник Дионисий Мартышин, кандидат богословия

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me