Православные храмы

Покровская часовня (в Юридическом лицее, на Воздухофлотском проспекте)

Часовня в Юридическом лицее им. Я.Ю.Кондратьева при Киевском…

Храм равноапостольного князя Владимира и преподобной Евфросинии Полоцкой (на Владимирском рынке)

Первоначально деревянный храм в честь святого равноапостольного князя…

Часовня преподобного Нестора Летописца (в школе «Співтворчість», на Троещине)

Частная средняя общеобразовательная школа «Співтворчість» I–III…

Публикации

Мученик Гавриил Белостокский

Святой мученик Гавриил родился 22 марта 1684 г. в православной семье в селе…

Символ незламності Православ’я

Існує багато аргументів і доказів істинності християнства та істинності…

Православное понимание смысла жизни

Проблема смысла жизни – это проблема искомого идеала или истины. Её пониманием…

Преподобный Силуан говорил: “Брат мой — жизнь моя”. Состоящий в браке человек может сказать — и это будет единственно верный образ жизни для него — “Моя жена (или муж) и дети — моя жизнь. Они — содержание моей жизни, и именно живя с ними, я могу научиться Христоподражательной любви”.

Критерием моего духовного здоровья являются мои отношения с теми, с кем я живу. Никакого другого критерия нет. Жизнь семейная является мерилом христианского преуспеяния для тех, кто живет в миру.

“ВРАЧУ, ИСЦЕЛИСЯ САМ”

Все страсти взаимосвязаны и взаимозависимы. Главная страсть есть корень, из которого произрастают все другие грехи и недостатки. Если исторгнуть из сердца ребенка этот коренной грех, то и другие грехи ослабеют и отпадут.

Успех воспитания во многом зависит от того, чтобы как можно раньше обнаружить в сердцах детей главную страсть, главный порок и искоренить его.

Но чтобы иметь надлежащий успех в излечении этого главного нравственного недуга наших детей, надо сначала узнать его.

Для достижения этой цели родителями можно указать следующие правила:

Старайтесь, прежде всего, узнать борющий вас самих главный нравственный недуг, вашу собственную господствующую страсть.

Отец, мать, хорошо знающие свое собственное сердце, которым известны собственные слабые стороны, известен борющий их порок, легко могут узнать его и у своих детей, так как дети очень часто наследуют дурные склонности своих родителей.

Обыкновенно муж и жена в совместной жизни хорошо узнают и добрые, и слабые стороны друг друга. Дети же обычно унаследуют эти стороны от своих родителей. Поэтому, наблюдая пристальнее за всеми проявлениями воли своих детей, родители, может быть, смогут заметить в них те же дурные наклонности, которые они (отец, мать — муж, жена) видят друг в друге и которые причиняют немало неприятностей и скорбей в совместной жизни.

Затем второе правило:

Прислушивайтесь, что говорят о ваших детях другие.

Чужие люди обыкновенно лучше видят недостатки в наших детях, чем мы сами, так как они не бывают ослеплены ложною любовью.

Любите своих детей благоразумной христианской любовью. Неразумная, ложная любовь, какою она, к сожалению, большей частью бывает у родителей к детям, является одной из главных причин, почему они не замечают многих недостатков своих детей.

Наконец тщательно следите, за своими детьми, особенно в тот момент, когда они не знают, что за ними наблюдают.

Именно, следите за ними во время игр, когда они находятся между сверстниками и товарищами: тогда большей частью открывается их истинный характер и, скорее всего, обнаруживаются добрые и дурные их наклонности.

Искоренение главного порока в ребенке имеет, можно сказать, решающее значение во всем деле исправления его недостатков. Поэтому родителям надо, не пропуская никаких средств, стремиться всеми силами к тому, чтобы открыть главную страсть в ребенке и бороться с Божией помощью до полного искоренения ее и всех остальных пороков дитяти.

 

ЛЮБОВЬ НЕ ИСКЛЮЧАЕТ НАКАЗАНИЙ

Воспитующая любовь способна прибегнуть и к строгости. Более того, для формирования характера ребенка крайне важно, чтобы отец или мать всегда четким образом выражали свою позицию, твердые взгляды на вещи. Любовь не исключает и наказаний — христианство, в отличие от светского общества, внимательно ко всем мелочам в детской душе и непримиримо ко злу как таковому. Оно не знает формальной, правовой меры проступка (взял деньги из кошелька матери это простительно; разбил и ограбил витрину магазина, угнал мотоцикл — за это уже привлекаешься к судебной ответственности). С духовных позиций зло в человеке — это всегда зло, и если крайние его проявления неприятней всего и замечаются чаще, то происходят они, в свою очередь, из страстей более мелких, которые вовремя не были поправлены старшими.

 

РАЗЛИЧАТЬ ГРЕХ ОТ ГРЕШНИКА

Христианство рассматривает личность в ее уже чистом, святом составе, тогда как все наносное и вредное есть “неродное”, “ненастоящее” для нее. Различить грех от грешника — одна из фундаментальных основ воспитания. “Иное сказать: “он разгневался”, и иное сказать: “он гневлив”, и произнести приговор о всей его жизни”, — так учит об этом преподобный авва Дорофей. Только различив в ком-либо образ Божий, над которым грех совершает насилие, можно по-настоящему сострадать и желать помочь ближнему.

Христианин призван ни к чему иному, как к святости, и именно святость есть его истинно личное качество, проявленное наиболее полно и ярко. “Бог ведет воспитание к нашей пользе, не с тем, чтобы получить от нас что-нибудь, — пишет Феофилакт Болгарский, — но чтобы еще более приобщить нас к Его святости, т. е. к чистоте Его. Итак, воспитание есть приобщение к святости”.

Мы привыкли обращать внимание детей на то, что они плохо делают. Но ведь главная-то беда не в том, что плохое делают, а в том, что не стараются делать хорошее. Его ругают, и человек понял, что он — плохой. Но главная греховность — несоответствие идеалу, святости. Что такое покаяние? Это изменение в сторону идеала, святости. Если у меня есть только видение отклонения, а не движение к идеалу — это самое плохое. Самые наши грехи — не в делание, а в неделании. Когда взрослый человек приходит и говорит, что грехов у него особых нет, это свидетельство непонимания им цели своей жизни.

 

“ЧТИ ОТЦА И МАТЕРЬ...”

Особенно важно приучать детей с раннего детства к послушанию и беспрекословному исполнению родительской воли, ибо почтение к родителям, покорность и послушание есть наилучший учитель скромности, первейший признак смирения. Если Господь благословит несколькими детьми, то родители должны одинаково любить и заботиться обо всех, не давая никому из них никаких преимуществ.

Если родители хотят иметь послушных и покорных детей, то они должны подавлять в них гордость на самых первых порах ее проявления, ибо гордые дети бывают упорны и своевольны. Необходимо воспитывать в них кротость и смирение, ибо смиренные и кроткие дети бывают покорны и послушны. Чтобы дети были вместе с тем и счастливы, необходимо также воспитывать их в смирении и кротости, ибо смиренный и кроткий человек всегда будет и мирен, и доволен своим положением, а довольный человек есть уже и счастливый человек.

Любовь совершенно меняет смысл педагогической дисциплины: не запретить проступок, а пробудить в детской душе ощущение настоящей, духовной свободы. Если эта цель достигается, то даже во время строгого наказания ребенок замечает, что его любят, что к строгости старшего побуждает не раздражение (я предупреждал, а он за свое!), не желание сбыть с рук и продолжать жить собственной жизнью (если к вечеру не приготовишь уроки, получишь еще!), но забота о его подлинном благе, некая высшая целесообразность.

 

“НЕ РАЗДРАЖАЙТЕ ДЕТЕЙ ВАШИХ...”

Проблемы телесных наказаний при воспитании любовью, как правило, просто не существует. До телесных наказаний дело редко доходит — это, пожалуй, самый малоэффективный и непредсказуемый по последствиям тип воспитания, особенно если меры физического воздействия применять к детям часто.

Призыв апостола Павла к отцам не раздражать детей, дабы они не унывали (Кол. 3, 21), — лучше всего отражает существо христианского взгляда на дисциплину: как только дети начинают раздражаться и унывать от запретов и наказаний, строгость становится не только педагогически неоправданна, но и вредна.

Св. Иоанн Златоуст, касаясь мер наказания детей, говорит, что родителям больше подобает наказывать своих чад строгим тоном голоса и предупреждением, нежели мерами физического воздействия. Гневаясь, не согрешайте (Еф. 4, 26). Если гнев необходим, после того как кроткие упреки не подействовали, это должен быть гнев любви, происходящий не из желания преобладать, а из желания научить, что хорошо, а что плохо. Гнев — это не выход наших страстей, а педагогическое орудие. Домашняя дисциплина способна держаться и на авторитарном решении (и, нужно заметить, что иногда, во избежание большей беды, такой “домостроевский” метод себя отчасти оправдывает). Однако по-настоящему устойчивая и преемственная укладность возникает как русло для наиболее естественного выражения полноты отношений и чувств в доме. И, что важнее всего, именно такой распорядок обладает преимуществом не просто удерживать детей от их дурных намерений, но создавать простую, ненадуманную, уравновешенную, уютную, доброжелательную атмосферу взаимности и спокойной уверенности друг в друге, столь необходимую и питательную для юной души.

И.А.КУЗНЕЦОВА, педагог-психолог

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua