Православные храмы

Свято-Троицкий храм на Жилянской

Изначально Свято-Троицкий приходской храм находился на месте скверика…

Храм Собора архангела Гавриила при ТРК «Глас»

Община домовой церкви начала формироваться с 2003 года, со времени…

Храм преподобной Марии Египетской (в 7‑м роддоме)

Первая Литургия отслужена в день престольного праздника, 1/14 апреля…

Публикации

«Не сотвори собі кумира...»

“Не роби собі кумира і ніякого зображення того, що на небі зверху, і що на…

Православная молодежь отмечает свой день

На праздник Сретения Господня, когда международная общественность отмечает и…

Светлая седмица

Пасхальный период является временем особого переживания Воскресения Господа…

Как-то преподаватель Киевской Духовной Семинарии обратился к студентам со словами: “Образ священника в рясе с крестом формировался столетиями. И мы не вправе его искажать”. Для нас, тогда еще первокурсников, священник был наиболее уважаемым человеком в обществе. А для некоторых вообще “конечной инстанцией”.

В ответственные моменты своей жизни даже светские люди говорили: “А ты пойди к попу. Что он скажет, то и сделай”. И что Вы думаете: шли, слушали, делали и, самое главное, получалось. Но для некоторых из нас нескольких лет, проведенных в духовной школе, оказалось достаточно, чтобы понять, насколько несправедливым бывает общество по отношению к служителям алтаря. Причем люди часто, забывая о молитве, акцентируют внимание на том, как живет священник, на каком автомобиле ездит, какие облачения носит, какими деньгами рассчитывается в магазине.... Иногда семинарист еще не успел получить диплом, и уж тем более стать священником, а за его спиной уже говорят: “А что, станет таким же, как все, будет брать деньги даже с мертвых”. Порой бывает страшно от таких слов. Не за себя. За людей. Ведь каким жестоким и несправедливым нужно быть, чтобы так рассуждать. А уж тем более высказываться. Чтобы священник не имел, все это не “богатство, награбленное на большой дороге”, а плод упорного и долгого труда.

Не помню, кто сравнил священника с садовником — человеком, который встает на заре, трудится весь день и ложится в сумерках. И правда, давайте подумаем вместе: в каждом православном храме служат два раза в неделю — в субботу вечером и в воскресенье утром (не считая праздников). Что же делает священник в остальные пять дней? Кто-то занимается строительством храма, кто-то “мотается” по городу в поисках средств, чтобы, скажем, крышу в церкви починить. Кого-то попросили прочитать лекцию в школе, прийти в детский дом или посетить больницу. Кто-то “воспитывает” солдат в воинских частях или заключенных в тюрьмах. Многие священники занимаются широкой общественной деятельностью: издают газеты, ведут занятия в воскресных школах, возглавляют православные братства. А еще люди постоянно обращаются к ним с просьбой освятить квартиру, окрестить младенца или проводить человека в последний путь. А кто-то приходит со своими проблемами, чтобы получить совет. Одним словом, двери в священническом доме никогда не закрываются. Возникает вопрос: может ли священнослужитель заниматься чем-то еще “социально полезным” при таком напряженном режиме дня? Да зачем это, когда он прекрасно знает, что его без куска хлеба Бог не оставит. И это нормально.

Посмотрим, как священнослужитель относится к тому, что имеет. Складывается впечатление, что в любую минуту он готов оставить все.

Ведь мы почему-то не удивляемся, видя, как живут политики, педагоги, доктора, сотрудники правоохранительных органов и так далее. Это высокие и влиятельные люди. Но почему-то, когда им тяжело, они редко идут к психологам, экстрасенсам, заговорщикам.... Гораздо чаще “сливки общества” приезжают в заброшенные монастыри к простым монахам или в “забитые” села к провинциальным “попам”. Слезы наворачиваются на глаза, когда видишь вчерашнего атеиста, который пришел в поповский дом со словами: “Батюшка, у меня беда, помогите!”

Видел ли кто-то священника, который тут же начинает вспоминать все унижения, оскорбления и огорчения, которые принесли ему светские люди? Наоборот, он, откладывая свои проблемы, а уж тем более, амбиции, “спешит на помощь”.

И, наконец, еще одна маленькая деталь. Мы почему-то привыкли рисовать священника толстым, ленивым, неповоротливым. Но ведь это совсем не так. Иногда нам нравится стоять на службе в каком-нибудь кафедральном соборе, где служит собор священников, поет большой хор и молится много людей. Но давайте как-то в середине богослужения выйдем из этого храма и быстренько проедем куда-то в село. И что мы увидим? В простом сельском храме, где стоит три бабушки, а священник “сам читает и поет, и кадило подает”, также идет богослужение. Светский человек бы подумал: “И не в тягость ему это?” Представьте себе — не в тягость, а даже, наоборот, в радость! И все это не столько ради себя (сам бы правило прочитал и на том спасибо), а ради тех, кто приходит, и тех, кто никак не решится сделать это.

Вот такие они, священники. Когда люди спят, они бодрствуют, когда отдыхают — они трудятся, не жалея себя. А ведь у них тоже, быть может, есть семья, детки; может они тоже хотят чего-то большего от жизни? Вам не кажется? Бывает задумаешься над этим, так и приходят на ум слова, которыми преподаватель (ну, помните, о котором говорилось вначале) закончил тогда свой урок в Духовной Семинарии: “Не обижайте наставников Ваших”. А от себя лишь добавлю: “...ведь не такие они плохие, какими их пыталась показать атеистическая пропаганда”.

Александр АНДРУЩЕНКО

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me