Православные храмы

Храм святителя Луки Крымского (в 12-й больнице)

После Пасхи 1998 г. руководство 12 й больницы предоставило верующим…

Храм Рождества Пророка Иоанна Предтечи (на территории института Национальной академии внутренних дел)

Храм построен на территории учебно-научного института подготовки…

Часовня преподобного Нестора Летописца (университет права НАН Украины)

Строительство и освящение часовни стало результатом совместных усилий…

Публикации

Небесное воинство. 8/21 ноября Православная Церковь празднует Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

Празднование Собора Архистратига Божия Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных…

Врата в небо. О рукотворенной святыне

Всевышний не в рукотворенных храмах живет, как говорит пророк: “Небо — престол…

Над пропастью во лжи

Православие обладает полнотой Истины, но не претендует на монополию в Истине.…
К великому событию Схождения Благодатного Огня готовится Православная Церковь задолго. Самим хранением Святого Огня в течение богослужебного года в Храме Гроба Господня, в иных храмах и обителях Православная Церковь говорит о благоговейном отношении к этому чудному проявлению милости Божией, о надобности этого Огня как свидетельства того, что Господь нас не оставил, и свет Его Воскресения до сих пор осиявает мир.

Во втором веке, когда христианская община в Иерусалиме была крайне бедной, случилось так, что к пасхальной службе не было масла, чтобы влить в лампады, находящиеся на Гробе Господнем. Веруя в то, что Бог не оставит Своих рабов без Праздника, епископ Иерусалимский Нарцисс повелел приготовить лампады к востеплению и влил, по обычаю, в них до половины воду из Силоамского источника, подразумевая, что позже сверху будет налито в лампады масло. И вот тогда, по рассказу древнейшего историка Церкви Евсевия, зажглись сами собой лампады и светили в продолжение всего пасхального богослужения. Так мы получили первое свидетельство о благодатном действии Божием на Гробе Господнем.

С этого времени и появился обычай призывать Священный Свет в Великую Субботу, накануне Святой Пасхи. И обычай служения Божественной литургии вечером Великой Субботы также связан с Благодатным Огнем, который, как правило, сходит в начале второй половины дня.

Благодатный Огонь стал данностью Православной Церкви, драгоценным даром в утверждение святой веры. Поэтому, в течение многих веков христиане стремятся стать свидетелями чуда Его схождения.

Ожидание схождения Благодатного Огня было для христиан во все времена одинаково, и кроме высоких переживаний всегда был и обыкновенный страх. Ведь каждый присутствующий на этом действе весьма рискует: по преданию, если Огонь не сойдет, мусульмане перережут всех находящихся в Храме. От этого многие нервничали и усердно молились. Часто просили об исповеди - ведь сознавать, что Огонь может не сойти из-за наших грехов, страшно. Да и к смерти приготовиться в такой напряженной обстановке было правильным, вот и звучали разрешительные молитвы повсюду в Храме на разных языках. Приходилось русским священникам слушать непонятную исповедь греков, а румынским иереям принимать русскую исповедь -  кто с кем оказался в толчее, лишь бы были православные. Очень трогательно было видеть, как взаимно исповедовались русские священники с сербскими, а болгарские в это время читали Правило ко св. Причащению. Такое удивительное братание происходило в этот день в великом Храме.

Когда лучи солнца позолотили мозаичный купол Кафоликона, все стали готовиться к Крестному ходу.

Зазвучали удары металла о камень - это кавасы, ряженые под турок арабы, возвещали, что за ними шествуют почетные гости и поэтому им необходимо уступать дорогу. Звуки же такие они издают металлическими наконечниками больших посохов, которые всегда держат в руках и с силой ударяют ими о каменные плиты храмового пола.

К этому времени все лампады были уже убраны и служители Храма, а также полицейские строго следили, чтобы никто нигде не зажигал огонь.

Около 12 часов дня к Кувуклии был принесен большой кусок воска, и два греческих монаха стали его разминать руками, с тем, чтобы придать ему форму огромной лепешки. В это время представители христианских конфессий  -  Армянской Григорианской Церкви, Коптской, Римо-Католической и Иерусалимской Православной Церквей  - произвели осмотр внутри Гроба Господня на предмет отсутствия где-либо огня или средства к зажиганию. Это же сделала и полиция. После чего восковая "лепешка" была наложена на створки маленьких единственных дверей, ведущих в Кувуклию, в Гроб Господень. На них было поставлено множество печатей представителями христианских Церквей.

Этот обряд совершается в память о том, что Гроб Господень так же был опечатан по просьбе иудеев, и к нему была приставлена стража, в то время, когда тело Спасителя лежало в нем.

Одновременно печать эта есть как бы упрек неверующему миру, каждый год испытывающему: действительно ли Небесный Огонь на Гробе, или он тайно зажигается кем-то. Так или иначе, досмотр совершается ежегодно, даже с особым пристрастием в угоду публике, хотя Огонь сходит на протяжении многих веков.

Медленно стала подходить молчаливая процессия священников, которую завершает Блаженнейший Патриарх Святого Града Иерусалима и всей Палестины. Его вводят под руки в Святой Алтарь Воскресения Господня и облачают в святительские одежды.

При выходе из алтаря внезапно явила себя Божия Благодать! Вдруг по мраморной арке Святых врат в иконостасе заблистали яркие точки огней, они гирляндами стали"перемигиваться" и так же внезапно зигзагообразно ударил Свет на двух иконостасных колоколах, откуда полился ровной стрелой.

Патриарх под внезапные всплески огненной стихии вышел из алтаря и воссел на кресло, которое подняли над головами людей и, в окружении рослых гвардейцев в национальной греческой военной форме, понесли к Кувуклии.

Весь народ восклицал, приветствуя Патриарха: "Аксиос!", т.е. "Достоин!": достоин преподнести миру священный Огонь, провозвещающий об общем Воскресении из мертвых!

Крестный ход с пением "Свете тихий" под мерный звон колокола совершил круг с Патриархом вокруг Кувуклии, затем Блаженнейший сошел с кресла, и его стали разоблачать у входа в Кувуклию, тогда как Крестный ход совершил еще два круга. Все это время Кувуклия освещалась яркими фотовспышками. Но когда они вдруг прекращались, было видно, как по стенам Кувуклии бегали словно отсветы зарниц, как бы мелкие огни или очень тонкие блистания молний. Иногда они тончайшей паутинкой опутывали светом всю Кувуклию, особенно густо такой свет был на серебряном изображении Воскресения Христова, что над входом в Кувуклию. Это было так прекрасно и каждый раз так неожиданно, что люди невольно реагировали на эти свечения громкими "охами".

Патриарх вошел в Кувуклию, за ним вошел армянский епископ, и двери за ними затворились. Все напряглись. Внимание было сосредоточено на Кувуклии. Шепот и громкое пение "Кирие елейсон!" стали наполнять Храм.

И вот тогда стало заметно, как по Храму, слегка потрескивая, стали летать одиночные огоньки, подобно тому, как передвигаются шаровые молнии. Их движения были какими-то удивительно осмысленными. На Голгофе все стали свидетелями того, как такой огонек прилетел и "сел" на лампадку, что висела напротив места Распятия Господня, и лампада вдруг загорелась ярким огнем. Внезапно рядом висящая лампада также самопроизвольно возгорелась.

В это время яркий свет, словно солнечный луч, упал на купол Кувуклии из замурованного окна, что в куполе Анастасион. Рассказывают, что в своем истоке он был всех цветов радуги. И тогда заметили, как у входа в Кафоликон сами собой зажглись две лампады.

Пять или шесть минут был Блаженнейший Патриарх в Гробе Господнем. Говорят, что, войдя в Гроб, он успел лишь стать на колени перед ложем, на котором было положено две тысячи лет тому назад Тело Христово, как перед ним сразу же воспламенилась Данилова лампада, которая поставлена на этом ложе; Патриарх зажег свои свечи.

Первый Огонь подали в два каменных рукава, которые выведены сквозь толщу стен Кувуклии наружу, на юг и север. Пламя вырвалось огромными языками и стало растекаться по Храму, передаваемое от свечей друг другу. В этот момент ударили в колокола на внутрихрамовой звоннице православные. Люди закричали, даже завопили. Начался невообразимый шум.

Вышел Патриарх, неся в обеих руках большие пучки парафиновых белых свечей, из которых рвалось пламя Огня. Он благословил Святым Огнем мир на все стороны, и все рядом стоящие стали хватать своими пучками свечей Огонь из патриарших рук. В это время, несмотря на бесконечные фотовспышки, Кувуклия продолжала озаряться бликами Небесного Огня.

Ударили в колокола армяне, зазвонили католики. Какофония в Храме стояла необыкновенная. Люди, получая Священный Огонь, первым делом начинали им умываться в буквальном смысле этого слова. Ибо Благодатный Огонь в первые минуты вообще не жжет и не плавит свечей. Можно было видеть, как в Огонь омачивают волосы, бороды, и они, принимая огонь, не горели обычно и смрадно, но только пламенели. Ощущение при этом такое, словно кто теплым нежным мехом касается кожи лица или рук. Затем температура постепенно подымается, и тогда надо успеть отнять от кожи Огонь, который приобретает свойства физического огня.

Однажды, несколько веков назад, армянам (григорианам) удалось оспорить у православных право получить Священный Огонь, - православных в храм совсем не пустили, и они молились снаружи, во дворе, со своим патриархом. Армяне же ничего не получили: Огонь не сошел к ним. Но тогда Огонь исшел из колонны у входных врат церкви, колонна в этом месте треснула, и эта трещина видима до сего дня.

Десятки тысяч свечей одновременно горят в Храме. Раздается гул колоколов и радостные крики людей. Люди целуются, поздравляют друг друга, христосуются. Обнаружилось, что у некоторых свечи загорелись самопроизвольно до получения Огня.

В Храме сделалось весьма жарко: Огонь накалил воздух. Поэтому свечи стали гасить. Однако стало еще хуже, дышать было нечем, весь объем помещений заполнил дым. Говорят, на Голгофе было особенно тяжело, там низкие своды. Это обстоятельство вынудило людей спешно покидать Храм.

Те, кто не торопился, смогли насладиться внезапной тишиной Храма Воскресения, где гул колоколов не казался шумом, и где начиналась Божественная Литургия Великой Субботы. В душе рождалась осознанная радость  - радость, которая присуща только Пасхе Господней, радость тишины и ликования одновременно, восторг от обещания вечности и грусть от осмысления своего недостоинства. Христос воскресил на смертном Своем ложе Огонь Своего Воскресения, и Кресалом этого Огня стал Он Сам - Господь наш Иисус Христос!

Игумен Алипий (СВЕТЛИЧНЫЙ)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me