Православные храмы

Храм святителя Саввы Сербского (в поликлинике голосеевского района, на Теремках)

(При поликлинике № 2 Голосеевского района г. Киева). Православная…

Храм архистратига Михаила (на территории областного госпиталя ГУ МВД)

15 июня 2011 года, Предстоятель Украинской Православной Церкви…

Храм блаженной Ксении Петербургской (в 3‑й больнице Днепровсковского района)

Освящение храма и первая Литургия состоялись в день престольного…

Публикации

Детская молитва

Эту трогательную и поучительную историю из своего детства мне рассказала одна…

Откровение наркомана

Нет, вероятно, сегодня человека, который не знал бы, что наркотики — это мука,…

Борисоглебская церковь в Вышгороде: новая жизнь древней святыни

15 мая Православная Церковь праздновала память (перенесение мощей) святых…
Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне ибо таковых есть Царство Небесное. (Мф. 19, 14) Начало премудрости — страх Господень. (Притч. 1, 7) Без Христа суетно все образование. (Святой Иоанн Кронштадтский). Грамота без страха Божия есть не что иное, как безумному меч. (Свт. Тихон Задонский).

Ребенок-дошкольник — какой он? Педагоги отмечают, что детям  от 3 до 6 лет свойственен эгоцентризм, — они склонны считать себя причиной всего происходящего. Они ищут и находят ответ на любой вопрос и уже владеют речью в такой мере, что могут общаться с чужими людьми, любят  слушать сказки (правда, не дольше 5–10 минут). При этом почти не способны отличить реальное от фантастического. Ребенок может начать рассказывать об истинном происшествии и вдруг придумывает совершенно неправдоподобные детали. Дошкольники любят мастерить, но при этом не могут долго сидеть на месте.

Нравственное развитие в этом возрасте весьма примитивно, хотя дети порой знакомы с этическими ярлыками, которые так любят навешивать на них. “Плохой мальчик”, “хороший мальчик”, “непослушный” — как часто приходится ребенку слышать эти слова! Но он не способен понять, хорош или плох тот или иной поступок, почему любопытство и любознательность в одних случаях поощряются, а в других запрещаются. Будучи младенцем, он познавал свои способности и свое окружение; теперь же он накапливает тот опыт одобрения и осуждения своих поступков другими, который впоследствии оформит его понятия о “добре” и “зле”. Пятилетний ребенок знает, что “Бог хочет, чтобы мы были хорошими”, и “что мы не должны быть плохими”, но весьма смутно представляет, что такое “хорошо” и что такое “плохо”. Он просто отождествляет это с одобрением или осуждением со стороны взрослых. Именно проявления одобрения или осуждения в христианской семье и христианском окружении призваны формировать этические представления ребенка.

Поэтому дошкольнику совершенно недоступны такие сущностные понятия, как грех, покаяние, искупление, смерть, воскресение, жизнь после смерти, хотя он по опыту знает, что такое “быть послушным” и “получить прощение”. Он может знать о смерти кого-нибудь из близких или о рождении ребенка, но вызванные этим представления весьма примитивны и поверхностны.

Ребенок умеет хорошо держаться на людях, подражает жестам и поведению взрослых, охотно воспринимает наставления, как вести себя в храме, если только на него не слишком “давят”, что вызывает упрямое нежелание подчиниться.

В наше время мир дошкольника не ограничен домом, но родители все же остаются для него всемогущими. Нет опасности, от которой взрослые, как считает ребенок, не могли бы его защитить; не произойдет никакой трагедии, если рядом стоит мама. Такое ощущение “любящего и справедливого всемогущества” может быть весьма полезным для развития детских представлений о Боге.

Дети пяти лет вполне готовы воспринять простое изложение библейского рассказа о сотворении мира. Ребенок может принять активное участие в этом рассказе; например, можно попросить его закрыть глаза, чтобы “представить” тьму, которая была до того, как Бог сотворил свет, а затем открыть, чтобы “представить” свет. Можно дать им потрогать листики, цветы, семена; ребенок может изображать, как двигаются разные животные, как летают птицы.

Можно рассказывать о том, как Бог заботится о нас. Таков, например, рассказ о Ноевом ковчеге, то есть о том, как Бог спас Ноя, его семью, животных, как голубь улетел и после окончания потопа вернулся с зеленой веточкой. Этот рассказ можно разыграть в лицах. Детям понятны истории о Моисее в тростнике и об Иисусе Христе, усмиряющем бурю. Так же охотно воспринимаются рассказы о чудесах, если подчеркивать не собственно чудесное (этого дети не поймут), а то, как Иисус Христос заботился о людях и помогал им. Можно рассказать об Адаме и Еве в саду, о том, как Адам давал имена животным, как Адама и Еву изгнали из сада, о том, что обещал им Бог. Только нельзя надеяться, что ребенок поймет сущность “падения”, “греха” и “спасения”. Им нравится история про Христа и детей, рассказ о Рождестве. Можно неоднократно повторять одни и те же рассказы, если дети активно участвуют в них, — ведь в любимую игру можно играть изо дня в день.

Пятилетний ребенок, живущий в православной семье и участвующий в приходской жизни, накапливает определенный запас религиозных представлений и переживаний. В нем живет представление о Боге, Который сотворил все, Который добр и могуществен. Ребенок до известной степени переносит на Бога черты родителей — власть, любовь, всемогуще-ство. Характер родителей оказывает огромное влияние на религиозное сознание ребенка. Благодаря рассказам и картинкам у ребенка складывается определенное представление об Иисусе Христе как Личности, но он еще не знает, что Бог и Христос — это одно и то же. Он не чувствует необходимости уточнять это. Православный ребенок учится креститься и произносить слова “Во имя Отца и Сына и Святого Духа”, но эти слова обычно не связаны в его сознании с рассказами о Боге, и еще рано касаться темы Троицы.

Представление о Церкви у ребенка неразрывно связано с храмом. Чем лучше он знаком с его устройством, тем уютнее он будет чувствовать себя. Он испытывает удовлетворение от того, что знает, как правильно себя вести: как креститься, целовать иконы, принимать причастие, получать благословение и подпевать. Конечно, это чисто внешнее и механическое знание, но оно дарит ребенку чувство принадлежности  Церкви, он привыкает к храму, как к дому.

Главное в опыте церковной жизни малыша — частое Причащение Святых Таин. В Таинстве Причащения в его жизнь входит благодать Божия, которая и есть самая суть христианской жизни. Таинство это реально и действенно, но это не означает, что ребенок может его рационально принимать. Он может понять, что имеет дело с чем-то особенно важным, особенно святым, исходя из благоговейного отношения к Таинству родителей и всех собравшихся. Объяснение же вполне можно свести к тому, что Святое Причастие — это священная пища, которую нам дает Бог. Можно добавить, что эту пищу Иисус Христос дал Своим ученикам, когда последний раз трапезовал с ними, и что как бы Он Сам дает нам ее, когда мы причащаемся.

Попытки объяснить маленьким детям слова “Примите, едите, сие есть тело Мое...” и “Сие есть Кровь Моя...” могут окончиться катастрофой. Я помню случай, когда искренние, но неловкие попытки учительницы объяснить маленьким детям значение причастия завершились болезненной сценой: напуганные детишки в воскресенье отказались причащаться. Детям, приближающимся к пятилетнему рубежу, лучше всего рассказать историю Тайной Вечери, объяснив, что так впервые было преподано Святое Причастие, что Иисус Христос Сам дал его Своим ученикам, сопроводив теми словами, которые мы слышим теперь в храме, и что Он завещал нам творить то же самое в память о Нем. Внимание детей можно привлечь к иконе Тайной Вечери, которая часто висит над царскими вратами.

Пятилетний ребенок, живущий в христианской семье, накапливает достаточные знания о различных праздниках и традициях и многое узнает о христианском отношении к жизни. Пасха, венчание, крещение, похороны, освящение домов — все эти красочные события глубоко влияют на детское сознание.

В области религиозного воспитания ребенок пяти лет, конечно, — далеко не “чистая доска”. В благоприятных условиях он накапливает множество религиозных впечатлений, которые затем могут возрастать и развиваться. Даже если он не получил формальной религиозной подготовки, но рос в атмосфере любви и душевного покоя, подчиняясь семейной дисциплине, он вполне подготовлен к сознательному религиозному развитию. Если он был лишен такой атмосфе-ры — ему нанесен большой ущерб. В эти годы формируется его духовное подсознание, которое станет почвой и фундаментом свободной мысли и сознательных действий в будущем.

С. Куломзина

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me