Православные храмы

Храм благоверного князя Ярослава Мудрого на Березняках

Строительство храма святого благоверного князя Ярослава Мудрого на…

Храм трех святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста (в Голосеево)

Деревяный однокупольный храм в честь трех святителей был построен в…

Храм мученика Валерия Мелитинского (Гидропарк)

Храм во имя святого мученика Валерия Мелитинского располагается на…
Духи одесса
Большой выбор духов по низкой цене
parfum.kh.ua

Публикации

“За все благодарите...”

Каждый из нас, слушая евангельское повествование об исцелении десяти…

Святой омофор Царицы Небесной

Ныне наша Церковь торжественно отмечает событие, происшедшее в давние времена и…

“Федот, да не тот”, или о подмене духовных традиций и наивысшего чувства, данного человеку

Поводом к написанию статьи стало письмо нашей читательницы: “Дорогая редакция,…

Ежедневно читая молитву Господню, мы просим о прощении “долгов”. Все мы знаем, что под “долгами“ разумеются “грехи” наши. Почему грехи называются долгами?

Потому что должник обязан заимодавцу, и этим он виноват перед ним, пока не отдаст всего долга или не будет прощен заимодавцем. И чтобы понятнее была нам наша греховность, Господь и сравнил грехи наши с долгами.

Отношение ко греху соотносится с верой человека в Бога. Если человек не верует в Бога, то никакого греха не может, да и не должен признавать, потому что не перед кем отвечать. И наоборот: если мы веруем, что Бог есть и что Он дал нам заповеди — как нужно жить, тогда мы пред Ним ответственны, хотя бы никто о наших грехах, кроме нас, и не знал.

Характерен в этом отношении разговор между двумя братьями — Иваном Карамазовым и Григорием Смердяковым из романа Достоевского “Братья Карамазовы”.“Хотя отца-то убил я, — говорит Смердяков Ивану, — настоящий убивец — ты: ведь ты же говорил, что Бога — нет. А раз Бога нет, то все можно!”

И, несомненно, верно: если Бога нет, то нет и бессмертия, нет и суда, нет и ответственности ни за что, нет ни заповедей Божиих, ни совести. “Станем есть и пить, ибо завтра умрем!” (1 Кор. 15, 32).

“Грех есть беззаконие”; всякий грешник — “преступник закона Божия” (Иак. 2, 11). И совершенно верно сказал один профессор, что основа права имеет корни  только в религии, без этого оно ничуть не обязательно для нас, даже нерационально, неразумно. Тогда не оправдано “нравственное поведение” — остается лишь страх перед властью.

Иные задают себе вопрос: почему Бог не создал  человека  неспособным грешить? Человек, как высшее богоподобное существо, должен быть непременно свободным — т.е. способным делать добро и зло. Так и ангелы: одни пали, а другие остались верны Богу. Если же человек был бы создан несвободным, как животные, то он все равно творил бы зло (как волки, змеи и др.), но не сознавал бы этого; а теперь, при свободе, мы хоть и грешим, но сознаем свои грехи, а иногда боремся против них, даже и побеждаем их с Божией помощью. И в нас вложено  желание не грешить (Рим. 7, 15–20), и это остаток свободы.

И Богу угодны лишь те, которые добровольно творят добро, а не бессознательно, как животные. Но только то добро угодно Богу, которое сделано во имя Господа Иисуса Христа — как говорил преподобный Серафим Саровский.

Человек создан свободным и безгрешным, но он злоупотребил свободой своей. Пал — непослушанием... И здесь Адам и Ева имели свободу: покаяться или оправдываться; они избрали второе. За это Господь изгнал прародителей, лишил их благодати Духа Святого и предоставил им жить своей волей, своей свободой,

но — уже без той Божией силы, которая теперь стала им тяжка. Но, в сущности, эта “свобода” была уже мнимая: они попали в рабство к искусителю — диаволу, послушавшись его совета против Бога. “Всякий, делающий грех, есть раб греха”, — сказал Сам Господь (Ин. 8, 34). Грех стал господствовать в мире. А злой господин, диавол, стал “князем” мира сего (Ин. 12, 31; 14, 30).

Освободить от этого рабства и пришел Господь Иисус Христос, Сын Божий, верой в Которого и Духом Святым и освобождаются грешники (Ин. 8, 36; 2 Кор. 3, 17). Это — истинная, духовная свобода! Ее достигают вполне лишь святые.

Теперь  обратимся  к  вопросу о том, насколько  мы греховны. От православных мы нередко слышим: “грешный я” или “я — великая грешница”...  Таково наше собственное сознание. И в богослужениях наших постоянно слышим о грехах. К примеру, в утренних и вечерних  молитвах — почти сплошное моление о грехах и против искушений врага. А уж какими словами мы  осуждаем себя: и “грешный“, и “недостойный”, и “окаянный” (см. 8-ю вечернюю молитву), и “лукавый”, и “страстный”, и “нечистый”. В молитвах перед Причащением мы читаем: “всего себя повинув греху” — и сравниваем себя с блудницей, разбойником, мытарем, блудным, с гонителем Савлом, и называем себя “треокаянным”.

Любимая молитва на устах доброго молитвенника, как известно, есть молитва Иисусова: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго”. Значит, православный человек плачет душою о грехах своих...

Пойдем далее. Как бороться с грехами?

Прежде всего нам надо увидеть свои грехи. Чем духовно выше человек, тем он больше грехов видит в себе. Значит, для видения своих грехов необходимо еще стать на некоторую высоту. Почему же это?

Потому, что еще нет ясного света в душе. Нам не видно всей нашей греховности, мы кажемся себе “не хуже других”,“как все”, или даже почти “святыми”. И постоянно встречаешь таких людей, которые во всем оправдывают себя, а не осуждают и даже не сознают за собой ничего худого... Даже иногда на испо-веди не знают, что греховного можно сказать о себе духовнику. Но когда душа освящена благодатию Божией — тогда она видит в себе бесчисленное множество прегрешений! И в молитвах такие люди искренне могут говорить: “Христе Иисусе! Никтоже согреши на земли от века, о, Иисусе мой, якоже согреших аз окаянный и блудный” (песнь 7-я Канона Иисусу Сладчайшему). Нам даже кажется это невозможным! Но писавшие, конечно, искренне писали... О. Иоанн Кронштадтский постоянно писал о грехах своих. А однажды он перечислил 130 грехов!

Что же нам делать, чтобы хоть увидеть свои грехи? Освящаться благодатью Христовой! Это — дар Божий! Поэтому тот же св. Ефрем Сирин научил нас в Великом посту молиться: “Ей, Господи! Даруй ми зрети моя прегрешения!” “Даруй”, следовательно, — это дар Божий... И вслед за тем читается и вторая половина прошения: “И  не осуждати брата моего”... Да! Если думаешь о собственных грехах, и думаешь с сокрушением, — то тебе уже не до грехов “брата”; наоборот — осуждением его ты увеличиваешь собственную греховность.

Теперь становится перед нами вопрос: как же избавиться от грехов?

Прежде всего, прежде нас самих, Сам Господь этого желает: “Не хочу смерти грешника, — говорит Он через проро-ка, — но чтобы он обратился и был жив”. И после изгнания прародителей из рая Господь дал человеку закон. Назначение его состояло не столько в том, чтобы люди поступали по заповедям его, сколько в том, чтобы они сознавали через него свою греховность и неспособность жить добродетельно.

Закон обвинял, но не оправдывал. И это обвинительное назначение закона вело человечество к Искупителю Христу, “Которого Бог предложил в Жертву умилостивления в Крови Его чрез веру” (Рим. 3, 25). И Он Своими крестными страданиями искупил нас, грешных, пред Отцом Небесным. И Бог Отец послал нам Духа Святого, отнятого от человека после грехопадения в раю. И теперь, с Духова дня, Он и спасает человечество. Без Христа же и без Духа Святого человек не может спастись! Не может даже пожелать добра! Не может даже увидеть грехов!

Благодать же Святого Духа преподается в Церкви Христовой, особенно в таинствах: крещения, исповеди, причащения, елеосвящения. Вот Церковь потому и называется “банею возрождения и обновления Святым Духом” (Тит. 3, 5). И Церковь, во Святом Духе, есть наилучшая лечебница для грешного человечества.

Затем для борьбы с грехом нужна молитва. Нужна исповедь, по возможнос-ти — частая... Но Господь поставил нам особенное условие, при котором мы можем исходатайствовать “оставление” своих грехов. Это оставление нами долгов должникам нашим. На этом условии нам и следует особенно остановить свое внимание — так Господь сказал: “Якоже и мы оставляем должником нашим”.

Почему же из всех путей к очищению от грехов Он указал именно этот? “Бог есть Любовь”, — как говорит апостол Иоанн (1 Ин. 4, 16). И потому, если мы хотим получить от Него милость, должны быть достойными ее, должны уподобляться Богу — т.е. и сами должны оказывать любовь. Сами просим, должны и другим давать. Поэтому перед Великим постом в “Прощеное воскресенье” Церковь установила благочестивый обряд всем христианам просить прощения у священника, а потом и друг у друга... Просить прощения, разумеется, нужно искренне, а не одними устами, ибо как говорит Господь: “Бог не оставит вам согрешений ваших, если вы не простите брату от всего сердца”. Но и то уже будет хорошо, если мы попросим прощения хотя бы устами.

Но что делать, если у кого-нибудь не хватает сил попросить прощения у того, кого он считает виновным перед собой (а не себя самого)? На это прежде всего нужно ответить словами Самого Господа: “Невозможное для человека — возможно Богу!” Решись попросить прощения, а уж прочее сделает Сам Господь.

Еще обращаю внимание на слово “наши” (“долги наши”)... Здесь мы употребляем его потому, что в грехах повинны мы все. “Никтоже благ, един Господь”, — говорил Иисус Христос богатому юноше. Но есть и другой смысл: в грехах наших повинны мы все друг перед другом. И поэтому нужно просить “оставить долги наши” не для себя одного, а и для всех “нас”. Ведь и Господь Иисус Христос пострадал за весь мир.

Теперь хочется поделиться мыслями и о пользе грехов. Епископ Феофан, Затвор-ник Вышенский, говорит: “Не дивись, когда человек грешит, а дивись, когда он перестает грешить, ибо хотя грех не природен нам (т.е. Бог не создал нашу природу греховной), но уже стал (благодаря наследственности и нашей свободе) прирожденным нам”. Но не нужно ужасаться греху, ведь Христос пришел спасти именно грешников, а не праведников.

Как же еще грехи наши приносят пользу нам? На это мы ответим словами о. Иоанна Кронштадтского: “Если не познаешь опытно влияния на тебя злого духа — то не познаешь и Господа Иисуса Христа и Святого Духа Утешителя”. Грехи вообще смиряют человека. Особенно, если возгордится  человек, Господь и попускает ему впадать в грехи, оставляя его своею благодатью. Всякому падению, говорится в Ветхом Завете, предшествует гордость. А когда смирит тебя Господь грехом — уже не до гордости!

Что же происходит с нашей душой, когда Господь “оставляет нам долги наша”? Это мы знаем по собственной исповеди: снова возвращается в нас мир духовный, как будто вновь народился человек; искушение, которое было до сих пор, становится бездейственным, тебя уже совсем не соблазняет то, что соблазняло доселе; и вновь появляется сила против греха; враг точно исчезает — до нового повода нашего. Недаром мы говорим, что исповедь есть второе крещение: воистину так! Но что же можно сказать, если человек опять впадает в тот же грех? Или в иной какой? Опять вставай! Опять борись! Опять кайся! Опять проси: “И остави нам долги наша!” Ведь, собственно, вся наша жизнь проходит в непрерывной борьбе за благодать!

Да поможет Отец Небесный за заслуги Своего Сына спасать нас от грехов — благодатью Святого Духа и молитвами ко Господу, с покаянным настроением, и, непременно, — прощая должникам нашим от всего сердца.

Митрополит Вениамин (ФЕДЧЕНКОВ)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me