Православные храмы

Храм архистратига Михаила (Президентский полк)

ЧАСОВНЯ ДЕГТЕРЕВСКОЙ БОГАДЕЛЬНИ Часовня с моргом при Дегтеревских…

Публикации

В Киеве открыто первое православное кафе

25 марта при посредничестве Свято-Макариевского прихода в г. Киеве открылось…

“В отчаянии я стал молиться”

Начну с того, что мне очень повезло — Господь дал мне силы остановиться. Я был…

Что видят дети

Беседуя с родителями, которые приводят своих детей в воскресную школу, иногда…

Ежедневно читая молитву Господню, мы просим о прощении “долгов”. Все мы знаем, что под “долгами“ разумеются “грехи” наши. Почему грехи называются долгами?

Потому что должник обязан заимодавцу, и этим он виноват перед ним, пока не отдаст всего долга или не будет прощен заимодавцем. И чтобы понятнее была нам наша греховность, Господь и сравнил грехи наши с долгами.

Отношение ко греху соотносится с верой человека в Бога. Если человек не верует в Бога, то никакого греха не может, да и не должен признавать, потому что не перед кем отвечать. И наоборот: если мы веруем, что Бог есть и что Он дал нам заповеди — как нужно жить, тогда мы пред Ним ответственны, хотя бы никто о наших грехах, кроме нас, и не знал.

Характерен в этом отношении разговор между двумя братьями — Иваном Карамазовым и Григорием Смердяковым из романа Достоевского “Братья Карамазовы”.“Хотя отца-то убил я, — говорит Смердяков Ивану, — настоящий убивец — ты: ведь ты же говорил, что Бога — нет. А раз Бога нет, то все можно!”

И, несомненно, верно: если Бога нет, то нет и бессмертия, нет и суда, нет и ответственности ни за что, нет ни заповедей Божиих, ни совести. “Станем есть и пить, ибо завтра умрем!” (1 Кор. 15, 32).

“Грех есть беззаконие”; всякий грешник — “преступник закона Божия” (Иак. 2, 11). И совершенно верно сказал один профессор, что основа права имеет корни  только в религии, без этого оно ничуть не обязательно для нас, даже нерационально, неразумно. Тогда не оправдано “нравственное поведение” — остается лишь страх перед властью.

Иные задают себе вопрос: почему Бог не создал  человека  неспособным грешить? Человек, как высшее богоподобное существо, должен быть непременно свободным — т.е. способным делать добро и зло. Так и ангелы: одни пали, а другие остались верны Богу. Если же человек был бы создан несвободным, как животные, то он все равно творил бы зло (как волки, змеи и др.), но не сознавал бы этого; а теперь, при свободе, мы хоть и грешим, но сознаем свои грехи, а иногда боремся против них, даже и побеждаем их с Божией помощью. И в нас вложено  желание не грешить (Рим. 7, 15–20), и это остаток свободы.

И Богу угодны лишь те, которые добровольно творят добро, а не бессознательно, как животные. Но только то добро угодно Богу, которое сделано во имя Господа Иисуса Христа — как говорил преподобный Серафим Саровский.

Человек создан свободным и безгрешным, но он злоупотребил свободой своей. Пал — непослушанием... И здесь Адам и Ева имели свободу: покаяться или оправдываться; они избрали второе. За это Господь изгнал прародителей, лишил их благодати Духа Святого и предоставил им жить своей волей, своей свободой,

но — уже без той Божией силы, которая теперь стала им тяжка. Но, в сущности, эта “свобода” была уже мнимая: они попали в рабство к искусителю — диаволу, послушавшись его совета против Бога. “Всякий, делающий грех, есть раб греха”, — сказал Сам Господь (Ин. 8, 34). Грех стал господствовать в мире. А злой господин, диавол, стал “князем” мира сего (Ин. 12, 31; 14, 30).

Освободить от этого рабства и пришел Господь Иисус Христос, Сын Божий, верой в Которого и Духом Святым и освобождаются грешники (Ин. 8, 36; 2 Кор. 3, 17). Это — истинная, духовная свобода! Ее достигают вполне лишь святые.

Теперь  обратимся  к  вопросу о том, насколько  мы греховны. От православных мы нередко слышим: “грешный я” или “я — великая грешница”...  Таково наше собственное сознание. И в богослужениях наших постоянно слышим о грехах. К примеру, в утренних и вечерних  молитвах — почти сплошное моление о грехах и против искушений врага. А уж какими словами мы  осуждаем себя: и “грешный“, и “недостойный”, и “окаянный” (см. 8-ю вечернюю молитву), и “лукавый”, и “страстный”, и “нечистый”. В молитвах перед Причащением мы читаем: “всего себя повинув греху” — и сравниваем себя с блудницей, разбойником, мытарем, блудным, с гонителем Савлом, и называем себя “треокаянным”.

Любимая молитва на устах доброго молитвенника, как известно, есть молитва Иисусова: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго”. Значит, православный человек плачет душою о грехах своих...

Пойдем далее. Как бороться с грехами?

Прежде всего нам надо увидеть свои грехи. Чем духовно выше человек, тем он больше грехов видит в себе. Значит, для видения своих грехов необходимо еще стать на некоторую высоту. Почему же это?

Потому, что еще нет ясного света в душе. Нам не видно всей нашей греховности, мы кажемся себе “не хуже других”,“как все”, или даже почти “святыми”. И постоянно встречаешь таких людей, которые во всем оправдывают себя, а не осуждают и даже не сознают за собой ничего худого... Даже иногда на испо-веди не знают, что греховного можно сказать о себе духовнику. Но когда душа освящена благодатию Божией — тогда она видит в себе бесчисленное множество прегрешений! И в молитвах такие люди искренне могут говорить: “Христе Иисусе! Никтоже согреши на земли от века, о, Иисусе мой, якоже согреших аз окаянный и блудный” (песнь 7-я Канона Иисусу Сладчайшему). Нам даже кажется это невозможным! Но писавшие, конечно, искренне писали... О. Иоанн Кронштадтский постоянно писал о грехах своих. А однажды он перечислил 130 грехов!

Что же нам делать, чтобы хоть увидеть свои грехи? Освящаться благодатью Христовой! Это — дар Божий! Поэтому тот же св. Ефрем Сирин научил нас в Великом посту молиться: “Ей, Господи! Даруй ми зрети моя прегрешения!” “Даруй”, следовательно, — это дар Божий... И вслед за тем читается и вторая половина прошения: “И  не осуждати брата моего”... Да! Если думаешь о собственных грехах, и думаешь с сокрушением, — то тебе уже не до грехов “брата”; наоборот — осуждением его ты увеличиваешь собственную греховность.

Теперь становится перед нами вопрос: как же избавиться от грехов?

Прежде всего, прежде нас самих, Сам Господь этого желает: “Не хочу смерти грешника, — говорит Он через проро-ка, — но чтобы он обратился и был жив”. И после изгнания прародителей из рая Господь дал человеку закон. Назначение его состояло не столько в том, чтобы люди поступали по заповедям его, сколько в том, чтобы они сознавали через него свою греховность и неспособность жить добродетельно.

Закон обвинял, но не оправдывал. И это обвинительное назначение закона вело человечество к Искупителю Христу, “Которого Бог предложил в Жертву умилостивления в Крови Его чрез веру” (Рим. 3, 25). И Он Своими крестными страданиями искупил нас, грешных, пред Отцом Небесным. И Бог Отец послал нам Духа Святого, отнятого от человека после грехопадения в раю. И теперь, с Духова дня, Он и спасает человечество. Без Христа же и без Духа Святого человек не может спастись! Не может даже пожелать добра! Не может даже увидеть грехов!

Благодать же Святого Духа преподается в Церкви Христовой, особенно в таинствах: крещения, исповеди, причащения, елеосвящения. Вот Церковь потому и называется “банею возрождения и обновления Святым Духом” (Тит. 3, 5). И Церковь, во Святом Духе, есть наилучшая лечебница для грешного человечества.

Затем для борьбы с грехом нужна молитва. Нужна исповедь, по возможнос-ти — частая... Но Господь поставил нам особенное условие, при котором мы можем исходатайствовать “оставление” своих грехов. Это оставление нами долгов должникам нашим. На этом условии нам и следует особенно остановить свое внимание — так Господь сказал: “Якоже и мы оставляем должником нашим”.

Почему же из всех путей к очищению от грехов Он указал именно этот? “Бог есть Любовь”, — как говорит апостол Иоанн (1 Ин. 4, 16). И потому, если мы хотим получить от Него милость, должны быть достойными ее, должны уподобляться Богу — т.е. и сами должны оказывать любовь. Сами просим, должны и другим давать. Поэтому перед Великим постом в “Прощеное воскресенье” Церковь установила благочестивый обряд всем христианам просить прощения у священника, а потом и друг у друга... Просить прощения, разумеется, нужно искренне, а не одними устами, ибо как говорит Господь: “Бог не оставит вам согрешений ваших, если вы не простите брату от всего сердца”. Но и то уже будет хорошо, если мы попросим прощения хотя бы устами.

Но что делать, если у кого-нибудь не хватает сил попросить прощения у того, кого он считает виновным перед собой (а не себя самого)? На это прежде всего нужно ответить словами Самого Господа: “Невозможное для человека — возможно Богу!” Решись попросить прощения, а уж прочее сделает Сам Господь.

Еще обращаю внимание на слово “наши” (“долги наши”)... Здесь мы употребляем его потому, что в грехах повинны мы все. “Никтоже благ, един Господь”, — говорил Иисус Христос богатому юноше. Но есть и другой смысл: в грехах наших повинны мы все друг перед другом. И поэтому нужно просить “оставить долги наши” не для себя одного, а и для всех “нас”. Ведь и Господь Иисус Христос пострадал за весь мир.

Теперь хочется поделиться мыслями и о пользе грехов. Епископ Феофан, Затвор-ник Вышенский, говорит: “Не дивись, когда человек грешит, а дивись, когда он перестает грешить, ибо хотя грех не природен нам (т.е. Бог не создал нашу природу греховной), но уже стал (благодаря наследственности и нашей свободе) прирожденным нам”. Но не нужно ужасаться греху, ведь Христос пришел спасти именно грешников, а не праведников.

Как же еще грехи наши приносят пользу нам? На это мы ответим словами о. Иоанна Кронштадтского: “Если не познаешь опытно влияния на тебя злого духа — то не познаешь и Господа Иисуса Христа и Святого Духа Утешителя”. Грехи вообще смиряют человека. Особенно, если возгордится  человек, Господь и попускает ему впадать в грехи, оставляя его своею благодатью. Всякому падению, говорится в Ветхом Завете, предшествует гордость. А когда смирит тебя Господь грехом — уже не до гордости!

Что же происходит с нашей душой, когда Господь “оставляет нам долги наша”? Это мы знаем по собственной исповеди: снова возвращается в нас мир духовный, как будто вновь народился человек; искушение, которое было до сих пор, становится бездейственным, тебя уже совсем не соблазняет то, что соблазняло доселе; и вновь появляется сила против греха; враг точно исчезает — до нового повода нашего. Недаром мы говорим, что исповедь есть второе крещение: воистину так! Но что же можно сказать, если человек опять впадает в тот же грех? Или в иной какой? Опять вставай! Опять борись! Опять кайся! Опять проси: “И остави нам долги наша!” Ведь, собственно, вся наша жизнь проходит в непрерывной борьбе за благодать!

Да поможет Отец Небесный за заслуги Своего Сына спасать нас от грехов — благодатью Святого Духа и молитвами ко Господу, с покаянным настроением, и, непременно, — прощая должникам нашим от всего сердца.

Митрополит Вениамин (ФЕДЧЕНКОВ)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me