Православные храмы

Храм равноапостольного великого князя Владимира (в 18‑й больнице, на бульваре Шевченко)

Киевский Императорский Университет св. Владимира (современное…

Свято-Троицкий храм (на Батыевой горе)

Рабочий поселок на Батыевой горе возник на рубеже ХІХ — ХХ вв. и…

Храм преподобного Симеона Столпника (в Петропавловской Борщаговке)

Время возникновения Петропавловского монастыря на Борщаговке не…

Публикации

Радуйся, Благодатная!

Это слова, обращенные посланником небес к Божией Матери. В них — сущность…

Хвороби душі

Причиною хвороб людини найчастіше є відсутність істинної віри та нерозкаяні…

Архиепископа Ермоген (Голубев). Сраженный, но непобежденный

7 апреля исполнится 30 лет со дня кончины архиепископа Ермогена (Голубева). С…

Истерика, которую закатили на пресс-конференции Филарет и Мовчан, удивила многих. Обычно они лгали спокойно, уверенно, с горячим сердцем, холодной головой и без лишних дерганий.

Видимо, лидеры УПЦ-КП чувствуют начало предвыборной драки, в которую традиционно стремятся внести известную долю экзальтации. Поэтому лозунг “Люди, рятуйте Україну!” весьма характерен. При этом они растолковывают, что спасать Украину — значит, спасать филаретовский раскол, поскольку без него она якобы не может считаться независимой. А спасать раскол — это значит спасать Филарета, поскольку без него раскол — пустое место. Песня эта уже порядком всем надоела, а вот полку новых “врагов Украины” прибыло. Кроме традиционных (Украинская Православная Церковь, Московский Патриархат, Россия, Москва, украинские коммунисты) ими были объявлены еще и Кинах, Яцуба, Мотренко, Бондаренко, Деркач-младший, руководитель УАПЦ Мефодий, архиепископ Всеволод (Константинопольский Патриархат), центристы, а также сама украинская держава, которая, нарушая Конституцию и законы, “вмешивается во внутренние дела церкви”. Лучом света в этом царстве определено быть Виктору Ющенко, при котором “такие документы не появились бы”.

Формальным поводом для проведения пресс-конференции были подготовка Кабмина к празднованию “года Украины в России” и завершившиеся в Цюрихе переговоры Московского и Константинопольского Патриархатов по поводу уврачевания расколов в Украине. Гнев Филарета вызвали праздничные кабминовские мероприятия, среди которых в религиозной сфере, как цитировал Филарет, предусматривается “работать над дальнейшим продвижением вопроса об автономии Украинской Православной Церкви, в том числе инициировать проведение Архиерейского собора”.

Дело в том, что УПЦ уже более десяти лет имеет статус автономной (независимой в управлении), предоставленный Русской Православной Церковью. Однако вопрос, кто и каким образом предоставляет автономии и автокефалии, в мировом православии является дискуссионным. Московский Патриархат считает, что любая Поместная Церковь сама вправе предоставлять такой статус каким-то своим частям, о чем и сообщает братским Поместным Церквям. Константинопольский Патриархат считает, что только он, по просьбе Поместной Церкви, вправе предоставлять автономии и автокефалии. У обеих точек зрения есть свои приверженцы и противники. Односторонние действия чреваты осложнениями. Так Московский Патриархат в 1970 году предоставил автокефалию Православной Церкви в Америке, однако часть Поместных Церквей во главе с Константинополем до сих пор не признает этой автокефалии. Очевидно, что эту проблему можно разрешить лишь на Всеправославном Соборе, подготовка к которому ведется уже много лет.

Что касается Украины, то Предстоятель УПЦ Митрополит Киевский и всея Украины Блаженнейший Владимир всеми Поместными Церквями признается “истинным и единственным хранителем апостольского преемства в святейшей Православной Церкви Украины”, однако к статусу самой УПЦ они относятся по-разному: одни признают ее автономной, другие — нет. Но вопрос определения статуса Украинской Церкви не влияет на ее благодатность и каноничность, а тем более не мешает ей выполнять в Украине свою спасительную миссию. И как следствие — не является для УПЦ самой насущной и животрепещущей проблемой. К тому же ее разрешение не должно вызывать нестроения в самой Церкви, ибо это чревато новыми расколами.

То, что держава решила “помочь” УПЦ в определении ее статуса в семье Православных Церквей, неоднозначно будет расценено и в самой УПЦ. Проблемы статуса — это внутренняя проблема Церкви, а она по Конституции отделена от государства. Кстати, держава могла бы помочь укреплению автономии УПЦ и не вмешиваясь во внутренние дела Церкви: надо просто выполнять свои собственные законы. Во-первых, вернуть незаконно присвоенные Филаретом все финансовые средства УПЦ, а самого придать суду за хищение в особо крупных размерах. И, во-вторых, возвратить незаконно захваченное и удерживаемое раскольниками церковное имущество и сооружения — Свято-Владимирский собор, здание экзархата, Выдубецкий монастырь и прочие православные храмы столицы, кафедральные соборы в Ровно и Луцке, десятки храмов, “отвоеванные” боевиками и унсовцами и до сих пор не возвращенные.

Однако, в любом случае, данная проблема — это проблема взаимоотношений власти и УПЦ. Какое отношение к ней имеет Филарет и вовсе непонятно. Ведь в 1992 году за церковные преступления он был изгнан из УПЦ административно (смещен с должности и запрещен в священнослужении), что не помешало ему, при помощи тогдашней власти, прихватить церковную кассу. А в 1997 году он и вовсе был отлучен от Церкви через анафематствование. На все призывы покаяться в своем окаянстве, вернуть награбленное и вернуться самому в лоно Православной Церкви он отвечал твердым отказом.

И вот Филарет вдруг начал протестовать против вмешательства государства во внутренние дела УПЦ! Ведь о филаретовском патриархате в кабминовских документах вообще не идет речь. Когда Плющ, Ющенко, Жулинский, Бондаренко, да и сам Президент, штурмовали Константинопольскую Патриархию посланиями и поездками с целью признания УПЦ-КП, он почему-то о вмешательстве государства не заикался.

Еще большее раздражение “анафемы пред всем народом” вызвали итоги переговоров в Цюрихе, на которые, как оказалось, филаретовцы возлагали мало чем обоснованные надежды. Накануне переговоров в интервью газете “День” Филарет наконец-то объяснил для чего он, будучи сам лишенный сана, кощунственно “высвячивал” лжеепископов: “Теперь, что касается анафемы. Вселенские патриархи не имеют прерогатив снимать анафемы, провозглашенные другими Церквями. Однако они могут не признавать эти анафемы, не считаться с ними в своих церковных отношениях… Хочу подчеркнуть, что от того — признавать или не признавать патриарха Филарета, от отношения к его анафеме, зависят ответы на многие очень важные вопросы. Такие как: “А имеют ли две украинские неканонические церкви епископат или нет?” Ибо непризнание патриарха Филарета автоматически означает непризнание всех тех епископов, которых он высвятил. И тех, в свою очередь, которых высвятили высвяченные им епископы. Если мою персону лишить сана, то выйдет, что не существует и корпуса украинского священничества (потому что все они рукоположены недействительными епископами). А это ведет к непризнанию православными христианами миллионов украинских граждан и всего народа Божьего наших двух Церквей. Этого и добивалась Московская Патриархия… На деле вышло иначе. Сейчас, как вы знаете, патриарх Варфоломей ведет переговоры с епископами — как с епископами — двух неканонических Церквей. Что является косвенным свидетельством непризнания анафемы”.

Ничего себе признаньице! Оказывается он, как герой “Бесов” Петр Верховенский, сознательно стремился связать круговой порукой большое количество людей для участия в богопротивном деле, рукоположив их в лжеепископы и в лжесвященники. А теперь, когда огромное количество несчастных украинцев, вняв филаретовской лжи, приняли таинства из рук таких же безблагодатных, как и он, ряженых и расстриженных, Филарет, по сути, шантажирует Церковь. Ведь люди живут в убеждении, что они крещены, повенчаны, причащены, а их покойные родные — отпеты и обрели покой. А оказывается — все это блеф. Недаром православным священникам после раскольничьих “чудодейств” постоянно приходится совершать “повторные” таинства. Даже свата Леонида Кравчука, покойного журналиста Анатолия Москаленко после “панихиды”, отправленной самим Филаретом, “переотпевали”, по просьбе семьи, канонические священники.

И таких несчастных, утверждает Филарет, миллионы. И у Святой Православной Церкви якобы нет иного выхода, кроме как тысячелетней святостью своей и кровью самого Христа Искупителя покрыть и оправдать деяния филаретовских лжесвященников, а с ними заодно и самого расколоучителя — Филарета. А это, по его мысли, возможно лишь путем непризнания его анафематствования и снятия прещений — возвращением его в канонические архиереи. Впрочем, напрасно Филарет полагает, что иного пути нет: он прекрасно знает, что общины возвращаются из раскола в каноническую Церковь, и вовсе не стремятся тянуть с собой филаретовский “епископат”. Самому же Филарету надо печаловаться не столько о трагической доле “миллионов украинских граждан наших двух церквей”, пребывающих в окаянстве “трудами” и ложью самого Филарета, а о судьбе всего “корпуса” раскольничьих лжесвященников и лжеепископов. Ведь если люди проведают об этих откровениях своего “патриарха”, то могут и камнями побить. Человек приходит в храм не для того, чтобы поучаствовать в спектакле под названием “служба Божия”, а приобщиться к спасительным таинствам Христовым, и спасение его измученной души не может быть обусловлено тем, “признает или не признает” Константинополь отлучение Филарета от Церкви. Тем более, что Константинополь и другие Поместные Церкви это давным-давно признали. Даже если случится, что анафема с Филарета будет снята (для чего нет никаких оснований, поскольку Филарет продолжает богохульствовать, сеять ненависть к Православной Церкви и расколоучительствовать), то лишь после этого он имеет право священнодействовать, и не раньше.

В Цюрих, как известно, раскольничьи лжеепископы допущены не были, так что и “косвенное признание анафемы” было продемонстрировано в полной мере. Отсюда и истеричные заявления на пресс-конференции. Филарет даже объявил, что папа римский признает его патриархом! Оторопевшая киевская нунциатура поспешила заявить, что никакого отношения к этим высказываниям Римо-Католическая Церковь не имеет, и что позиция апостольской столицы остается прежней — она признает в Украине лишь каноническую Церковь и ее Предстоятеля Блаженнейшего Митрополита Владимира.

Не удержались филаретовцы и от того, чтобы не “настучать” на патриарха Варфоломея, чем, безусловно, прибавили головной боли Константинополю в его и без того непростых отношениях с Москвой. Нардеп Павел Мовчан на пресс-конференции заявил: “Хотел бы еще раз подчеркнуть, что по предварительным договоренностям с Вселенским патриархом и секретарем его канцелярии владыкой Мелитоном, в конце года должны были завершиться все переговоры и состояться признание Киевского Патриархата законным и единственным представителем на автокефалию”. Получается, что одновременно с переговорами высокопоставленных делегаций двух Поместных Церквей, на которых подчеркивалась незыблемость канонов и единства Мирового Православия, Всесвятейший патриарх, который презентует себя символом каноничности, единства и достоинства Православной Церкви, тайно заключал некие договоренности с анафематствованными раскольниками Украины. Более того — Мовчан фактически обвинил Вселенский Патриархат в коррупции: “Очевидно, давление на Вселенского было просто шальное, очевидно, были задействованы такие деньги!” Видимо, депутат перепутал Церковь с Верховной Радой, где запросто и без всяких последствий обвиняют друг друга в продажности и коррупции.

Совершенно неожиданным был и выпад против Председателя Госкомрелигии Виктора Бондаренко, которого филаретовцы объявили предателем и даже мини-путчистом. Еще несколько дней после злополучной пресс-конференции Виктор Дмитриевич напоминал, наводя ужас на подчиненных, вулкан Кракатау перед извержением, однако упорно отказывался от комментариев. Все тщетно ждали соответствующих разъяснений и заявлений, но гора не родила и мыши. Религиозное ведомство молча проглотило незаслуженную обиду.

Впрочем, злые языки утверждают, что уже на следующий день после пресс-конференции Филарета поволокли на Прорезную для дачи объяснений. Там ему, во-первых, заявили, что в Госкомрелигии работают отнюдь не идиоты, и тоже умеют проводить пресс-конференции, на которых могли бы журналистам объяснить, что представляет собой Филарет и как относятся к нему во всем мире — как к расстриженному попу. Во-вторых, напомнили об основополагающей роли в организации УПЦ-КП самого Госкомрелигии, без которого, действительно, Филарет никогда бы не патриаршествовал, а “расписывал пулю” в парке Шевченко вместе с другими пенсионерами-чекистами. На этом, вроде бы как и помирились.

Однако вопросы остались. Например, как относиться к утверждениям того же П. Мовчана, что Виктор Бондаренко без санкции “сверху” никаких переговоров “за стенами нашей церкви” вести не мог? Это что? Попытка “подставить” Виктора Дмитриевича или констатация очень похожего на правду факта, что Госкомрелигии находится в стенах УПЦ-КП и является, по сути, структурным подразделением раскола? Ведь вся деятельность УПЦ-КП, с первого дня ее основания — это сплошное нарушение Конституции и законодательства Украины. Однако лишь пару раз за все эти годы Госкомрелигии (и то под нажимом общественности) выдавливал из себя бездыханные предупреждения филаретовцам о том, что их деятельность противоречит законам страны. Сколько, например, нарушений действующего Закона Украины “О свободе совести и религиозных организациях” были явлены нам лишь на состоявшейся филаретовской пресс-конференции? На взгляд неспециалиста — не менее тридцати. От разжигания межконфессиональной вражды (УПЦ является якобы незаконной) до открытой политической деятельности и даже шантажа политических структур (Филарет: “Действительно, обострение межрелигиозной ситуации накануне выборов повлияет на политическую ситуацию в период предвыборной компании. А как повлияет, вы увидите. К нам будут обращаться кандидаты и партии за поддержкой, и мы используем этот момент”). А сколько нарушений обнаружили сотрудники Госкомрелигии (ведь там есть и юристы)? Ни одного! Но ведь филаретовские ложь и инсинуации транслировались по многим каналам на всю страну! Может, Госкомрелигии тоже считает УПЦ — незаконной?

Теперь раскольники выступили против “международного вектора” в деятельности Госкомрелигии. Чудеса, да и только! Может наше религиозное ведомство просто ищет себе занятие “по душе”?

Очевидно, что заявления Филарета—Мовчана, а также поиск врагов и в лице Предстоятеля УАПЦ Мефодия (он якобы “продался” за автомобиль “Линкольн”), и архиепископа Константинопольской Церкви Всеволода Майданского (он якобы вел переговоры с Москвой и тем же Мефодием “за спиной” Филарета), и правительства (оно посмело заниматься другой конфессией), и Госкомитета (который вышел “за стены” УПЦ-КП), свидетельствует о панике в рядах раскола. Филарет до смерти напуган тем, что власть и политические структуры могут перестать носиться с ним, как “с писаной торбой”, а без их поддержки он, действительно, никому не нужен.

Василий АНИСИМОВ

(По материалам официального сервера УПЦ “Православие в Украине”)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Mail.ru Rambler's Top100 ukrline.com.ua