Православные храмы

Храм мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии (в областной больнице)

Первая Литургия совершена в июне 1999 г. Храм размещается в…

Храм святителя Николая Мирликийского (на Троещине)

Строительство начато летом 2008 г., первая Литургия была отслужена…

Храм иконы Божией Матери «В родах Помощница» (в 1‑м роддоме, на Печерске)

Храм был открыт 8/21 декабря 2000 г., первый молебен отслужен 9/22…

Публикации

Предательство Иуды Искариотского

Открытие древнего письменного памятника — всегда событие. Чем древнее…

Про зарозумілість і самохвальство

Духовна гордість губить багатьох. Через неї люди часто не тільки втрачають…

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, родился в Антиохии…

В месте с восприятием христианства на Руси происходило весьма существенное для судеб Церкви явление — это развитие религиозного сознания, импульсы, приходящие из Византии и с Афона на Русь и способствующие все большему интересу здесь к мистическому акценту религиозного восприятия.

Особенно силен этот интерес был среди монашествующих, и  вызвано это было смиренным, рожденным в религиозно-духовной жизни, желанием — “быть такими же”, как древние подвижники, “быть похожими”, т.е. стать преподобными. Широко распространяющаяся практика созерцания и умной молитвы была тесно связана с аскетической эстетикой, т.е. восприятием прекрасного, и самое главное, что здесь усвоила Русь — это понимание глубинной связи трансцендентного (нетварного) Фаворского Света с красотой и славой (славой Божией, в библейском ее понимании), что с особой силой проявилось на древнерусской почве. Подвижники Руси в глубинных своих основаниях духовно питались исихастской эстетикой света — красоты — славы. Этот путь духовной жизни был воспринят на Руси в устной передаче, возможно, раньше, чем отражен в древнерусской письменности.

Носители мистического религиозного сознания хорошо понимали, что в религиозной эстетике акт созерцания  обязательно побуждает к нравственно-этическому действию. Огромную роль здесь занимает смирение, как необходимое условие спасения, т.к. оно помогает подвижнику терпеливо переносить многие скорби и печали, которыми ему надлежит войти в Царство Небесное.

Важное место эта тема занимает в аскетической эстетике прп. Феодосия Печерского († 1074).

Воспитывая братию в духе Студийского Устава, преподобный Феодосий составлял поучения, произносил проповеди, пронизанные мыслью о том, что именно иночество является хранителем “девственной благодати освящающего совершенства”, хранителем тайны Нового Завета Бога с человеком, которой не вмещает внешний христианский мир.

Св. игумен Печерский говорит в своем “Поучении о терпении и милостыни”: “…воину Христову подобает ли лениться? Ведь они отказались от жены, детей, имения и отвергают тщетную и быстро преходящую славу. Да что говорить об имении, что еще тяжелее, то и главы своей совершенно не щадят, чтобы им быть не посрамленными”.

Иноки — искатели своей души — умной Божией красоты, которая обретается на пути умного делания и исполнения добродетелей, ибо “прекрасными показывает Бог тех, кто поучается добродетели и испол-няет ее”. Бог прославляется нашими делами. “И кто не удивится, возлюбленные, тому, что Бог прославляется нашими делами?”, — говорит прп. Феодосий в “Слове о терпении и любви”. Феодосий Печерский утверждает, что храмы и изображения созданы “на честь нам”. Он призывает “со страхом стать безмолвно при стене… не опираясь на стену, на столп, которые сотворены нам на честь…”,  и далее: “И в церкви это есть в преизбытке: ибо на честь нам устроены столпы и стены церковные, а не на бесчестие”. Затем прп. Феодосий переходит к каждению в церкви и снова подчеркивает обращенность и этого священнодействия к молящемуся. Храмы и все их вели-чество, богослужение — все это честь именно человеку. Для спасения человека — клепание в била, призывающие его ко святой службе, для человека пение церковное, для него и образы, и кадило, к нему обращенное, и чтения Евангелия и житий святых. Таким образом, прп. Феодосий Печерский формулирует сотериологическое назначение религиозной эстетики.

Особое внимание уделяет он и пению. В монастырском пении должны быть, как он пишет в “Поучении о терпении и смирении”, “слаженность и доброчинство”, которые достигаются “взиранием на старейшего”. Прп. Феодосий Печерский вводит основополагающее понятие византийской музыкальной эстетики — “ангелогласное пение”. Понятие ангелогласного пения сформулировано у св. Дионисия Ареопага, который видел эхо божественной гармонии и красоты во всех сущностях материального и духовного мира, в том числе и в пении. Задачей художника было отразить в своем творчестве эту красоту, в иконописных образах передать красоту Фаворского Света, золотом отразить блеск невечернего сияния, задачей музыканта — передать божественные мелодии небесной иерархии, задачей исполнителя — правильно их исполнить, как можно точнее приблизиться к нематериальному их архетипу, на что и настраивает своих слушателей прп. Феодосий. Ангельское пение, не терпящее суеты и пустословия, своим возвышенным строем выражает экстатически-молитвенное состояние. О таком пении и говорит св. Григорий Нисский в одном из поучений: “…Мелодия есть не что иное, как призыв к возвышенному образу жизни, наставляющий тех, кто предан добродетели, не допускать в своих нравах ничего немузыкального, нестройного, несозвучного… избегая как чрезмерной расслабленности, так и излишней напряженности”.

Прп. Феодосий Печерский, понимавший эстетическое и воспитательное значение церковного пения, в своем поучении говорит о поведении поющих на клиросе. Так же, как и пение, поведение должно подражать ангельскому: “И когда начинаем песнь или аллилуиа, поклонение между собою должны творить, подражая в этом ангелам… Бесплотных ангелов  видели пророки поющими и поклоняющимися и  воздающими Богу хвалу с предстоянием. Какими же нам подобает быть, сподобившимся с ангелами служить и предстоять невидимому Богу, от Него же ожидаем должного воздаяния”.

Таким образом, прп. Феодосий обосновывает и вводит важнейшую византийскую концепцию “божественного”, “богодухновенного”, “ангелогласного” церковного пения, являющегося отражением божественных небесных песнопений. Назначение божественных гимнов — привести душу к покаянию, к гармонии, к примирению с Богом. Потому прп. игумен и наставляет иноков в одном из своих поучений со страхом участвовать в богослужении: “На божественное пение приходя со страхом, стоим до отпуста иереева, низко приклоняя при этом главу, а ум возводя горе, внемля пению и чтению”.

Вообще, уподобление и подражание ангелам, достижение их красоты и совершенства формулируется св. Феодосием как одна из насущных задач иноков.

Для прп. Феодосия прекрасна красота чистой души, покаянных слез, красив монастырь, построенный на иноческих слезах, а не на княжеские деньги. Да и сам преподобный служит источником духовной красоты и наслаждения: многие приходят к святому старцу дабы насытиться “от него божественных словес”. Главное же духовное наслаждение ожидает человека после смерти, когда он в сонме праведных приобщится к “их неизреченным небесным красотам” неиссякаемой пищи духовной, когда, по словам прп. Феодосия, мы войдем в божественный покой и “неизглаголанной радости  насытимся”.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me