Православные храмы

Вознесенская церковь на Демеевке

Приходской храм Демеевки (Голосеевский проспект, 54). Пригородное…

Храм святителей Кирилла и Афанасия Александрийских (Кирилловская церковь на Куреневке)

Выдающийся памятник архитектуры и живописи ХII—ХIХ вв. Один из…

Храм Феодоровской иконы Божией Матери (в НИИ нейрохирургии АМН)

С 1998 г. в НИИ нейрохирургии АМН совершалось чтение акафиста перед…

Публикации

Литургия на фундаментах Десятинной церкви

В 2007 году Десятинной церкви исполнилось 1011 лет. За свою долгую историю храм…

“Не собирайте себе сокровищ на земле...” Преподобный Досифей Благоговейный

Преподобный Досифей (в миру Димитрий Колченков) родился в с. Снагости Курской…

Сегодня, за политическими и экономическими потрясениями, охватившими Россию, мы чаще всего видим опасность с Запада, исходящую от США, объединенной Европы и расширяющегося НАТО, и при этом почти не замечаем  серьезной духовной экспансии, распространяющейся по всему миру с Востока.

Рдной из форм активного влияния “восточной духовности”, существенно отличающейся от западной и коренным образом от Православия, стали восточные боевые искусства. В Китае их называют – ушу, а в Японии –

кэмпо. Несмотря на различия стилей и школ (а их толькко в Китае несколько тысяч) все они несут в себе специфику восточного традиционного мировоззрения и строятся на общих мистических, психофизических, этических и филосфских принципах.

Следует заметить, что ушу – до сегодняшнего дня – остается одним из самых загадочных и труднодоступных для изучения социальных явлений жизни народов Востока. Как пишет известный исследователь культуры Китая В. Малявин: “В ушу есть неподдельная тайна”.

Напомним, что, несмотря на кажущуюся открытость этого явления – множество книг, методических пособий, фильмов – подлинных знатоков внутренней сущности ушу не так уж много. Ушу не торопится раскрывать свои тайны. Даже в Китае, где боевыми искусствами занимаются (по данным официальной китайской печати), более трехсот пятидесдяти миллионов человек, из почти полуторамиллиардного населения этой страны, считается, что тех, кто постиг истинное содержание ушу, – единицы. Для остальных – это лишь форма приобщения к древней традиции, методика и техника боя, средство оздоровления организма и повышения устойчивости психики.

Что же скрывается за столь привлекательной и яркой формой физических упражнений, более всего напоминающих пластический контур танца? Что влечет к нему миллионы последователей традиции восточных единоборств: ушу, дзюдо, каратэ, тэквондо. В Росси, по предварительным оценкам, уже сейчас восточными боевыми искусствами занимаются около восьмисот тысяч человек. В городских школах, в институтах и университетах, при бывших домах пионеров и клубах вы обязательно найдете группы, занимающиеся ушу, которые практически подменили собой все занятия физкультурой и спортом.

Советские зрители впервые увидели некоторые формы ушу в фильме “Гений дзюдо” (1964 г.). В этой картине поражали не только отточенное мастерство и неуязвимость главного героя – дзюдоиста, но и необычные способности его противника – безумного каратиста, который легко взбегал на стены и крышу дома, ребром ладони ломал кирпичи и срубал толстенные сосульки. Отрицательный герой несомненно завораживал зрителя своим необъяснимым “талантом”. Самого “гения лзюдо” в фильме играл известный японский актер – Тосиро Мифуне. Этот артист стал любимым исполнителем ролей в фильмах всемирно призванного режиссера Акиро Куросавы, который, кстати, начинал свою творческую деятельность постановкой в 1943 г. Художественного фильма “Сугата Сансиро” о развитии дзюдо в Японии в конце XIX в. В 1954 г. Он снял продолжение имевшей большой успех картины, а уже в середине 60-х гг. ”Гений дзюдо” вместе с “Великолепной семеркой” американского режиссера Дж. Стерджеса стали одними из самых популярных у молодежи зарубежных фильмов. Но, наверное, даже сейчас мало кто знает о том, что и “великолепная семерка” являлась лишь переработкой  для Голливуда сценария фильма Куросавы “Семь самураев”, получившего премию “Оскар еще в 1955 г.

Так киноматограф начал успешную пропаганду восточных боевых искусств по всему миру. Сегодня число фильмов об ушу исчесляется сотнями, а само это понятие прочно вошло в нашу жизнь. Влияние ушу сказывается не только в области культуры и спорта, но и в духовной области.

До начала 80-х гг. Об ушу у нас знали очень мало. Тех, кто владел джиу-джитсу, стилем восточной борьбы, появившимся в Европе и Америке в начале века, оставались единицы. Отголоском ушу стал, разработанный у нас еще в 30-е гг. И быстро завоевавший популярность, стиль, называемый “самбо” (самооборона без оружия). Он был очень эффективен, и многие мальчишки предпочитали его боксу и борьбе. Но и те, кто занимался им, чаще всего даже не подозревали о происхождении этого “вида спорта”.

Так что же такое ушу? Если мы спросили об этом любого прохожего, то он наверняка ответит: “Ушу – это эффективная система драки и оздоровления организма”. И такой ответ будет верным, если вспомнить тот образ, который формировался на протяжении ряда лет современными кинематографом и литературой.

Герои картин, в которых участвуют Брюс Ли, Джекки Чан, Чак Норис, Ж.–К.Ван Дам, Стивен Сигал – это обаятельные, благородные и бескорыстные защитники справедливости, супермены, выходящие победителями из самых опасных схваток. То, что при этом ломаются кости противников, срубаются головы, выкалываются пальцем глаза, вырываются из тела куски мяса, как бы не замечается. Представления массового зрителя и читателя во многом мистифицированы создателями книг и картин, которые сами попались на “восточную приманку”. Так, порою неосознанно, западные авторы стали участниками грандиозной мистификации нашего века. Если же мы посмотрим в корень этого явления, то поймем, что ушу совсем не то, чем его представляют.

Разберем сначала историю, а потом и сущность боевых искусств Китая, которые являются первоистоком для всех восточных школ.

Обычно традицию ушу ведут с незапамятныъ времен: от персонажей китайских мифов – Хуанди, Фуси, Шеньнуна. От прославленных полководцев – императоров – Цинь Шихуана, Лю Баня, Суннского Тайцуна, Юэ Фэя. От народных героев – Сунь Цзяня, Лиинь Чуня и др. Самые популлярные теории происхождения ушу видят его истоки в иззвестных религиозных деятелях даосскобуддистской традиции – Лао Цзы, Чжан Саньфене. Создание некоторых стилей прямо приписывается известным персонажам китайской культуры. Считается, что Конфуций “изобрел” стиль кунменцюань. Сунь У – суньбиньцюань. Поэт Ли Бо “сочинил” – цзюйцюань, а его собрат по перу Су Ши – цзянцюань.

Самым известным “основателем” ушу традиционно считается Бодхидхарма – известный индийский проповедник (VI в.),  пришедший в монастырь Шшаолинь, чтобы передать китайцам новое буддистское учение о дхарме (кит. – чань, японск. – дзэн).

Но последние исторические исследования убедительно доказывают, что все это – миф. Даже Бохидхарма не только не был основателем шаолиньского ушу, но скорее всего, никогда не бывал в этом монастыре. Подвергается сомнению и его роль в передаче традиции дхармы – чань – в Китае. Эти мифические представления возникли не раньше ЧСШШ в. И были вызваны широким распространением ушу и перенесения на них внутренней сакрально-религиозной традиции. Боевые искусства вобрали в себя множество внешне различных философских доктрин, использовали понятия конфуцианства и даосизма, буддизма и легизма. В системе психофизического воспитания бойцов применялись воинские приемы, медитативная практика, таолу – комплексы упражнений, восходящие к риттуальным танцм, посвящения с магической атрибутикой, алхимические методики укрепления тела, цигун, – работа с энергиями и трансовые техники, близкие шшаманству.

Каждая религиозная или философская школа Китая привносила в занятия ушу определенную систему воззрений, которые как каркас охватывали все строение и придавали ему устойчивость.

Подлинной же сущностью всех направлений и стилей ушу стало общение с запредельным для человека миром. Не случайно в основе ушу, как и все духовной культуры Китая, лежит стремление к дао – единому первоначалу, безличному и бесформенному, безучастному к судьбам людей. В трактатах китайских мастеров часто можно встретить фразу: “Ушу это искусство дао”. Ддаошу – “искусством дао” – в Китае называли различные явления. “В древности, – как пишет А. Маслов, – это были магические действия шаманов и даосская практика изготовления “пилюли бессмертия”. Позже к искусству дао” были причислены каллиграфия, храмовая архитектура, живопись, поэзия, создание миниаьюрных садов, все чаньские искусства. В этом же ряду стояло и ушу, завершая композицию китайских традиционных искусств: различных дорог, ведущих к единой цели – самореализации человека”.

На рубеже XVII-XVIII вв. Ушу стало религиозной формой передачи мистического знания. Боевая и оздоровительная функции являются вторичными по отношению к мистическому стержню общения и единения с космосом, с духами.

В китайской традиции никогда не было четкого разграничения и предпоочтения противоположностей. Свет ддополнялся тьмой, добро – злом, усилие – податливостью, твердое – мягким. Противоположности считались изначально присущими миру. Дао – единое – порождало инь – темное, податливое, и ян – светлое, активное, которые составляли тайцзи – великий предел. Тайцзицюань – стиль Кулака великого предела – сегодня известен по всему миру. Он входит в группу “внутренних школ”, использующих не внешнюю физическую силу, но первоэнергию – ци, которая пронизывает не только материальный, но и духовный мир. Все стили ушу опираются на оббщие принципы: человек должен войти в такое тесное общение с миром, что буквально “напитывается” энергией, которую может концентрироватьь, а потом использовать. Эта практика лежит в основе всех мистических систем Востока: йоги, ушу, суффийских и каббалистических практик.

От занимающихся боевыми искусствами требовалось, чтобы они ощутили и сумели воплотить “форму бесформенного”, т.е. духовного – в материальном. Полученные в сношениях с запредельным миром тайные знания и энергии адепт ушу использовал в своих целях.

Кстати, рассказы о благородстве мастеров ушу оказываются также сильно преувеличенными. Если мы обратимся к классическому китайскому эпическому роману “Речные заводи”, события которого относятся к XII в., то поймем, что мастерами ушу были, в основном, самые обычные разбойники. Для них считалось доблестью: обмануть, убить, ограбить, изнасиловать, напиться и учинить мятеж, при котором погибнут сотни людей. Среди этих “мастеров” было немало и монахов, как буддистов, так и даосов. Со времен событий “Речных заводей” прошла почти тысяча лет, но о “благородстве”, в нашем понимании, мастеров ушу можно говорить только с большой натяжкой. Они обуреваемы теми же страстями, что и остальные люди, но стараются найти им оправдание в запредельном, сверхчеловеческом состоянии своего сознания. Хотя и для них существует несколько запретов. Они не должны нарушать интересов клана, школы ушу, тайного или официального общества, к которому принадлежат. Есть среди них и такие, кто достиг полного внешнего бесстрастия. В них не заметно заботы о пище или о деньгах. Они равнодушны к мирским усладам. Все эти страсти поглотила в них сильнейшая – гордость. Они постоянно ощущают свое превосходство над остальными людьми. Тщестлавие и гордость, которые часто прикрываются внешним бесстрастием, отличительная черта всех мастеров ушу. Соперничество идет не только на индивидуальном уровне, но и на уровне школ, стилей и видов ушу.

Занятия ушу действительно раскрывают необычные свойства в человеке: невоосприимчивость к боли, предвидение, огромную силу, способность психического воздействия на людей, знание и практическое использование которое позволяет “включать” и “отключать” определенные органы в организме человека, и даже вызвать смерть. Китайское сознание всегда прагматично. Все эти способности служат одной цели: утверждению человека в этом мире, его практическим потребностям, т.е. тому, что апостол Иоанн Богослов называл похоть плоти, похоть очей и гордость житейская (1 Ин. II, 16).

Не отказ от мирских благ, но предельное их использование ставилось целью в практике ушу. На уровне мастера и мораль отступала в сторону, потому что в человеке уже не было ничего человеческого. Он становился орудием дао – духовных сил. Его личность, раздавленная гордыней, оказывалась игрушкой в руках этих сил. Часто, заложенная в ушу разрушительная сила, вырывалась наружу, как это произошло во время “Боксерского восстания” ихэтуаней в Китае 1898–1901 гг., когда сотни тысяч одержимых бойцов сокрушали все на своем пути. Бывают случаи одержимости и у современных адептов ушу.

Есть некоторые понятия, которые совершенно противоположны ушу. Это основные христианские нравственные ценности: смирение и любовь в смирении. Попробуйте мастеру ушу посоветовать по евангельской заповеди “любить врагов своих”. В лучшем случае он воспримет это как шутку. Попробуйте указать ему на необходимость страдания для восстановления падшей природы человека и на сознание человеком своей немощи и рождающегося от этого смирения. Тут вы встретите глухую стену непонимания.

Какое смирение может быть у человека, объединившегося с первоосновой мира – с дао? Какое страдание у того, кто обладает всем миром? Вы можете вызвать у него только сочувствие, как у сверхчеловека, к тем, кто ползает в грязи. Мастер всегда уверен – я не такой, как все. И всего он достигает собственным усилием воли. Такому человеку просто не нужен Бог, он сам занял Его место. Где нет смирения, там не может быть и подлинной любви. Не случайно в ушу никогда не говорится о любви, но о “сексуальной практике”, которая также служит укреплению силы.

В Россию после фактического открытия границ хлынуло много нового. И хорошего, и плохого. Необходимо отличать полезное от вредного.

То, что традиционно присуще другим культурам, может оказаться совсем чуждым России. Как писал апостол Павел: Все мне позволительно, но не все полезно, все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною (1 Кор. VI, 12). А ушу, как это становится ясно, стремится именно к такому обладанию человеком. Как убедительно доказывают работы А. Маслова, В. Малявина, А. Юркевича и других, ушу являются в первую очередь традиционной восточной ритуально-мистической практикой, глубоко чуждой Православию. Культурный, боевой, оздоровительный аспект ушу  – лишь внешнее проявление этой мистической основы.

В этом можно было убедиться на примере того посвящения в шаолиньскую традицию российских мастеров и детей, которое, как мы уже упоминали, произошло недавно в Москве. Все посвящаемые должны были приложить курительные палочки к “третьему глазу” (глазу Шивы в индийской традиции), который расположен в центре лба, потом пасть ниц и проползти к столу, на котором стояло изображение Будды, выражая покорность основателю буддизма, и учителю – Дэ Цяню – настоятелю Шаолиньского монастыря, который читал в это время мантры (молитвы). Затем каждый новый посвященный получал китайское имя и повторял обязательства нести дальше шаолиньскую традицию ушу. Этот обряд был чисто религиозно-мистической практикой. Человек, незаметно для себя отреркался от христианской традиции и переходил во власть иных сил, которые мы не можем иначе назвать, как “падшими духами” – демонами. Не случайно родители детей, получивших посвящение, рассказывали, что все ребята вернулись домой совершенно обессиленными, как будто лишенными энергии, легли в кровать и сразу уснули.

Еще раз подчеркнем, что не все экзотическое и привлекательное полезно для русского человека, единственным нетленным богатством которого является вера Православная, удержання в чистоте от времен апостольских и хранящая нас в этой и будущей жизни.

Кто-то может задать вопрос: что же, не заниматься борьбой, не развивать в детях силу и ловкость, умение защитить себя и ближнихх, свою Родину? На этом можно ответить: заниматься, конечно же, не возбраняется, но с осмотрительностью, чтобы не повредить своей душе, не увлечься “восточной” или псевдо-русской языческой “духовностью”. Как предупреждал Спаситель: Не будьте беспечны, но берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение (Лк. XXI, 8).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me