Православные храмы

Храм святителя Николая Мирликийского (на водах)

Инициатива строительства уникального храма на Днепре принадлежала…

Храм Державной иконы Божией Матери (на Южной Борщаговке)

Открыт в 2012 году. Храм находится в арендованной комнате на втором…

Храм Рождества Христова и храм в честь Всех святых, в земле русской просиявших, на Сырце

По инициативе и с помощью прихожан храма святителя Михаила, первого…

Публикации

Свято-Троицкий Корецкий монастырь: традиция духовной преемственности

Свято-Троицкий Воскресенский Корецкий ставропигиальный женский монастырь — одна…

“Днесь спасения нашего главизна...”

Почитание Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы, несомненно, имело место…

Радость всей вселенной

Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии — один из…

Есть на ул. Терещенковской, в самом центре Киева, маленькая тихая гавань для тех, кто, устав от глупой суеты сует, тяготиться ею, бежит от нее, ищет истинной жизни, истинной радости и истинной красоты – это Центр православной книги.

Даже если я не намереваюсь ничего купить в Центре православной книги, проходя мимо него по своим делам, почти всегда заглядываю в тесный подвальчик. Там звучит церковная музыка, перед образами горит лампадка, покупатели тихо пересматривают книги на полках, с трудом делая выбор, потому что сердцу дорого все, что там можно приобрести. Заходя туда, я каждый раз предполагаю какую-нибудь интересную встречу. И, благодаря одной подобной встрече, появилась эта публикация

Познакомился я там с рабом Божиим А. Родился А. в Х-й области. Со временем они с матерью переехали в Казахстан, где мать устроилась на промышленное производство (бурение), потому что там хорошо платили. Отец их бросил, когда А. был еще младенцем. Появился отчим, который потом тоже ушел. Впервые с анашой А. "познакомился" в тринадцать лет. После одной папиросы он в автобусе "отключился" и "наматывал" круги по маршруту до 24.00. Как говорит А., это была не эйфория, а состояние совершенной тупости. Дальше разрушительная сила наркотика открывалась для А. по мере его свободного согласия стать рабом лукавого зелья. Иногда обострялась чувственность, появлялось беспричинное, глупое веселье, которое быстро сменялось депрессией и озлобленностью, жаждой новой сладенькой подачки. Общаясь со знакомыми-наркоманами, быстро втянулся и сам. Думал, как и большинство экспериментаторов, только попробовать, а потом бросить. Зависимость пришла очень быстро и совершенно неожиданно. Дозировка постепенно, но неуклонно росла, т. к. рос и хищный наркотический голод.

Мама стала догадываться о беде своего сына, наказала А. Он ушел на две недели из дома. Имея достаточный опыт наркомана, А. даже не задумывался, насколько это серьезно, хотя разрушительное действие травки со временем становилось вполне очевидным.

В 1989 г. мама погибла на заводе. Из Х. в Казахстан приехали родственники похоронить мать, а его, подростка, увезли обратно в Х. После школы А. поступил в театральное училище, которое и окончил. К этому времени папиросы с травкой уже не интересовали А. – он стал постоянно колоться, стал поставщиком сырья для своих друзей, в основном маковой соломки. Впрочем, это не был наркобизнес, так как те, кто им занимается, наркотиков не употребляют. А. с друзьями готовили сладкую отраву только для себя. Но вот прошло уже шесть лет, как А. перестал употреблять наркотик…

О. Х. – Пытался ли кто-то кроме матери тебя удержать, когда ты стал употреблять траву?

А. – Никто. Всем – параллельно, всем – безразлично, потому что это была моя жизнь, мое существование.

О. Х. – Были ли у тебя какие-нибудь вразумления свыше?

А. – Да. И не раз. Поэтому я сейчас и сижу перед тобой.

... Это можно сравнить со сном, хотя это был и не сон. Тогда я кололся. Чувствую: лечу я через свет все глубже, глубже во тьму, а там дом. Мне казалось, что это душа моя оставила тело. Внутри дома – сумрак. Везде обнаженные люди, но они все мертвые, тухлые, смрад такой везде. Я подхожу к одному человеку, который сидел на железной кровати без матраца, спрашиваю его: "Что это случилось?" Он отвечает: "Мы все здесь давным-давно уже мертвые". Спрашиваю дальше: "А почему тот человек в петле висит, падает и опять в петлю лезет?" А тот, что на кровати, отвечает: "Да ему еще долго так вешаться, он опять упадет и опять повесится..." Много там было боли и тоски поистине смертельной. Скажу еще только об одной муке. Стоит молодой парень, а все его тело пронизывают какие-то живые, снующие сквозь его плоть иглы. Выползают из глаза и вгрызаются в нос. И так непрестанно... Спрашиваю, указывая на страдальца: "Почему это с ним случилось?" А мне один отвечает: "Хотел он вечного кайфа, вот ему теперь и вечный кайф...". Видеть это для меня было равнозначно ощутить, прочувствовать самому. Затем мою душу как бы вновь всосало в тело. Я очнулся не то, что, как говорят, в холодном поту, это было нечто большее. Так Господь показал мне участь, которую я себе готовил под "заботливым руководством" сатаны. Являлся мне сатана и во сне и более явно, выказывая свою гордость перед Господом, кичась множеством загубленных душ, претендуя на власть и над моей несчастной душой. Приходил он, чтобы запугать меня своей властью над людьми, которые предавались греху. Подобную ему мерзость не увидишь даже в самых отвратительных фильмах ужасов. Показывал падший ангел и то, как он ловко умеет менять маски и притвориться добрым и милым человеком.

О. Х. – А ты помнишь свою первую ломку?

А. – Когда начиналась, то чувствовал, что ноги отрываются, голова и тело разлетаются в разные стороны. То сжимало, то разжимало, то разрывало на части. Однажды думал, что это – конец, что до наркодиспансера не дойду. Я действительно не дошел. Я дошел до церкви и стал просить Бога о помощи. После молитвы немного отлегло, пошел бродить по городу как в полусне. Потом с "дружеской" помощью опять укололся, и опять была ломка. Я не отчаивался, но опять стал молиться. Просил Святую Троицу, чтобы Дух Святой помог мне освободиться из наркотического рабства. Я даже просил понести наказание за грехи всех своих родных и погибшей матери, только чтобы Господь освободил меня из ада, который тогда меня уже почти поглотил. О Божестве Троицы я узнал сразу после смерти матери из Священного Писания. Крестили меня в пять лет. По вечерам я нередко видел, как мама молилась перед образами.

О. Х. – С 1993 г. ты стал прибегать к Божьей помощи и решил наркотики оставить вовсе.

А. – Да, решил оставить. Но падал в эту бездну еще не раз... Каялся, и Господь вытаскивал меня снова. Уже шесть лет я не употребляю никаких наркотиков, но тяга к ним не прошла. Я много курю. Не отказываюсь и от спиртного, когда предлагают. Очень тяжело сидеть на одном месте или стоять, тело нуждается в движении, так как оно слишком еще отравлено грехом и ядом. Три года назад мне подсунули папиросу с травкой. Я не сразу это понял, но после третьей затяжки потерял сознание. А не так давно в троллейбусе подходит ко мне незнакомый обколотый парень, говорит: "Братишка, не знаешь, где достать ширки чёрной, раскумаримся… " Видно узнал во мне "бывшего".

О. Х. – Когда ты, уповая на Господа, решил освободиться от наркотического рабства, ты решился оставить и родной город, чтобы избежать старых знакомых. Ты перебрался в Киев, где у тебя не было ни родных, ни друзей, ни работы, ни жилья. Ты пошел на это...

А. – Да…Надо же к чему-нибудь стремиться, что-то делать в жизни. Господь меня не оставлял. Кто кусок хлеба даст, кто пятерку. Находил поденную работу, помогал при монастыре. Полтора месяца я провел в Свято-Покровском монастыре в Голосееве, но духовной нагрузки не выдержал. Мир опять стал меня звать, тянуть, затягивать в свою сладенькую грязь. Я заметил, что в монастыре хорошо душа очищается: работа, молитва, трапеза, сон – всё, раз в день только самолет над головой пролетит.

О. Х. – Так из монастыря ты снова вернулся к мирской суете ради самой суеты и романтических мыльных пузырей?

А. – Да, я поддался тогда этому искушению. Но я верю, что всё поправится с помощью Божией.

О. Х. – А где тебе приходится жить?

А. – Где приходится, там и живу. Есть деньги – в дешевом отеле, пять гривен в сутки, нет – сам понимаешь, где угодно: и в бойлерной, и в подвале…

О. Х. – Как ты думаешь, можно ли надеяться на то, что попробовав ради интереса наркотик один-два раза при желании можно остановиться?

А. – Нет, это абсурд. Чтобы разжать лапы наркотического демона, овладевшего душой, нужны сверхчеловеческие усилия. А если нужны сверхчеловеческие усилия, то однозначно избавиться от зависимости можно только с Божьей помощью, только так. На свои силы я совсем не могу надеяться. Как и всякий "бывший" наркоман я прекрасно знаю, что наркотическая жажда даже через шесть лет вновь может вспыхнуть.

О. Х. – А что бы ты сказал тем, кто первый раз хочет затянуться или уколоться?

А. – Может случиться такое, что обратной дороги не будет, или СПИД или передозировка, или просто скончаешься во сне. Или же убьют за два миллиграмма ширки (наркотика). За один куб ширки черной или героина можно лишиться всего. Люди прощаются с любимыми и близкими, проматывают все свои средства. И всё из-за этого белого, черного; стоит только начать... Дай Бог, чтобы у наркомана нашлась обратная дорога к человеческой жизни, но гарантии такой нет. Её не может дать никто, ни я, ни самый лучший в мире нарколог. Тем же, кто по милости Божией слез с иглы, нужно помнить, что наркотик умеет ждать, что через месяц, год, три года спокойствия наркотическая жажда может вспыхнуть с чрезвычайной ненасытностью. И этот тайм-аут дается для того, чтобы прийти в себя и всеми силами ухватиться за протянутую руку божественного милосердия. Наркотик – это, наверное, даже хуже атомного оружия, хуже всякого психотропного. Когда наркотический дух входит в человека, человек превращается в раба этого духа, в биоробота, в машину, которая не может существовать без бензина. В поисках новой дозы человек теряет и разум, и волю, выносит из квартиры все: от кожаной куртки до телевизора и сантехники. И все ради того, чтобы избежать очередной ломки. Многие родители, опасаясь такого разорения, сами покупают деткам наркотик. Ведая или не ведая помогают своему чаду умереть. Сколько у меня было таких знакомых. Звоню по телефону, говорю: "Позовите Лену к телефону", -- а мне отвечают: "А её уже нет", – и слезы... – "Всё, вчера вечером, передозировка". Передозировка – очень частый случай, всё от жадности. А одной девушке, которая была по-настоящему красива, после того, как она себя уколола в мышцу и у неё появился абсцесс, заражение тканей, так у неё полбедра гнилого мяса срезали.

О. Х. – А что бы ты сам хотел сказать тем, кто уже попал в наркотическую среду и обрёл зависимость?

А. – Я бы просто хотел предупредить, что если кому-нибудь когда-нибудь приснится ад, это всего лишь капля из этого моря вечного страдания отлучивших себя от Бога, всё на самом деле будет сложнее, намного хуже. Всецелая зависимость от наркотика уже здесь, на Земле, – это только начало, а там будет еще хуже. Там этот земной кайф превратится в страдания, осмыслить который нам просто невозможно, это надо либо прочувствовать, либо увидеть. Я думаю, один час в аду равен трёмстам лет страданий на Земле. Главное – осознать, в каком ты очутился болоте, помнить о тех живых иглах, которые в аду будут пронизывать каждую твою частичку. "Вечный кайф" на Земле обернется вечными муками в аду. Освободиться из этого ада, пока ты еще жив – можно. Но только с помощью Господа и путём, который Он дал. Если ты вверяешь себя Богу, то Он тебя не оставит в беде.

О. Х. – Почему ты стал искать Божественной помощи именно в Православной Церкви, ведь кроме неё сейчас существует множество сект.

А. – Да, я знаю, и я их посещал в качестве наблюдателя. Прости, но я видел там просто сатанинское сборище, понимаешь? Это насосы финансов. Когда я однажды, видя обалдевшую рожу одного их старосты, спросил у него: "Ты что, колешься?" – Он мне ответил: "Понимаешь, меня Дух Святой спас, и Он на меня так сейчас действует, что это даже лучше всякого наркотика". А другой, рядом с ним, алкоголем разит от него, только что покурил, жвачку в рот закинул и потом идет проповедовать. И говорят, что там много бывших наркоманов. Но бывших наркоманов почти не бывает. Наркотик умеет ждать. В секте "бывшие" находят разрушительный кайф, подобный наркотическому и подобную наркотической зависимость, благодаря изощрённым сектантским психотехнологиям. Этого они ищут, это они и получают. Я изучал этих людей. Не видеть той подделки, которую вместо Бога люди находят в сектах, могут лишь те, которые перестают отличать реальность от сказки. Предводители сект нередко лишают неофитов квартир, которые превращают потом в офисы. Даже могут давать наркотики... Я не знаю, какие методы используют в СБУ для подчинения себе людей, в секте же используют, как я это называю, психологическое воздействие по четвертой ступени: проповедь снимают на видеокамеру, потом где-то в офисе эту информацию обрабатывают, изучают как те или иные элементы проповеди воздействуют на людей.

О. Х. – А откуда ты узнал об этой технологии?

(После смущения и отговорок, искренне опасаясь расправы) А. продолжил:

-- Понимаешь, это настолько серьёзная вещь, чтобы это писать... В Библии сказано: не посещайте сборищ сатанинских. В некоторых сектах бывает так: соберется в зале человек триста. Двадцать человек якобы всерьёз молятся – кричат, глаза закрыты, руки подняты и т. п. Им кажется, что они беседуют с Господом. Но с кем они общаются в таком состоянии? Сам понимаешь... Другие, человек пятьдесят, пришли для того, чтобы прощупать, чем здесь пахнет, какие здесь водятся финансы. Еще какая то часть – это группа поддержки, своя служба безопасности, следующая часть с корзинами ходит, собирают деньги. Остаток людей – это те, кто доверился своим руководителям, и те достаточно обеспеченные люди, которые могут дать пятьдесят или сто гривен – т. е. их десятину. Специальная служба следит за сбором этих взносов, кто сколько положит в корзину. Потом к самым щедрым, как я не раз замечал, подходит человек с Библией. Так происходит и на улице. Они обычно наблюдают, как человек одет, какие курит сигареты... И к тем, кто полезен для секты, подходят, открывают Библию, начинают толковать и прочее.

О. Х. – Но ведь среди сектантов есть люди действительно искренне заблуждающиеся?

А. – Да, есть, и с такими я пытался разговаривать...

Продолжать беседу А. был уже не в силах. Ведь в значительной мере он пережил в беседе со мной всё то, о чём согласился рассказать, надеясь, что его горький опыт остановит хотя бы кого-нибудь на краю пропасти, поистине бездонной.

О. Х.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me